Языки

  • Русский
  • Українська

Святитель Филипп: Между молотом и наковальней ангельским перышком вверх

Содержимое

Святые отцы говорили, что жизнь православного христианина – это подвиг бескровного мученичества, своего рода испытание, в котором нам нужно выбирать между телесным и страстным царем нашей плоти и правдой Божией. В житии святителя Филиппа есть урок и для нашего времени, также наполненного опьяняющими ароматами идеологий, помноженных на развитие информационных технологий. 

Предисловие

Митрополит Вениамин (Федченков), который, кстати говоря, также оказывался между идеологическими молотом и наковальней белоэмигрантов и большевистской власти, в своем замечательном сочинении «Молитва Господня» написал следующие строки: «“Да приидет Царствие Твоеˮ. Таково второе прошение. Как мы видели, прежде всего мы желаем славы для Бога, чтобы Его имя прославлялось. А теперь мы молимся, чтобы Его Царство пришло к нам. Не говорим: “на землюˮ, чтобы кто не подумают, будто Царствие Божие — это есть благополучное житие на этой земле. Нет, эту мысль сначала же нужно решительно отвергнуть! Такое царство – совсем не Божие, а человеческое, земное. Между тем, некоторые именно так и склонны понимать “Царство Божиеˮ – как земное благоденствие, в какое включается и нравственное состояние общества: любовь, чистота, образованность, мир, экономическое довольство, отсутствие войн, повышение культуры и т. п.; значит, тогда не нужны будут ни суды, ни темницы, никакое иное наказание, потому что не за что будет и наказывать – все будут хороши! Будет царствие Божие на земле! Присоединится к этому и вера в Бога. Но это – совсем не Царство Божие. Это царство человеческое, земное, только – благополучное и благочестивое. Бог же, при таком понимании, будет лишь средством или устроителем такого блаженного общества, собственно, лишь орудием для нас, для нашей жизни на этой земле. Значит, не Бог является целью нашего стремления, и не Его общение с нами, как это видели мы в первом же призывании Небесного Бога Отца?.. Отсюда уже ясно, что такое царство – не Божие, а наше, человеческое, земное. И так веровали не только безрелигиозные люди, но и некоторые верующие, даже ученые священнослужители... Я знал таких лично. Один из них, например, говорил, что темниц-то не будет, но... публичные библиотеки останутся... Ему, как книжному человеку, они, конечно, были интересны, как иному – “хлеб насущныйˮ. Но такое понимание – никого не удовлетворит: ни искренне верующих, поскольку их вся жизнь сосредоточена в Боге, ни безрелигиозных людей, поскольку им Бог совсем не нужен, они и без Него надеются устроить это благо; и им Бог, вера в Него, даже мешает такому устройству, ибо раздваивает человека и притом смиряет его, тогда как для царства земного нужны люди “новыеˮ: гордые, уверенные, “сильныеˮ – как они думают. Нет, не это, конечно, разумел Господь Иисус Христос, когда повелевал молиться о Царствии Божием...»

Что же разумел Господь, когда повелевал молиться о Царствии Божием? Вот что: «Не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:20, 21).

Еще один интересный факт из Священного Писания…

Когда Спаситель насытил пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбками, Его захотели люди сделать земным царем, но Он, «узнав, что хотят придти, нечаянно взять Его и сделать царем, опять удалился на гору один» (Ин. 6:15).

Сегодня, во время идеологических информационных войн, когда экран телевизора зачастую источает виртуальный психотропный наркотик, делящий братьев и сестер по крови на «своих» и «чужих», нам, мне кажется, полезно вспомнить пример жития святителя Филиппа Московского, сумевшего пройти через «молот власти» и «наковальню телесных и душевных страданий» и подняться невесомым сияющим ангельским перышком вверх – ко Христу, не осквернив при этом свою душу, но, наоборот, осветив ею русскую непростую действительность XVI века, оказавшись в пьянящей удушливой атмосфере убийств и страха глотком свежего воздуха, став во тьме кровавых расправ опричнины свечой, освещающей верный путь.

Мальчик с душой монаха

Соловецкий монастырь

Возможно, по своему духовно-психологическому внутреннему укладу святитель Филипп Московский более всего походил на преподобного Антония Печерского. Он так же, как и киевский подвижник, стремился к монашескому отшельническому образу жизни в пустыньке и уединении, совершенствуя свою душу. Но Божьим Промыслом ему было уготовано оказаться в самой гуще державных и общественных событий и стать в этой сумятице да неразберихе внутренних и внешних воин Руси зажженным непоколебимым светильником, который освещает тьму и указывает, что есть истинное добро и настоящее зло.

Будущий святой родился в Москве в 1507 году в богатом и знатном роде бояр Колычевых. При крещении был наречен Феодором. Его отец готовил ему высокую державную и военную карьеру, но мальчик более склонялся к предпочтениям матери, которая была глубоко религиозным человеком и окончила свои дни инокиней Варсонофией. Святитель Филипп считался очень образованным для своего времени человеком. Но изучал он преимущественно Священное Писание и святоотеческую литературу. В отроческом возрасте к нему сильно по-дружески привязался юный княжич Иоанн, ставший впоследствии Грозным. Все это сулило Колычеву очень хороший старт для карьеры.

Но однажды в воскресный день 5 июня 1537 года он услышал на Божественной литургии евангельские слова «Никто не может работать двум господам» (Мф. 6:24) и воспринял их на свой адрес. После службы Филипп, не прощаясь с родными, тайно уходит из дому в одежде простолюдина. Молодой и никем не узнанный родовитый боярин приходит в Соловецкий монастырь, чтобы стать там послушником. Феодор в обители тяжело работал: колол дрова, копал землю, трудился на мельнице. Через полтора года игумен Алексий постригает его в иноки с именем Филипп. Новым послушанием постриженика становится кузня. Там он сочетает работу тяжелым молотом с деланием непрестанной молитвы. Позже его переводят в хлебню.

Инок Филипп в Соловецком монастыре. Фрагмент житийной иконы святителя Филиппа

Инок Филипп был всегда сугубым молитвенником. Первым приходил в храм, последним покидал его. За эту ревность по Господу он сподобился духовных видений – Пресвятая Богородица явила Филиппу-хлебнику свою милость и после в честь этого события даже был написан особый образ Пресвятой Богородицы «Хлебенный».

Вскоре инок усугубляет свой духовный подвиг. Он удаляется в пустынное уединение на Соловецком острове, которое позже получит название «Филиппова пустынь».

Подобная благочестивая жизнь не могла укрыться от братии. И вскоре по просьбе монахов новгородский архиепископ Феодосий посвятил Филиппа в игумена Соловецкой обители. Это случилось в 1546 году. При нем монастырь расцветает.

Будущий святитель очень много сделал для обители, ревностно исполняя возложенные на него обязанности и пытаясь всеми силами, своими талантами послужить Богу.

При нем в монастыре были построены два величественных храма – в честь Успения Пресвятой Богородицы и Преображенский собор, причем святитель в процессе возведения последнего трудился, как каменщик-строитель. Филипп отыскал множество святынь: икону Пресвятой Богородицы Одигитрии, с которой приплыл на остров первоначальник Соловецкий преподобный Савватий; каменный крест, стоявший перед кельей святого Саваттия; Псалтирь, принадлежавшую преподобному Зосиме, и другие святыни. При Филиппе духовная жизнь монастыря расцвела. Так, например, при святителе подвизались среди соловецкой братии преподобные Иоанн и Лонгин Яренгские, а также Вассиан и Иона Пертоминские. Очень много игумен сделал и в усовершенствовании хозяйства обители.

Но как прежде любил святой удаляться в свою Филиппову пустыньку для молитвы. Только недолго ему было там оставаться. Господь готовил Своему избраннику иной удел – Его светильник должен был воссиять не только на Соловках, но и на всю Русь.

Крест митрополита-мученика

Я. П. Турлыгин «Митрополит Филипп и Иоанн Грозный». Конец 1890-х

Царь Иоанн Грозный был в серьезном конфликте с боярами. Ему показалось, что если игумен Филипп (Колычев) взойдет на престол митрополита Московского, это решит проблему. Святой поначалу довольно долго отказывался. За время царствования Иоанна сменилось на московской кафедре три митрополита, которые по сути своей не могли стоять в стороне от кровавых расправ опричнины и всеми силами старались убедить царя отказаться от репрессий против собственного народа. Но Грозный оставался непреклонен, и митрополитам Макарию, Афанасию и Герману под нажимом царской власти пришлось уйти с кафедры.

Конечно же, Филипп понимал, что означало стать Предстоятелем Русской Православной Церкви при таком царе. Фактически это было восхождение на Голгофу. Но он делает первый шаг к кресту.

25 июля 1566 года свершилось посвящение святителя Филиппа на кафедру московских митрополитов. Но остановить кровожадность царя ему не удалось. Уже через два года после очередной кровавой расправы над боярами в Неделю Крестопоклонную, 2 марта 1568 года, во время богослужения, проводившегося в Успенском соборе, святитель отказался благословить царя и стал открыто обличать беззакония опричников.

Вскоре после этого самодержец развязал против митрополита Московского настоящую войну. Над святителем был устроен суд в Боярской думе. Явились лжесвидетели, обвиняющие его в колдовстве. «Я – пришелец на земле, как и все отцы мои, – смиренно отвечал святитель, – готов страдать за истину». Он пытался объявить о добровольном сложении митрополичьего сана. Но Грозному уже нужна была кровь.

8 ноября 1568 года Филиппа заставили служить Литургию в Успенском соборе. Во время богослужения в храм ворвались опричники. Они всенародно зачитали соборное осуждение, сорвали с митрополита архиерейское облачение, одели в рубище, вытолкали из храма и на простых дровнях отвезли в Богоявленский монастырь. Позже в подвалах различных московских монастырей его держали в оковах, ноги забивали в колодки, а на шею накидывали тяжелую цепь. Вскоре его отвезли в последнее земное пристанище – Тверской Отрочь монастырь.

23 декабря 1569 года святой принял мученическую кончину от рук предводителя опричников Малюты Скуратова. Филипп предвидел свою смерть и за три дня до нее причастился Святых Христовых Тайн.  

Святитель Димитрий Ростовский так описывает его кончину:

«Вошедши в келью святого Филиппа, Малюта Скуратов с притворным благоговением припал к ногам святого и сказал:
– Владыка святой, дай благословение царю идти в Великий Новгород. Но Святой отвечал Малюте:
– Делай, что хочешь, но дара Божиего не получают обманом.
Тогда бессердечный злодей задушил праведника подушкою».

Н. В. Неврев «Митрополит Филипп и Малюта Скуратов». 1898 г.

Очень рано происходит канонизация святого мученика.

Спустя почти сто лет царь Алексей Михайлович по инициативе будущего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Никона решает перенести мощи святого из Соловецкого монастыря в Москву, где царем перед ракой с мощами была прочитана покаянная грамота, в которой были следующие строки: «…Великому господину, отцу отцев, преосвященному Филиппу, митрополиту Московскому и всея Руси, по благоволению Вседержителя Христа Бога, царь Алексей, чадо твое, за молитв святых твоих здравствует.

…Молю тебя и желаю тебе прийти сюда, чтобы разрешить согрешение прадеда нашего, царя и великаго князя Иоанна, нанесенное тебе неразсудно завистию и неудержанною яростию, ибо твое на него негодование как бы и нас сообщниками творит его злобы… И сего ради преклоняю царский свой сан за онаго, пред тобою согрешившаго, да оставишь его прегрешение своим к нам пришествием… Сего ради молю тебя о сем, о священная глава, и честь моего царства преклоняю твоим честным мощам и повиную к твоему молению всю мою власть, да пришед простишь оскорбившему тебя напрасно и он тогда раскаялся о содеяном. За его покаяние и нашего ради прошения прийди к нам, святый владыко…»

Память святителя Филиппа совершается 9 января по старому стилю (22 января н. ст.), 3 июля по старому стилю (16 июля н. ст.) – перенесение мощей и в соборе святителей Московских – 5 октября по старому стилю (18 октября н. ст.).

А. Д. Литовченко «Алексей Михайлович и Никон перед гробницей святителя Филиппа»

Послесловие

Святые отцы говорили, что жизнь православного христианина – это подвиг бескровного мученичества, своего рода испытание, в котором нам нужно выбирать между телесным и страстным царем нашей плоти и правдой Божией. В житии святителя Филиппа есть урок и для нашего времени, также наполненного опьяняющими ароматами идеологий, помноженных на развитие информационных технологий.

Посреди быстро несущейся жизни XXI века почему-то особенно запечатлевается в сердечную память образ соловецкого подвижника-отшельника, который в своей пустыньке удостоился явления Пресвятой Богородицы и созерцания Господа.

Он неуловимо, словно перышко, пролетел мимо тяжелых сетей этого мира и, сохранив свою бессмертную душу, достиг Царствия Небесного.

Иерей Андрей Чиженко 

Опубликовано: пт, 22/01/2016 - 13:04

Статистика

Всего просмотров 18

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle