Языки

  • Русский
  • Українська

Старец Дионисий сказал, чтобы мы летели к нему в Грецию, в женскую обитель Караиска́ки. Вот что там произошло…

Содержимое

Путешествие в сказку.

Монастырь Караискаки. Общий вид

«Я видел христиан такими, какими они должны быть» – блажен тот, кто может сказать это слово. Но так же верно и то, что всякий подлинно ищущий настоящести встретит тех, кто сумеет отвести его к Богу. Зная это я ждал возможности отправиться к всемирно известному греческому старцу Дионисию Каламбокасу, который окормляет около десяти обителей по всему миру от Греции и Норвегии до США и к которому приезжают люди со всей планеты, чтоб увидеть самую высокую красоту – человека-современника, открывающего древний и всегда такой новый путь к Богу.

Как поэт, я, конечно, не имею возможности просто так оплатить такое дорогостоящее путешествие, но у Бога припасено для нас много сюрпризов, отчего видеть, как Он ведёт путь нашей жизни, – зрелище всегда захватывающее. Так и в этот раз: стоило старцу ответить, что он нас ждёт (а ехал я со своей дорогой супругой и студенткой), как одна моя читательница из заграницы в благодарность за мои книги пообещала оплатить поездку для нас троих: меня, супруги и студентки.

Старец Дионисий сказал, чтобы мы в этот раз летели к нему в Грецию, в женскую обитель Караиска́ки. Караискаки – монастырь, посвящённый святому Георгию Победоносцу. Больше тысячи лет назад на этом месте подвизались отшельники, но уже в XII столетии был построен монастырь. В 1590 году Караискаки был сожжен и почти тотчас заново отстроен, и от этого времени тут остался маленький храм, где совершаются ежедневные службы и сохранилась чудесная роспись стен. С 3 ноября (в Греции это праздник перенесения мощей святого Георгия) 2003 года по приглашению митрополита Фессалиотисского и Фанариоферсальского за возрождение обители принялся старец Дионисий, который и привёз сюда с десяток высокообразованных монахинь с игуменьей, которая на греческий манер зовётся тут геронти́ссой.

Обитель Караискаки

В те первые годы сёстры нуждались во всём и для жизни не хватало самого элементарного, но дух радости, который всегда существует вокруг старца, давал силы сосредотачиваться не на финансовых трудностях, но на умножении красоты: все инокини имеют несколько высших образований и по благословению старца учатся в лучших университетах Афин и Европы, потому и послушания тут необычные. Инокини помогают совершать службы в храме, много учатся, пишут иконы, переводят духовные тексты, вышивают (а шитьё в Греции необыкновенно красиво), воспитывают маленьких школьниц, ухаживают за стариками и инвалидами, живущими в обители, принимают паломников со всего мира и открывают для других, что мы пришли в этот мир, чтобы обрести радость. Даже возделывание земли и выпас коз и овец тут вовсе не похожи на какие-то колхозные работы, но тоже совершаются перед лицом Высочайшего, и отсюда на все дела и занятия инокинь разливается свет. Кстати, в обители нет иконной лавки и не ведётся торговля, а свечи для единственного в храме подсвечника (стоящего на улице у входа в притвор) любой может взять сам из стоящего тут же ящика – это тут так же бесплатно, как жильё, прекрасные обеды для паломников и огромная забота сестёр.

По нашей просьбе нас научили варить греческий кофе, но каждый раз сёстры варили его за нас говоря: «Дайте нам что-то сделать для вас! Вы – наши радости!»

Потрясало и то, что каждый раз, когда нам нужна была помощь, ближайшие к нам инокини прерывали все свои послушания, чтобы только порадовать нас...

Но главное, зачем сюда едут люди, – это возможность увидеть старца...

Софроний Сахаров писал, что люди обычно боятся воли Божией, так как считают, что она отнимет у них свободу и растопчет их личность. Но когда мы через старцев и подвижников и вправду встречаемся с Богом, то тогда узнаём, что только тот, кто любит, на свободу не покушается. Узнаём и то, что Господь изначально готовил нам свет и счастье, а встреча с Ним несёт не боль, но превращает всё вокруг в ожившую сказку.

Каждому едущему к великим старцам своего века это придётся узнать на собственном опыте. Вспоминается Вениамин Федченков, который по пути на Валаам к старцу Никите Валаамскому мучился от ужаса, что тот обличит его во всех возможных грехах и разрушит всю его дальнейшую жизнь, но старец только помог Федченкову прийти к радости.

Знаю священника, который, впервые посещая старца Дионисия Каламбокаса, боялся, что провидец обвинит его в грехах и запретит быть священником, но на самом деле эта встреча принесла священнику утешение и вдохновение, которых он никогда не знал в такой мере раньше.

Старец Дионисий Каламбокас

Помню, как и я, когда впервые много лет назад ехал к старцу, то, как и все молодые люди, переживал, что старец скажет мне быть монахом, в то время как я так хочу найти любимого человека… Но искусство старца в том и состоит, чтобы каждого растить неповторимым образом, потому что Бог обо всех задумал особую красоту и старец помогает нам в эту красоту возрасти.

Беседа со старцем всегда протекает свободно и неожиданно. То есть мы не можем предугадать Господни слова, обращённые к нам через старца. Ведь Христос, как писал Льюис, «не ручной лев»… Важно, что если что-то кажется нам непонятным в ходе беседы, мы можем всегда переспросить, чтобы всё узнать и воспринять точно. Если что-то покажется нам неприемлемым, не нужно бояться сказать об этом, так как разговор со старцем протекает в нашей общей свободе и Христос через старца советует и открывает, но не принуждает.

И, конечно,  ожидание беседы со старцем – это предвкушение подготовленного тебе Богом счастья, о котором ты ещё ничего не знаешь…

Забота старца и сестёр касается всего путешествия. Та,к ранним утром перед вылетом сестра Н. написала, как и на каких автобусах нам добираться из Афин в Карди́цу – город в центе Греции, в горах близ которого находятся три обители, окормляемые старцем Дионисием: Пе́тра, Караиска́ки и Красная Церковь. Когда мы где-то запутывались, то звонили инокиням, и те помогали нам сориентироваться и даже бронировали для нас билеты на автостанции.

Известно, что случай – это псевдоним Бога. Мы летели в Афины и в обитель святого Георгия 6 мая, в день памяти святого Георгия Победоносца. Пилота самолёта тоже звали Георгий, и для нас это было неким знаком, что Там о нас думают…

Мы летели, а я думал, что Дух Святой даёт жизнь, но чтобы оценить это, надо иметь и опыт того, какую смерть несут в себе и вокруг всевозможные умники, формалисты, себялюбцы и вообще вся ложность человеческих отношений, которую преодолевают лишь рыцари Духа, подобные старцу и его ученикам.

Перед полётом я написал нескольким друзьям куда еду, и уже в Киевском аэропорту получил сообщение от иеромонаха А.: «Сегодня утром на Литургии случайно помянул вас как путешествующего и думал, что ошибся. Скажите старцу, что я хочу улететь к нему. Пусть помолится...»
Греция – горная страна. И когда едешь на автобусе и видишь все эти скалы так близко, то удивлённо говоришь: «Господи, как Ты всё это сделал?».

Вид из монастыря на горы и селения

А ощущение того, что этими дорогами ходили великие Платон, Сократ, Аристотель, Эсхил, Сапфо и Гомер, даёт пережить особую связь времён, и ты вдруг понимаешь, что живёшь и существуешь в истории… Когда мы будем путешествовать по Греции, то в знаменитых обителях Метеоры увидим необыкновенную фреску «Христос – Царь философов», где изображены античные мудрецы и Христос. Это знак того, что вся высокая мудрость античности и вся красота мира имеют источник в Боге как Едином Источнике всего, что Божественно...

Здесь везде тысячи туристов из множества стран. И когда едешь в одном автобусе с японцами, корейцами, неграми, немцами, сербами и англичанами, то становится понятнее Господня забота о всей земле, где каждый для Него – самый близкий, в какой стране и времени бы ни жил…

А такие люди, как старец Дионисий, учат этому вселенскому измерению сердца, куда должен и может вместиться мир…

Подъезжая к Караискаки я вспомнил слова датского философа Кьеркегора, замечавшего, что всё в мире интересует его в большей или меньшей мере, но если бы он узнал, что где-то существует рыцарь веры, то последовал бы за ним на край земли, что, собственно, и делают люди, приезжающие к старцу со всех концов планеты.

В город Кардицу мы приехали вечером, но сестра А. ждала нас и отвезла на машине в обитель, легко преодолев долгую и извилистую горную дорогу. В монастыре инокини расходятся по кельям в 21.00, а мы приехали в 22.00, однако нас ожидало прекрасное, разнообразное и искусно подобранное угощение, а затем тёплая беседа с привёзшей нас монахиней. Оказалось, что она много лет назад приехала к старцу из Петербурга, чтобы обрести Бога. В Питере она выучилась на филолога, и её любовь с юности – языки и книги. По благословению старца и здесь, в Греции, она окончила известнейший факультет классической филологии, охватывающий всю литературу Эллады, от Гомера и Платона до падения Константинополя в 1453 году. Причём факультет обучения она выбирала сама, так как можно было изучать ещё современную греческую филологию или лингвистику. Старец не мешал её выбору, а только просил сестру продолжить учёбу в Греции.

– Но ведь так каждому – поразился я, – старец помогает раскрыться в его неповторимости. Даже и в том, что все иноки и инокини, которых он учит, вдохновляемые им, получают образование в известнейших вузах Афин: кто юрист, кто филолог, кто врач, а кто агроном.

– Да, – согласилась сестра А., – каждый человек растёт в Духе неповторимо.

А старец – тот, кто помогает совершиться этому возрастанию в нас Бога, приводящему к тому, что каждый становится способен неповторимо умножать красоту.

В 6.00 в обители начинается утреня в храме. Сестры просили нас не идти на службу, а отдохнуть с дороги, но мы не хотели пропустить такое редкое для нас событие, как служба не греческом языке.

Священник в обитель приезжает не каждый день, а только в субботу, воскресенье и на праздники, и потому утреню совершали сами сёстры. (По церковным правилам любую службу, кроме Литургии, миряне и монахи могут совершать сами, имея специальное на то благословение.) Если представить себе афонскую службу, совершающуюся женщинами, то она бы велась именно так – ни напевы, ни чтение не отвлекают от той внутренней тишины, где совершается Встреча. Зная, что в храме находятся русскоязычные, сёстры часть утрени провели на церковнославянском. Хотел бы я, чтобы там, откуда мы родом, если  в храм зайдёт, например, англичанин, клирос мог бы так же легко служить для него на английском…

Слушая то, что совершается в глубине молитв, я хотел перенести эту службу в свой город. Но потом понял, что для такой службы необходимы такие сёстры…

Выйдя из храма, мы познакомились с игуменьей обители, геронтиссой Мариа́м, приехавшей в Грецию из Германии. Геронтисса тепло обняла нас всех, поприветствовала и расцеловала. Рядом с ней мы чувствовали себя её радостью. Она поразила меня какой-то невероятностью доброго и мудрого благородства. Это была первая встреча с геронтиссой, но каждый раз она будет много удивлять нас отношением к людям. Так, я видел, как она служила сёстрам во время трапезы, как стеснялась пройти мимо паломников, чтобы не потревожить их беседу, с какой заботой она смотрит на людей и на мир вокруг. Как-то мы опоздали в трапезную на несколько минут и все сёстры с геронтиссой ждали нас, чтобы мы ни в коем случае не почувствовали себя лишними. Был случай, когда к трапезе опоздала монахиня и геронтисса с материнской нежностью ждала, пока та доест, и лишь тогда позвонила в колокольчик окончив трапезу.

Спустя несколько дней моя супруга скажет о геронтиссе старцу Дионисию, что Мариам «на всех людей смотрит как на старца». И Дионисий согласится, что в этом её секрет – давняя мудрость иноков первых веков заключалась в том, чтобы смотреть на всякого человека как на бога после Бога…

Видя Мариам я ещё раз оценил древнюю мудрость святых отцов, что игуменом в обители должен быть самый добрый и мудрый, а вовсе не строитель, администратор или дипломат, умеющий договориться со спонсорами.

Утро выдалось довольно прохладным, а мы не были готовы к такой переменчивой горной погоде, да и в Киеве, откуда мы улетали, ощущалась жара. Моя супруга  вынесла из нашей комнаты одеяло, завернувшись в него. Она переживала, не станут ли её за это ругать, но геронтисса, увидав её изобретательность, стала выражать нам на немецком и английском языках радость, что нам не будет холодно. Мариам предложила пройти в беседку, откуда открывается необыкновенно красивый вид на окрестные горы и монастырь. Тотчас же инокиня Патрикия вынесла нам тёплую одежду (в которой мы ходили все эти дни), кофе и угощение.

– Вас постригли в честь святого Патрика Ирландского? – спросил я.

– Да! – радостно отвечала монахиня.

Прилетевшие со мной мои студентки и супруга принялись за кофе, а я расположился в беседке писать заметки о путешествии, и всё вокруг было радостью… Радостью и ещё одним напоминанием, что человек изначально был создан жить для других...

Приехавшим паломникам здесь не дают послушаний, так как каждый для монахинь – желанный гость, а не работник. А гостя не заставляют чистить свеклу или мыть посуду…

Приехавший ходит на службы, радуется природе, занимается творчеством или наукой (если он к этому склонен) и ждёт встречи со старцем. А вокруг всего этого – постоянная забота и доброта сестёр обители Караискаки…

Мои спутницы переживали, что им не дают послушаний, и сами просили чем-то помочь обители. Они несколько раз мыли тарелки после трапезы и один раз собирали клубнику. Но всё это было не обязанностью, а их вольным желанием ответить так на любовь сестёр.

Караискаки – монастырь в древнем понимании этого слова, который существует как семья людей, устремлённых к Богу, как общность надеющихся на Него. Может ли читатель, живущий на территории бывшего СССР, представить себе монастырь без иконной лавки? Обитель без бесконечных строительных работ и раздражённо-недовольных людей? А в общине святого Георгия это так. За все дни пребывания тут мы не видели ни одной раздражённой или неприязненной сестры, что само по себе является чудом и результатом небесной педагогики старца.

Эльф Леголас из сказки Толкина «Властелин колец» говорил о таких эльфийских местах: «Зло не живёт здесь. Его может только принести приходящий сюда...»

Караискаки совмещает в себе внутреннюю жизнь перед Небом и заботу о людях. Этот монастырь – свидетельство того, что если христиане и вправду решаются не заботиться о том, что им есть, что пить и во что одеваться, но ищут Бога, то Господь обязательно даст им всё, что нужно.

Вслед за старцем сестры обители усвоили удивительную способность – говорить с другими из своего покоя. Здесь, в горах, вдалеке от городов и машин, ты всегда один на один с Богом и Его миром, и никакой посторонний шум не отвлекает от беседы с Небожителем. И так, часто впервые, видишь, что весь мир – от птиц до деревьев – сотворён как повод для благодарности и молитвы.

Мы жили в обители, но старец ещё не приехал – он пока принимал людей в каком-то другом монастыре. Все знали, что скоро он приедет сюда. Между тем, люди всё прибывали. Гости из Питера, немцы из Германии, местные греки, какой-то священник из США – все они ждали встречи со старцем.

Как-то паломники из Питера попросили меня рассказать о старце. И мне вспомнились слова из «Повести о Ходже Насреддине», где об этом персонаже некая невеста говорит своему жениху: «Это необычный человек. С его приходом наша жизнь словно солнцем озарилась». И это – то, что делает другим старец: помогает им встретить Бога, а Господь умеет приводить людей к радости...

Здесь так заведено, что все стоящие в храме сёстры немного участвуют в клиросном чтении, просят читать молитвы с псалмами и многих приезжих, никогда не делая замечаний даже тем, кто допускает ошибки в чтении.

На утрене одного из дней нашего путешествия я думал, что слишком редко можно в мире встретить тех, кто хотел бы научиться быть людьми в полном смысле этого слова. А здесь, в Караискаки, мы встречаем такую чудесную редкость.

Различны пути людей на земле, но счастлив бывает лишь тот, кто желает жить для других…

После одной из служб я встретил приехавшего сюда немца, мы немного поговорили на английском, и я был сердечно тронут его приветливостью. Счастье знать, что люди на земле могут нести в себе небесную красоту, которой всегда так много в искренней улыбке и доброте.
Глядя на монахинь я думал, как много они переняли у старца способность дать другому почувствовать себя нужным.

На трапезе тут читаются наставления подвижников и отцов, причём язык чтения часто зависит от того, из какой страны приехали гости. Для нас читали на русском, но здесь могут звучать и английский, и немецкий, и греческий.

Так, мне очень понравилась прочитанная мысль, принадлежащая старцу Эмилиану Вафидису: если человек боязлив, но искренне любит Бога, то такому нужно припадать в молитве к Господу по всякой причине своей боязни.
Часто помощь старца заключается в том, чтобы дать страдающим людям посмотреть на ситуацию небесным взглядом, то есть понять, что всё в мире и с нами случается только по любви Божией, и научиться поступать в соответствии с этим знанием.

Старец Дионисий в духе древних учёных отцов всеми силами поддерживает в монахах тягу к знаниям и стремление познавать мир глубоко. Здесь не редкость несколько высших образований, причём часто в необычных сочетаниях. Так, одна инокиня, приехавшая сюда из России, окончила философский и агрономический факультет уже в Афинах. Слушая её рассказы о разных животных и растениях не перестаёшь удивляться, как её любовь ко всему живому сочетается со знанием – зачем и почему всё происходит в природе.

Как-то говоря с одной инокиней я процитировал строки писателя В. Войновича – и оказалось, что она читала этот роман. В другой раз я начал рассказывать стихи Пастернака, и монахиня подхватила мою декламацию. А ведь Войнович и Пастернак не самые известные авторы в Греции. Всё равно как если бы кто на улице моего города стал бы цитировать Мораитиди́са или Кавафи́са…

Служба в храме и молитва – это не только дыхание церкви, но и дыхание нашей доброты. Мало кто понимает, сколь драгоценна возможность дышать этим воздухом настоящести.

В Караискаки каждый день совершаются три службы. В 6.00 – утреня, после которой может быть Литургия. В 17.00 – короткая вечерня, после которой все собираются на трапезу, а к 18.30 – небольшое повечерие.

В 21.00 начинается время тишины, и инокини стараются до утра уже не говорить друг с другом, чтобы вечерняя тишина помогла беседе с Богом. На паломников, впрочем, это правило не распространяется, и если гость попросит любую из монахинь о помощи, ему тотчас помогут.

На трапезе все сидят вместе: геронтисса, инокини, гости, и для всех здесь готовят одинаковую пищу. В Караискаки по древней монашеской традиции гости с иноками вкушают одно и то же, так как единственно возможное в христианстве первенство – это первенство доброты.

Одна инокиня говорила нам, что старец помогает раскрыть каждому неповторимый аромат его души. В древнем «Послании к Диогне́ту» сказано: «Что в теле душа, то в мире христиане». В  Караискаки среди всегда служащих другим и светлых монахинь ты можешь видеть, что это – так…

Здесь, в обители старца, собираются умнейшие люди. За эти дни мы общались с монахинями об астрономии и квантовой теории, об античной культуре Греции и Средневековье, о святых отцах и европейской этнографии...

Удивительно, что в монастырь к старцу приезжает кто-то один, а пользу получают многие родственники и друзья этого человека. Общаясь с о. Дионисием как-то просто и радостно понимаешь, что для этого человека нет тайн. Он с самого начала знает о всех людях, мыслях и ситуациях, которые складываются в твою жизнь. С огромным почтением он помогает тебе, твоим родным и друзьям, уже хорошо зная их проблемы и трудности, хотя ты вовсе ничего не говорил о них.

Старец примиряет враждующих и обиженных, помогает прощать и понимать другого, вносит мир, исцеляющий многолетние конфликты с людьми и нас самих. И всё это совершается в какой-то особенной радости, которая ни на миг не покидает тебя в его присутствии и ясно говорит, что перед тобой сейчас стои́т рыцарь Духа…

Рядом со старцем остро чувствуешь свою драгоценность для Бога.

Мы можем читать у Шмемана, что Церковь есть организм любви, но здесь мы встречаем людей, которые делают богословие зримым для всех.

8 мая 2018 г. в 20.30 мы сидели в трапезной сестринского корпуса. И тут к нам подошла сестра Антония с вопросом: «Кто из вас первым пойдёт к старцу?». Оказалось, что он приехал и начинает приём людей. Мы решили, что сначала пойдёт одна из моих студенток.

(У нее с юности проблемы с сердцем, а лекарство она забыла в Киеве.) Старец спросил, нужно ли, чтобы они прямо сейчас поехали в аптеку и достали необходимые препараты? Она ответила, что пока всё нормально. (И действительно, за две недели путешествия всё было хорошо.) Тогда старец добро сказал, что будет ругать её, что она забыла такое важное для неё лекарство. Когда она спросила, делать ли ей операцию на сердце, старец попросил её быть в полном послушании у лечащих врачей и выполнить все их рекомендации, так как только они могут решить, будет ли нужна операция или смогут её вылечить в американской клинике новейшими методами, которые уже существуют в медицине.

Потом старец поинтересовался:

– Как ваше сердце?

И она ответила:

– Оно сейчас поёт!

Старец накрыл девушку епитрахилью и благословил её саму и её родственников, а у неё в сердце в это время была такая радость, что хотелось прыгать, она вспоминала потом, как библейский пророк Давид в радости танцевал у Ковчега Завета.

Старец говорил с ней больше двух часов, утешая, радуя и вдохновляя. Он спрашивал её о родственниках, а иногда рассказывал о них сам, давая самые светлые советы, разъясняя что-то в её жизни и жизни её родных.

У всех нас было желание посмотреть Грецию, и старец сказал студентке, что завтра утром мы должны поесть задолго до общей трапезы, так как за нами приедет машина с водителем-экскурсоводом, нас отвезут в древние Метеоры – обители на скалах, существующие в Греции где-то с X века.

Студентка заметила, что привыкла к частому причащению, а тут, в Караискаки, из-за отсутствия постоянного священника Литургия служится реже, чем ей бы хотелось. Старец дал понять, что решит её вопрос.

И она выходила от старца радуясь, что она драгоценна Богу и что жизнь дана ей для радости...

...А ночью в 00.04 пришла сестра Антония и сказала, что утром специально для студентки будет проведена Литургия, издалека приедет вызванный специально по случаю священник и всё будет служиться на церковнославянском языке. А вернуться нам будет нужно к 14.00 – и старец тогда примет меня и мою супругу.

Студентка потрясённо сказала, что ей ещё никто никогда не дарил Литургию... А потом добавила, что хотела бы привезти священнику из своего храма греческий ладан и купит его в Метеорах. На это сестра Антония улыбнулась:

– Зачем покупать? Ладан мы вам и так дадим сколько нужно...»

Студентка сказала:

– Несколько дней тут шел дождь, но я знала: когда Старец приедет – всё преобразится.

А я заметил, что Господь всегда являет Себя счастьем и радостью всем, кто, как моя студентка, этого заслужил…

В этом и величайшее чудо – мы, читавшие много раз, что Бог благ, через Старца касаемся торжества того, что Он – благ, и воочию видим, что путь добрых ведёт к добру.

Ведь старцы существуют, чтобы люди на опыте знали, какой прекрасный и милосердный у нас Господь...

Литургия действительно служилась на церковнославянском языке. В середине службы вошла опоздавшая паломница, а стульев уже не было (на службе все греки сидят). Тотчас игуменья Мариам встала из своей стасидии и начала искать место для только пришедшей женщины.

Монастырь учит принимать каждый день как подарок, а события дня и слова старца – как светлое откровение Господне о нашей жизни и росте нашей души.

И чем большим будет наше доверие Богу, тем свободнее Господь действует в нас.

В Метеоры нас везла на большой семиместной машине сестра Серафима, радостная и весёлая. В дороге мы говорили об античной культуре, о Средневековье и физике элементарных частиц. Серафима также заметила, что старец никого не пытается сделать похожим на себя и ни на кого не давит, но помогает каждому возрасти в Боге неповторимо, как из всех миллиардов людей свойственно лишь тебе одному…

Горы обителей Метеоры

Метеоры – не только древние обители, но и чудесные музеи, вход в которые платный. Сестра Серафима сама оплатила посещение для всех нас, и в этом тоже чувствовалась та красота отношения к другому, о которой авва Дорофей с удивлением писал: «Христос приходит к нам в образе человека; что сделаешь для человека – сделаешь для Христа...»

Старец Дионисий сказал нам вернуться в обитель к 14.00. Но я переживал и хотел скорее его увидеть, а потому спрашивал сестру Серафиму, можно ли приехать пораньше. Но она сказала, что нужно выполнить благословение.

Инокиня Серафима

Когда же мы к 14.00 подъезжали обратно к Караискаки, то увидели, что на дорогу несколько часов назад сошел горный обвал и техника, посланная из города, только успела расчистить путь к нашему приезду. То есть, вернись мы по моей просьбе раньше – нам пришлось бы несколько часов ждать, пока дорогу расчистят. Так мы ещё раз увидели драгоценную важность даже самых простых на первый взгляд слов и благословений старца…

Потом старец принимал нас с супругой. В разговоре с о. Дионисием каждый раз поражаешься тому, как он старается, чтобы всё светлое и высокое, что есть в человеке, выросло и принесло свои плоды на радость тебе самому и многим другим.

Старец заботится обо всём в твоей жизни: от тревожащих тебя мыслей до твоей причёски, от того, в какой школе лучше учиться твоему ребёнку, до вопроса о том, кто поможет нам добраться из обители в афинский аэропорт. Старец невероятно учён, он прекрасно разбирается и в текстах святых отцов, и в мировой философии и культуре, а его комментарии и мысли об этом помогают увидеть те грани истины, которые именно тебе нужны именно сейчас для твоего роста.

Каждый раз при встрече со старцем удивляешься его заботе обо всём, что для тебя драгоценно. О. Дионисий с равным вниманием интересуется всем, что касается тебя и всех твоих близких.

Невозможно забыть то внимание, с которым старец расспрашивал меня о написанных мною книгах, невозможно забыть ту чуткость, с которой он слушал мои стихи...

Всё время визита старец поил меня чаем и угощал сладостями, прежде спросив, желаю я чай или кофе?

Выйдя от старца, моя супруга скажет: «Как будто я была на приёме у короля и этот король был одновременно моей мамой...»

Но таков старец – человек, в присутствии которого ты понимаешь, что для Бога в твоей жизни нет и не было мелочей, что от начала мира Дивный Бог готовил нам только радость…

В конце двухчасовой беседы он сказал сестре Антонии, чтобы нас утром отвезли на автостанцию и помогли добраться домой, забронировав для нас все необходимые билеты на всех автобусах...

Потом он сказал мне по-русски: «Христос Воскрес!» Я ответил: «Воистину Воскрес!» Старец обнял меня, и я вышел...

...Когда сидишь в своём доме и ходишь по улицам только своего города, то рассказы о других землях и о людях небесного сердца кажутся чуть ли ни сказкой. Но сто́ит выйти на дорогу, пройти путь и вернуться назад, как уже твои рассказы будут казаться сказкой знакомым.

– Что он там говорит, если в нашей округе нет ничего похожего? – посмеиваются над тобой соседи, но ты, вспоминая красоту встречных людей и мест, улыбаясь понимаешь, что не рассказал и половины того, что видел…

Артём Перлик
Фото Ольги Данченковой

Опубликовано: чт, 17/05/2018 - 13:04

Статистика просмотров

За час: 1
За сутки: 1
За неделю: 7
За месяц: 66
За год: 1,507
За все время: 1,507

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle