Языки

  • Русский
  • Українська

Великое дело блаженного Иеронима

Совсем недавно, 28 июня, мы праздновали день памяти блаженного Иеронима.
Чем прославился этот святой? Что известно о нем? Почему он блаженный?

 

«Блаженный» в данном случае – это почетный титул святого, а не обозначение «святости второй степени», в каком значении это слово обычно используется у католиков.

Блаженный рано почувствовал тягу к отшельничеству и монашеству. Половину жизни провёл на востоке и даже умер в Вифлееме.

В юности имел добрых друзей, пребывание с которыми укрепляло его стремление жить Небом и высотой.

Родился в христианской семье, но принял крещение уже во взрослом возрасте около 360 года. Учился у известного грамматика Элия Доната и проявил себя как человек большого ума, но не отвлеченно-философского, а нравственно-практического. То есть его больше волновал вопрос, как поступать в этом мире, чтоб внести в него свет.

В юности некоторое время жил разгульно, о чём в позднейшее время много сожалел и каялся.

Вместе со своим другом Руфином предпринял паломничество в Иерусалим, вместе они приняли монашество и много трудились, чтобы стать настоящими.

В 386 году Иероним остался в Вифлееме, где в течение 11 лет занимался переводом Библии на латинский язык. Часть книг он подправил, работая с еврейским оригиналом, некоторые перевел заново.

Хорошо знал языческую литературу и очень ценил сочинения римских авторов, особенно Цицерона. Даже имел видение, когда ему явился Христос и сказал: «Ты не христианин, ты – цицеронист». Однако и после этого Иероним продолжает изучать языческую литературу, хотя и старается отдать сердце Христу.

Этот случай многие читатели толкуют превратно, и потому он нуждается в особенном объяснении.

То, что Христос упрекнул блаженного Иеронима в увлечении Цицероном, означает не божественный запрет на чтение классики (либо на чтение Цицерона), но предупреждение Иерониму об опасности поставить Цицерона превыше всего остального. И это частный случай, а не общий закон. Тот же Августин после чтения Цицерона уверовал в Бога. А святой Амвросий Миланский создаёт свою книгу «Об обязанностях слуг Божиих» под несомненным влиянием цицероновского трактата «Об обязанностях», следуя ему текстуально близко.

Как-то автору этих строк пришлось слышать, как некий священник на проповеди сказал: «Нужна только Литургия, а всю мировую литературу можно сжечь – и ничего страшного не случится». Богословски это звучит нелепо, примерно как «Нужен только Бог, а всех людей и мир можно лишить бытия – и ничего страшного!».

Несомненно, что Бог – источник бытия и красоты. Но именно Он по любви призывает нас к жизни и благословляет умножать свет, созидать прежде не бывшую благодатную красоту. А, согласно паламитскому богословию, всякое людское дело, слово, мысль, книга, произведение, которых коснулась благодать, не умирает, но спасается и приходит в рай вместе со спасённым человеком…

Интересно, что во время своих путешествий Иероним слушал лекции еретика Апполинария, хотя и не знал, что он – еретик.

Апполинарий учил, что во Христе Бог Слово заменил душу человека Иисуса. Такое понимание в конце концов привело к монофизитству, ибо оно явно умаляло реальность человечества во Христе, отрицало его полноту, поскольку полнота человечества включает в себя и человеческую душу.

Православие отвечало, что невоспринятое не исцелено. Если Бог не соединил две природы во Христе, то и для нас встреча с Богом невозможна и нет спасения, так как спастись – это соединиться с Богом.

Однако чистой душе Иеронима не повредило общение с еретиком. Иероним слушал лекции Апполинария, но понимал как человек православный или, вернее, извлекал из них то, что не противоречило церковному учению, отбрасывая всё остальное. То есть чистому всё чисто. Иероним  слушал то, что ему казалось полезным.

От еретика он усвоил философский подход к осмыслению проблем. Для нас это означает, что чему-то полезному мы можем научиться у любого человека, который может нас научить. Важно только не увлекаться заблуждениями учителя, а брать то, что созвучно преданию, но ещё не было выражено такими точными словами.

И здесь, по сути, блаженный закладывает основание отношения христианского студента к преподавателям – брать от всякого учителя только то, что созвучно Духу, не обращая внимания на ложные концепции и предположения своих профессоров.

Богословские споры Востока казались Иерониму непонятными и раздражали его. Особенно он не любил таких споров среди монахов. Это, конечно, не означало, что Иероним не ценил богословскую мысль: он считал, что монаху следует приобретать опытное познание Бога, которое потом должно быть облечено в слова, а вовсе не щеголять философскими категориями, за которыми нет никакого личного опыта Встречи…

Блаженный известен как толкователь писания и переводчик Библии на латынь. Его перевод получил название «Вульгата» и много веков считался на западе самым верным.

Перевод Иероним осуществлял в Риме по просьбе Папы Дамасия. В Риме блаженному жилось не просто, так как его многие не любили за острый язык и резкость высказываний. Но Иероним всегда умел защитить свое дело, не стесняясь поставить на место любого умника, осмеливавшегося критиковать красоту его труда.

К слову, отцы (блаженный Иероним, святитель Григорий Богослов) защищали от обидчиков своё литературное наследие, ведь святые ощущали благодатность вышедшего из-под их пера, богодохновенную верность мысли и чувства. Защищая свои писания, они защищали предание Церкви, защищали звучащий через них на земле голос Святого Духа. Потому-то Иероним и не стесняется в выражениях насмехаясь над всевозможными умниками и формалистами своей эпохи.

Отношение святого к женщинам

Иеронима поддерживали благочестивые девушки, которые часто приходили к нему, готовили еду, помогали, общались. Конечно же, всё это давало повод завистникам блаженного обвинять его в тайном распутстве. Однако Иероним относился к этим девушкам как к сёстрам. Но такое отношение было непонятно тем, кто был христианином только по имени и всё мерил по своей похоти.

Иоанн Сан-Францисский (Шаховской) говорил, что есть такое служение – служение тем, кто служит Богу. Обычно такое служение несут девушки. Так повелось со времён Христа. Как Христу и апостолам помогали добрые девушки, так и всем служителям Божиим девушки помогают. Иначе служители не выживут – им ведь часто нечего есть и негде жить. Они живут ради Бога, но кто-то должен им помочь выжить в мире. Это и есть девушки.

Известно, что по отношению к девушкам Иероним отличался самыми чистыми намерениями, которые не омрачались тайной похотью. Однако когда блаженный удалился в пустыню, его стали одолевать блудные чувства к девушкам, ранее ему помогавшим, хотя рядом их больше не было. Из этого факта Игнатий Брянчанинов делает поспешный вывод, что монаху лучше вообще избегать общения с девушками, так как оно в любом случае вредит устроению души. Однако сам Иероним такого вывода не делает и никому общения с девушками не запрещает. Он считает, что борьба со страстью не должна препятствовать общению.

Известны и другие отцы, которые окружали себя девушками. Таков был Иоанн Златоуст. А монахи православной Ирландии вообще селились вместе с монахинями, потому что точно знали о реальности духовного общения с противоположным полом. Многие современные старцы имели своими помощницами и келейницами именно женщин. Например, святой Илья Макеевский, которого постоянно сопровождали четыре женщины. Они его кормили и содержали, а он учил их духовной жизни. Святой Илья не имел собственного дома и часто после службы не знал, куда ему идти. Он садился на лавочку у храма и молился. Тогда к нему на помощь и приходили женщины, бравшие на себя заботу о нём.

Всё это говорит о несомненной возможности духовного общения с противоположным полом. Здесь важно помнить слова святого Феофана Затворника, который говорит, что сочувствие, симпатия к противоположному полу вложены в нас Творцом и сами по себе не являются грехом. Грех начинается там, где начинается похоть. Именно с ней, а не с присутствием девушки рядом нужно бороться. Конечно, в некоторых случаях бывает полезно временное необщение. Например, если кто-то влюбится в кого-то или есть такая опасность, то необщение может помочь успокоиться и привести чувства в порядок.

Но само разделение человечества на два пола является благословением Господним и источником неисчерпаемого вдохновения. Так, мужчина способен вдохновлять и окрылять женщин духовно: идеями, настроем жизни, силой жить и создавать красоту. Известно, что женщина расцветает, когда она любима. Речь идёт не о плотской любви, которую может подарить только один муж. Речь идёт о духовном отношении, когда брат-христианин любит сестру-христианку и она черпает в этой его любви силы жить. Такова была дружба святой Анастасии Узорешительницы и святого мученика Хрисогона, которого Анастасия считала своим старшим братом и наставником. Таковы многие священники в отношении  своих прихожанок. И таковы вообще те христиане, которые живут по Духу. Все они любят множество людей и множество женщин-христианок. Конечно же, отношение христианина к христианке в таком случае полностью духовно, что, однако, не означает, что такое отношение может даться без испытаний. Несомненно, что в течение многолетней дружбы между христианином и христианкой иной раз случится так, что на них будут нападать страстные движения сердца. Но подлинная любовь поможет преодолеть всё это. Иоанн Златоуст говорит, что похоть бывает не от сильной любви, а от недостатка любви. Подлинная же духовная любовь сжигает движения похоти, как сильный огонь траву и бумагу.

Что же делает женщина для мужчины? Она своим присутствием и любовью, своей верой в мужчину вдохновляет его жить, творить, верить и служить Богу. И не только состоящая в браке женщина может вдохновлять своего мужа, но и женщина вообще способна вдохновить всех, кого любит духовно. Так, святая Елисавета Феодоровна вдохновляла великого князя Константина Романова писать стихи.

Мужчина может вдохновлять жить только в том случае, если он глубоко духовен и благодатен, то есть когда он, по выражению старца Паисия Афонского, имеет в себе блаженное молоко Духа Святого. А женщина вдохновляет, даже если она просто добрая и хоть немного расположенная к жертвенности.

Жизнь блаженного Иеронима есть ещё одно доказательство возможности духовной дружбы между мужчиной и женщиной, при условии, когда они стараются, чтобы для них не было «ни мужеского пола, ни женского, ибо все вы одно во Христе Иисусе». И то, что это высокое духовное отношение к противоположному полу даётся через борьбу, не отменяет того факта, что оно существует.

Письма блаженного Иеронима

Эпистолярное наследие блаженного представляет значительный интерес как для патролога, так и для ищущего истины человека.

В письмах Иероним доказывает возможность читать любой текст и брать из него то, что созвучно православию (письмо к Вигилянцию).

Он приводит примеры, когда пророк Моисей и апостолы заимствуют строки из творений язычников. Правильно подобранные заимствования только украшают текст (письмо к Магну).

Во Второзаконии (гл. 21) Иероним прочитал повеление Господа: у пленной жены нужно обрить голову и брови, обрезать все волосы и ногти на теле и тогда вступать с нею в брак. В этом блаженный видит намёк на то, что языческую мудрость можно брать только прежде очистив её от язычества.

Обращаясь к клирику, Иероним говорит: «Учи тому, чему сам учишь».

Обращаясь к епископам, он пишет: «Многие строят стены и ставят колонны церковные; белеет мрамор, потолки блестят золотом, алтарь украшен дорогими камнями, а о выборе служителей Христовых нет заботы».

Иероним понимал, что неправильное рукоположение – это рукоположение недуховного человека. Оно приносит большой вред Церкви. Блаженный много говорит о необходимости для священника жить чисто и светло.

Приведём его слова: «Избегай пиршеств вместе со светскими людьми, особенно с теми, которые надуты почестями. Стыдно, если у священника Христа распятого и бедного и даже питавшегося чужой пищей будут стоять при дверях ликторы консулов и воины, и судья провинции будет у тебя лучше обедать, чем во дворце. Если ты поддерживаешь подобные знакомства для того, чтобы ходатайствовать за бедных угнетенных, то знай, что светский судья скорее послушает клирика воздержанного, чем расточительного, более почтит твою святость, чем богатства» (письмо к Непоциану).

Иероним выступает за полное воздержание от спиртного: «Никогда от тебя не должно пахнуть вином» (письмо к Непоциану).

Блаженный говорит о единобрачии духовенства. В его время священники были женаты. То есть современная католическая традиция, основывающаяся на августиновском богословии брака, не есть древняя, но нововведенная (письмо к Непоциану).

В убеждении людей прийти к вере и разговорах на христианские темы блаженный советует приводить современные примеры. Это необходимо для того, чтобы древние обстоятельства чуда или святой жизни подвижника не показались слушателям сказкой: «Оставлю примеры древние, чтобы они не показались неверующим слишком баснословными» (письмо к Лете).

В раннем Средневековье только Иероним касается темы воспитания детей. Он советует  не позволять детям водить дружбу с «резвыми мальчиками», но учит страшиться огорчить любящего и любимого Христа. Девочек советует ограждать от плохих подруг (письмо к Лете). При этом он советует: если девочка тянется ко всему яркому, современному и классифицируемому родителями как не слишком полезному (мы бы сейчас сказали – хочет играть в компьютерные игры, пристрастна к странным игрушкам, нарядам, причёскам и так далее), то не нужно ей запрещать. Пусть она «наестся перепелов», говорит Иероним, подобно как древние иудеи в пустыне захотели не манну, а мяса, и Господь послал ветер, принесший множество перепелов. Иудеи же так объелись, что некоторые даже умерли. То есть Иероним советует быть рядом с ребёнком и, осторожно направляя его, переждать его нелепое увлечение, которое таким образом принесёт ему и нам меньше вреда.

Блаженный Иероним ценил дружбу и общение как небесный подарок: «Телесное отсутствие восполняется духовным общением» (письмо к Марцелле).
Блаженный Иероним много общался с христианками, они его поддерживали и любили, а он их благодарил и тоже любил. Блаженный не видел в этом никакого препятствия к спасению.

Сочувствовать противоположному полу и радоваться при виде противоположного пола не грешно. Грех начинается там, где появляется похоть.

Блаженный Иероним пишет: «Я был бы неразумен, если бы думал, что я в состоянии воздать тебе благодарность. Один Бог может воздать твоей святой душе то, чего она заслужила. Я же, недостойный, не мог никогда ни думать, ни желать, чтобы ты оказала мне такую любовь о Христе» (письмо к Азелле).

Те, кто не понимали Иеронима, обвиняли его в распутстве и связях с девушками, чего на самом деле не было. Он отвечал обидчикам, говоря, что они недуховные люди и не могут судить проявления духовной любви.

В своих письмах блаженный защищает своих любимых подруг от нападок. Приведём одно такое его высказывание: «Ты любишь мыться каждый день – другой такую опрятность считает грязью. Ты изрыгаешь рябчиков и превозносишь осетрину – я бобами наполняю свой желудок. Тебя увеселяет толпа скоморохов – меня плачущие, Павла и Мелания. Ты жаден на чужое – они своим пренебрегают. Ты утешаешься над сладкими винами – они пьют холодную воду еще с большей приятностью. Ты считаешь себя пропавшим, если в настоящую минуту ничего не имеешь, не поедаешь, не проглатываешь, – они желают будущего и уверены, что все сказанное в Писании – истина. Пусть будет тщетно и глупо верить в воскресение тел; что тебе до того? Нам, напротив, твоя жизнь не нравится. Ты считаешь таких людей несчастными, а мы тебя считаем несчастнейшим. Мы платим друг другу одинаковой монетой, а потому и кажемся друг другу безумствующими».

Блаженный резко выступает против богатства, говоря «нельзя быть одновременно богатым и добродетельным», так как человек должен всё раздавать и деньги ценить только за то, что их можно отдать (письмо к Павлину).

Однако раздающий не должен этим гордиться, следует раздавать по любви. Иероним пишет: «Не носи скромной одежды с надменным духом».

Он утверждал, что всякое место спасительно для человека, если он живёт по Богу: «Достойно похвалы не то, что был в Иерусалиме, а то, что хорошо жил в Иерусалиме».

И, наконец, блаженный Иероним против двойственности жизни, когда человек в храме ведёт себя как будто он добрый, а вне храма или когда его интересы задеты – по законам мира сего. Он, выступая против всякого лицемерия и сердечной неправды, пишет об этом, словно подытоживая свой труд: «Великое дело – не казаться, а быть христианином».

Артем Перлик

Опубликовано: пн, 02/07/2018 - 18:45

Статистика

Всего просмотров 82

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle