Языки

  • Русский
  • Українська

Строительство храма — забота священника или дело всей общины?

сайт Горловской и Славянской епархии

У многих людей, приходящих в православный храм, есть твёрдое убеждение, что Церковь обязана создать им максимально комфортные условия для пребывания в нём. Храм должен быть возведён в удобном месте, там должно быть тепло, светло, недорого, понятно, тихо — список можно продолжать очень долго. Сами эти люди, как правило, не имеют отношения к жизни прихода, не в курсе проблем, которые решают настоятель и община. Мы решили разобраться, кто ответственен за строительство и благоустройство храма — священник или верующие? Вопрос вызвал живой отклик у духовенства нашей епархии.

Наш храм строили всей общиной

Протоиерей Константин Лисняк, благочинный Соледарского округа, строит Преображенский храм в Соледаре:

Строительство храма диктуют обстоятельства. Есть православные люди, им надо собираться для молитвы и совершения богослужения. Значит, на ком лежит ответственность за строительство храма? — на них. Они смотрят, где можно строить или какое здание приспособить, собирают средства — надо и документы оформлять на строительство, и стройматериалы приобретать, и рабочим зарплату платить, это множество звеньев одной цепи.

Нам помогали два градообразующих предприятия и все прихожане. У нас есть строительная касса, куда вносятся пожертвования — причём не только прихожан, но и нецерковных людей, которые хотят проявить участие и помочь нам. На эти деньги мы и строим. У нас есть счёт, открытый на юридическое лицо — приходскую общину. То есть наш храм строит не какой-то добрый дядя-миллионер, который потом может сказать: «Это всё моё, кому хочу — тому и отдаю», — а церковная община. К слову, у нас есть не только строительная, но и больничная касса, что тоже очень хорошо работает: мы несколько раз жизнь спасали своим прихожанам, когда надо было срочно собрать сумму, неподъёмную для семьи больного.

Общее дело — это колоссальный объединяющий фактор для прихожан и замечательное духовное упражнение, формирующий полезные духовные навыки. Сплочённости способствует общая молитва. Мы читаем Псалтирь — прихожане приходят в храм и по очереди читают. Также каждый вечер в 21:00 мы молимся по соглашению о прекращении войны на Донбассе и о строительстве нашего храма. Знаю, что не все принимают такую практику, но мне она кажется хорошей: вместе выходить в «молитвенный эфир» могут только неравнодушные люди. В храме мы каждую литургию также молимся о строительстве храма.

Помощь спонсоров и неравнодушных людей даёт тот финансовый минимум, который позволяет двигаться вперёд. Да, строительство идёт долго — у нас закладка камня была в 2008 году, а строительство интенсивными темпами началось в 2009-м. Десять лет мы трудились, и вот 26 октября этого года, в день прославления Иверской иконы Божией Матери, в новом храме впервые была совершена литургия. Иконостаса пока ещё нет, на это предстоит изыскивать средства, зато есть престол, жертвенник, тёплый пол, паникадило и бра, центральное крыльцо, триста квадратов тротуарной плитки, проведены отделочные работы, оборудована новая котельная. Это всё очень большие деньги, для прихода неподъёмные, но когда люди видят, что средства идут не в чей-то карман, а на конкретные нужды, дело идёт намного бодрее. Я обращался за помощью к жителям города, на предприятия. Например, мы собирали деньги на колокола. Ещё до войны это стоило 85 тысяч гривен — сумма для нас фантастическая, и тем не менее, уже оборудована новая колокольня.
С людьми надо разговаривать, обязательно благодарить. У нас почему-то слабо развита эта добродетель. Мы всё Бога благодарим, и это правильно, потому что всё от Него, но и человеку доброе слово сказать тоже очень важно. Я отчитываюсь перед прихожанами о тратах и выполненных работах. В воскресенье, когда мы все вместе помолились и причастились, в конце службы я коротким блоком рассказываю, что сделано, сколько собрали, на что потратили. Людям интересно, они с большим вниманием слушают, проявляют участие. Бывает, что и со стороны приходят послушать.

Священник — фигура у нас незащищённая. Постоянно к нему какие-то претензии: если строит храм — значит, не так как надо, не строит — вообще преступление. А ведь священника для других целей рукополагают, его дело — совершать литургию, приобщать людей к Евхаристии, говорить о Христе. У нас же батюшка похож на бойца спецназа, заброшенного в тыл врага. Жизнь строится по принципу «сам читаю, сам пою, сам кадило подаю»: на нём и службы, и строительство храма, и огород, и семья, и трактор найти, и требы совершить. Мне кажется, что взваливать строительство храма только на священника так же неправильно, как и на богатого дядю. Священник — всего-навсего человек. Да, у него есть благодать священства, но и немощи есть, и силы не бесконечные.

Что касается нашего храма — очень жаль, что некоторые люди не дождались первой литургии в нём. Всегда хотелось, чтобы как можно быстрее наши прихожане порадовались возможности молиться здесь. К счастью, уже есть и первые желающие повенчаться у нас. Это большая радость.

Нужно переформатировать сознание

Протоиерей Владимир Шутов, настоятель храма Святых царственных мучеников с. Александро-Калиново:

Я считаю, что строительство храма — это дело каждого верующего человека, будь то священник, диакон или мирянин. Мы все — члены Церкви. Христиане собираются вокруг прихода, поэтому дело его строительства, содержания, хозяйственных нужд — забота каждого прихожанина. Это крайне важно сейчас, в эпоху потребления. Иногда доводится слышать: «А почему я должен помогать Церкви?» Такое отношение приводит к тому, что Церковь существует сама по себе, а верующий человек — сам по себе. Но мы все находимся внутри Церкви — этого мистического Тела Христова, мы его члены, и каждый из нас должен делать для неё что-то по своим силам.

Часто случается, что всё — начиная от уборки храма после литургии и заканчивая более глобальными задачами — возложено на священника и нескольких людей, которые пытаются ему помочь. Правильное отношение к храму нужно воспитывать, об этом надо говорить — тогда мы сможем реализовывать все поставленные перед нами задачи в сфере миссионерской работы, работы с молодёжью и так далее. Это будет возможно, когда будут живые приходы, состоящие из деятельных прихожан, которые понимают, что в воскресенье нужно остаться после литургии, обсудить и решить какие-то насущные вопросы. Одни уберут храм, другие позаботятся о его охране в ночное время, третьи продумают вопрос об отоплении, составят бюджет. Это дело всех членов общины.

обязанности по мере своих сил. Кто-то может пожертвовать материальные средства, на которые купят для храма уголь. У другого такой возможности нет, но он может нарубить дрова, чтобы протопить печку в храме перед богослужением. Кто-то напечатает расписание служб, кто-то проведёт работу с детьми — нужно просто подумать, что вы можете сделать для прихода.

Именно так я старался всё организовать с того момента, как приехал на приход. Мне очень повезло, что у нас собрались люди, с которыми можно было работать. Храма тогда ещё не было, но они сами организовались и сделали всё, чтобы его открыть. Активных людей было немного, но они были. В течение пятнадцати лет мы постоянно говорим о важности неравнодушия. У нас есть чёткое понимание, кто такой член приходского собрания, член приходского совета, кто имеет право голоса в храме. Сейчас ведь есть такая проблема, когда приходят неизвестные люди в храм и говорят: «Это моя церковь!» — пытаясь перевести его в другой патриархат.

Мы постоянно занимаемся просветительской деятельностью, объясняя людям, как и чем живёт приход. Пытаемся донести, что средства не поступают «откуда-то»: из епархии, митрополии, Брюсселя или Вашингтона, что приход — это наша забота. Вот уже двенадцать лет мы переформатируем сознание прихожан, объясняя это. Многие предпочитают поехать в город, поставить свечку и уехать, им не надо переживать за храм. Что ж, каждому своё.

У нас был такой случай, когда я ещё не жил в селе: кто-то принёс рассаду цветов и оставил у крыльца храма. Я сказал выбросить её. Возможно, это было резко, но порой такая шоковая терапия приносит результат. Тем, кто видел это, пришлось объяснить: хорошо, когда священник приходит в храм, где у икон стоят цветы. Однако оставленная рассада значит, что батюшка должен быть садовником: сажать, поливать, ухаживать. Человек, оставивший её, потом придёт и скажет: «О, это мои цветочки!» — так не годится. Надо принести не цветы, а своё желание помочь. Когда человек приходит и говорит: «Батюшка, благословите: я принёс цветы, посажу их у храма, буду поливать и ухаживать, а потом мы поставим их в вазу у аналоя!» — это правильный подход. Вот такие люди получают Царствие Небесное. А просто бросить рассаду у крыльца и считать это добрым делом — думаю, неправильно. Сейчас я вижу, что люди начинают понимать это, они стараются самоорганизоваться, украсить храм к празднику, и это очень радостно. Это касается не только цветов, конечно же, но и всех вопросов, связанных с жизнью храма.

Безусловно, священник тоже должен участвовать во всём, чем живёт приход. Если я или мои близкие приходим в храм, то так же, как и прихожане, покупаем свечи и просфоры за свои деньги. Если собираем средства на какие-то нужды, то я, как и все, вношу свою лепту. У нас так: если участвуют все — то священник не исключение.

Мне очень близка история Козельщанской иконы Божией Матери. Больную девочку хотели привезти к чудотворному образу, и мама сказала ей сделать украшение для него. Девочка сделала — и была исцелена. Я ещё помню бабушек, которые учили: «Деточка, тебе плохо, настроения нет? Возьми тряпочку и помой подсвечник — и посмотришь, как всё изменится! Заболел ребёнок? — останься после службы и помой полы или возьми домой постирать какую-то церковную вещь». Люди понимали, что труд на благо Церкви награждается Богом. Понимание этого, к сожалению, выжжено напалмом безбожия за годы советской власти, его приходится восстанавливать. Потому, когда люди трудятся на благо храма, собираются во внеслужебное время, общаются — это поистине прекрасно.

Не время сидеть сложа руки

Протоиерей Александр Хворост, настоятель храма святого мученика Иоанна Воина в Дружковке:

Строительство храмов на постсоветском пространстве было большой проблемой, потому что во времена СССР власть уничтожала и закрывала их, сокращала число приходов. Когда спустя время эпоха советского атеизма завершилась, храмов катастрофически не хватало для полноценной духовной жизни, возникла необходимость в их строительстве. Возводили их с большим энтузиазмом, но занимались всем обычно священники. Как это происходило в нашем регионе? — священнослужители договаривались с руководителями предприятий или людьми, имевшими желание участвовать в строительстве, те оказывали посильную помощь.

В одиночку священнику построить храм очень тяжело, это огромная нагрузка. Нужно решать вопросы оформления земельного участка, документации, финансирования, контролировать закупку стройматериалов, их доставку, ведение строительных работ и так далее — не говоря уже о том, что у священника есть его непосредственные обязанности: ему надо служить, причащать, крестить, отпевать. А ведь ещё есть и своя семья, дом, хозяйство. В результате священники работали на износ во время строительства храма и расплачивались за это инфарктами и инсультами. Сейчас тенденция меняется, поскольку храмов у нас построили достаточное количество, вокруг них собрались общины. Теперь возникли другие проблемы — как содержать эти храмы, когда электричество и отопление дорожают, а здания изнашиваются и требуют ремонта?

Ремонт — вот проблема номер один в большинстве приходов. Как говорится, нет ничего вечного в мире, кроме ремонта. Пришло время перестраивать наши храмы. Теперь священники озадачены модернизацией храмовых зданий: надо проводить термосанацию — утеплять их, внедрять современные технологии в отоплении и электричестве — вплоть до установки солнечных панелей, тепловых насосов, более эффективных систем отопления. В таких сферах нужны специалисты, но и настоятель обязан в них разбираться, поскольку это вопрос выживания общины. С нынешними тарифами на газ и отопление концы с концами не сведёшь даже на городском приходе.

Священнику надо привлекать всех прихожан к решению проблем, имеющихся на приходе, и начать с того, что озвучить эти проблемы. Да, не всем по плечу решить вопрос с кровлей, но покрасить плинтусы, крыльцо или перила в состоянии даже ребёнок — было бы желание. Духовенство должно прививать идею: мы все несём ответственность за храм, в который ходим. Я думаю, что нам доведётся перед Богом ответить, как мы любили и содержали свои церкви. Конечно, не надо принуждать людей что-то делать, но привлекать их следует. Свои дома и квартиры все ремонтируют, а ведь храм — это тоже наш дом, причём даже не второй, а первый.

Конечно, людям сейчас очень сложно, особенно на Донбассе. Край разорили. Кто наши прихожане? — стареющие женщины, у которых почти не осталось здоровья, или родители, которые вынуждены растить детей в нынешних условиях. Прихожан у нас меньше, чем хотелось бы. Людям тяжело. Конечно, они приходят помочь — у нас, например, прихожанки летом красили забор, детскую площадку. В целом же мало кто имеет возможность помогать, но мы стараемся работать в этом направлении.

Сейчас не время сидеть сложа руки. Нередко бывает так: храм стоит, но в него никто не ходит. Площадь большая, а поддерживать некому. Невозможно содержать приход без посильного участия верующих. Лично я привык рассчитывать на свои силы. За годы священства много чему научился: изучил устройство систем автономного отопления, монтировал их, научился делать электропроводку, монтаж пластиковых труб, установку межкомнатных дверей и окон, не говоря уже об отделочных работах. Всё это мы с Божией помощью на приходе реализовывали, поскольку не было возможности нанимать специалистов. Как говорил наш правящий архиерей, если нет средств, священник может многое делать своими руками, и через время он увидит результат своих трудов. Это мудрый совет, я стараюсь его придерживаться.

Возводить храмы нужно, но сообща. Священник зачастую остаётся один на один со всеми проблемами, а это неправильно. Да, он должен во всём разбираться, его нужно этому учить ещё в семинарии. Однако и от прихожан многое зависит. Время ставит перед нами всё новые и новые вызовы, и уже сегодня надо на них отвечать. Работы много. Будущее Церкви в руках Божиих, но и нам надо трудиться.

Если верующие желают строить — им и Бог помогает

Протоиерей Анатолий Костенко, настоятель Успенского храма пос. Святогоровка; окормляет храм в честь иконы Божией Матери «Троеручица» с. Веровка Добропольского района:

Убеждён: если храм строит спонсор, то общину потом не соберёшь. Я знаю такие примеры, когда храм огромный, но туда никто не ходит. Поэтому мы, когда решили строить храм в Веровке, пошли по другому пути. Организовали общину — двадцать человек. Договорились, что строим вместе. Начали с того, что собирали в Успенской церкви в Святогоровке на кирпичики для нового храма — многие знают, есть такая традиция. Конечно, у нас всё получилось благодаря Господу Богу и Божией Матери, но активность прихожан была очень важной: именно они ходили и просили о помощи в строительстве. Обращались к жителям села, на предприятия.

В мае прошлого года состоялось собрание, на котором выбрали двадцатку, а уже в августе начали строить. Храм у нас деревянный, поэтому возвели его быстро. Конечно, после этого ещё требовалось много вложений: надо было приобрести иконы, сделать внутренние работы. Но, несмотря на это, 25 июля 2019 года мы уже служили там на престольный праздник.
Наш храм небольшой, на 30-50 человек, но для села большой и не нужен. Закончилось то время, когда люди надеялись, что храм им построит какой-то дядя. Слава Богу, что оно было, но теперь всё иначе. Возможно, в городах такие храмы и заполняются, но не в сёлах. В нашем случае люди вложили в строительство своё сердце и труд: травку вырывали, деньги собирали — и теперь это их храм, самый лучший! Если верующие желают строить — им и Бог помогает.

Невозможно, чтобы священник сам строил храм. Он, конечно, важную роль играет, многое на нём, но дело нужно делать сообща. Тогда оно будет спориться: одни песка привезли, другой дал трактор, третий — кран, четвёртые договорились насчёт кирпича. Мы бы не смогли за всё заплатить, так что помощь неравнодушных людей была очень кстати. Я глубоко убеждён: труд приближает человека к Богу. Тот, кто вложил в строительство храма свой труд, оставил там и частицу своего сердца, ведь «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21).

Беседовала Екатерина Щербакова

Опубликовано: чт, 07/11/2019 - 18:35

Статистика

Всего просмотров 268

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle