Смягчение канонических наказаний: икономия и акривия

Святая Православная Церковь употребляет на практике два способа применения священных канонов — точность (греч. акривия) и снисхождение (греч. икономия, домостроительство спасения, дословно «мудрое управление домом). В каноническом праве утвердились греческие термины «акривия» и «икономия».

Акривия

Профессор канонического права Афинского университета Бумис  , дает следующее определение акривии: «Акривия — это сумма подлинных церковных традиций. Это официальная церковная традиция, одобренная Вселенскими соборами, которая составляет основу Православия и доброделания, правильной и точной веры и жизни. Эта акривия — критерий, по которому можно судить о вере, словах, поступках и своей личной жизни или жизни других, когда он хочет быть, насколько это возможно, более православным, лучшим православным, более справедливым, в соответствии с тем, что есть правильно»[1]. Акривия — это не просто душа подлинной церковной традиции, но эта точность больше относится к реализации традиции, к точному и верному соблюдению ее норм, к защите догм веры, правил, порядка и жизни. Какова цель точности? Мы знаем, что все события в Церкви направлены на достижение вечной жизни, спасение человека, поэтому цель применения точности канонов — достижение вечной жизни через единство и порядок внутри Церкви, их формирование и руководство к богословию.

Икономия

Может случиться так, что бескомпромиссное применение определенного правила в практике и жизни Церкви может создать проблемы для достижения цели — вечной жизни. Затем Церковь исследует, не послужит ли временное освобождение от применения канонов добру и достижению цели для отдельного человека или группы людей. Если окажется, что исключение из применения канонов служит цели спасения, в этом случае Церковь применяет икономию. Св. Никодим Афонский пишет: «В Церкви Христовой сохраняются два вида контроля и исправления. Один способ называется точность (акривия), а другой — икономией (домостроительство)»[2]. Патриарх Иерусалимский Досифй также пишет: «Мы смотрим на церковные вопросы двояко: первый основан на точности, второй — на икономии»[3].

Мы постараемся указать на практику Церкви, которая в особых случаях отклоняется от точности (акривия) применения правил. Это случаи крещения ребенка, которому угрожает смерть. В этом случае, если священнослужителя нет, то его может крестить и мирянин, мужчина или женщина. Если нет воды, то можно крестить посыпая ребенка сыпучим веществом, и мы можем считать его крещенным. Это отклонение от правил было сделано для спасения ребенка. Мы находим, что точность нужна для спасения человека, но икономия также применяется для спасения. Таким образом, точность и иконография не противоречат друг другу, так как у них обоих одна цель — спасение человека.

Приведем еще один пример: в 1950-хх гг. произошло массовое возвращение в первоначальную православную церковь бывших униатов. Православная Церковь, как любящая мать, с любовью приняла их в свое лоно. Ни один из перешедших не был крещен православным крещением, поэтому, согласно церковной практике и канонам, они должны были быть приняты через помазание. В рамках икономии спасения Церковь не настаивала на принятии через помазание. Она приняла их через веру, как Авраам поверил Богу, и эта вера сделала его праведным. «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность» (Рим. 4:3).

Что было бы, если бы Святая Православная Церковь настаивала на принятии Православия через помазание, применяя точность канонов? Нет сомнений в том, что многие бывшие униаты колебались и не перешли бы Православную Церковь как свою изначальную духовную мать, что привело бы к потере тысяч, а может быть, и миллионов, если принять во внимание Западную Украину и Закарпатье. Практически, не соблюдая точных правил, икономия открыла дверь к возвращению в святую Православную Церковь потомков тех, кто был насильственно введен в союз с Римом, означает, что она открыла им дверь в вечную жизнь.

Или мы можем указать на обязанность православных христиан регулярно участвовать в Святой литургии по воскресеньям и в праздничные дни. В своде правил есть канон, исключающий из Церкви тех христиан, которые без серьезной причины не участвовали три раза подряд в Святой Литургии. «Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из сопричисленных к клиру, или мирянин, не имея никакой настоятельной нужды, или препятствия, которым бы надолго устранен был от своея церкви, но пребывая во граде, в три воскресные дни в продолжении трех седмиц, не придет в церковное собрание: то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет отлучен от общения»[4]. Конечно, правило не подразумевает уважительные причины, «имея настоятельную необходимость, или затруднение, принуждающие его отсутствовать в своей Церкви»[5], например, болезнь, которая не позволяет человеку ходить или держатся на ногах. Отлучение от Церкви — это самое суровое каноническое наказание, по сути, это проклятие (анафема). Из Церкви изгонялись только закоренелые еретики или серьезные преступники, которые не раскаялись. Даже в этом случае, если бы использовалась акривия, более половины наших православных были бы изгнаны из Церкви. Церковь, как хорошая мать, не отделяет своих духовных детей от любви и милосердия, хотя она с сожалением ожидает, что они однажды поймут, что они угрожают их спасению.

Из приведенных выше примеров церковной икономии мы убеждаемся, что Церковь использует исключение из правил не потому, что она не ценит правила, не заботится ли она о том, соблюдают ли их члены их или игнорируют их, или потому что она планирует полностью отменить эти правила. Церковь никогда не сделает этого, потому что сама Церковь издала эти правила, а правила святы, потому что они были изданы Святой Церковью.

Есть еще два вопроса, касающиеся нашей темы. Во-первых: кому дарована церковная икономия, во-вторых, принцип дарования икономии.

Следует отметить, что предоставление церковной икономии не является вопросом воли или незаконности, потому что сторона, запрашивающая исключение из правил, не может делать что-либо произвольно, она не может предоставить это исключение сама, она должна обратиться к тем властям, которые компетентны сделать это, предоставить исключение.

Какой компетентный орган предоставляет исключение?

Здесь следует подчеркнуть, что правила не говорят, о каких-либо конкретных случаях икономии, о том, кто может и при каких обстоятельствах может ее дать, но все это имеет свои очертания в словах Иисуса Христа, Который дал своим ученикам и апостолам силу «вязать и решать» (Мф 16:19; 18:18). Как свидетельствует апостол Павел: «Итак, каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей таин Божиих» (1 Кор. 4:1). Правда, эта сила «вязать и решать» не имеет ничего общего с силой тех, кто носит меч, но это духовная сила, сила любви и милосердия. Эта власть, как известно, перешла к последователям апостолов — епископам, а от епископов — к священникам. Однако сама икономия дается иерархически — для мирян и священников она дается епископами, для епископов — Священным Синодом, а высшим ограном, который регулирует и предоставляет икономию является Архиерейский Собор. Значит, икономия дается высшим духовным органом; миряне не могут предоставлять икономию, даже если они занимают высокое функциональное положение в государстве.

Принципы применения церковной икономии

Богослов Владимир Николевич Лосский в своем исследовании: «Очерк мистического богословия Восточной Церкви» подчеркивает принцип любви и милосердия в общем событии спасения, которое Бог совершал посредством Слова с начала сотворения мира. «Бог непрестанно «сходит в мир» действиями Своего промысла чрез Свою икономию, что означает буквально «домостроительство» или «домоуправление»»[6]. Первому человеку, Адаму, Бог поставил задачу привести себя и всех своих потомков к абсолютной цели, т.е. обожению (теозису) природы человека. Вместо того, чтобы вести человеческую природу к этой конечной цели, грехом непослушания он заставил себя и весь человеческий род умереть, как физически, так и духовно — отделившись от Бога. Однако, на предвечном Совете Бог осуществляет в своем Сыне икономию спасения (домостроительство) человеческого рода, поручив задачу возвысить человеческую природу до высшей степени, степени обожения, Своему Единородному Сыну, принявшему человеческую природу, уничтожить смерть своей смертью на Кресте и Воскресением, и сделать это тело неповрежденным и вечным, и таким образом обожить его, чтобы принести его Богу — его Создателю. Действительно, Иисус Христос исполнил все это в своей бесконечно великой икономии спасения. В икономии спасения (домостроительстве) Иисуса Христа абсолютно преобладают любовь и милосердие к человечеству.

Такой принцип можно найти в основании каждая икономия, которую Церковь придает своему духовному питанию, а именно: прощение, сострадание, милосердие, кротость и любовь в проявлении человеческой слабости.

Любой другой принцип, выгода, корысть или любое другое намерение, а также угрозы и насилие со стороны вовлеченных сторон отвергаются в Церкви.

Цель икономии — помочь вернуться на путь истины покаяния и акривии. Отклонение от акривии (исключение) носит временный характер, длится более или менее длительный период времени, в зависимости от обстоятельств и ситуации. Временный характер отклонения от правил только подтверждает намерение, что в этом случае не было намерения нарушить канонический порядок и точность.

Икономия никогда не должна применяться, если она угрожает злом, позором, возмущением. Иконолмия не касается вопросов веры и догматов. Мы не можем признать, даже если это только временно, что Бога нет в трех Лицах, или что Сын не нерожден и не вечен, или что Бог не есть любовь. Мы также не можем сделать желаемую икономию, даже временно, и доказать то, что неправда. В вопросах веры, догматов, заповедей Божиих, компромисс невозможен, иначе мы могли бы впасть в ересь и неправду и, таким образом, поставить под угрозу наше спасение.

В церковной практике употребление икономии спасения все еще живо, но условия ее применения не разработаны, равно как и какие-либо правила и методы предоставления. Канонисты, занимающиеся икономией, предположили, что существование таких правил для определения условий и определений может привести к искушению потребовать еще большего применения икономии и еще большего отклонения от точности (акривии) большего числа верующих, что может негативно повлиять на деятельность и жизнь Церкви.

Церковная власть, предоставляющая икономию, может в духе истины и благодати рассмотреть вопрос о том, спасет ли данная икономия соответствующего человека, будет ли он больше любить Бога, будет ли он больше подчиняться Божьим заповедям или будет более полезен для Церкви, которая даровала икономию. По времени применения икономию можно разделить на превентивную (профилактическую) и ретроспективную.

Превентивная икономия предоставляются компетентным духовными властями до того, как в отношении заявителя будут приняты соответствующие меры. Например, священник, который имеет проблемы со здоровьем и предполагает, что у него могут быть желчные колики во время совершения Божественной Литургии, может получить благословение, чтобы он мог использовать лекарство непосредственно перед служением Евхаристии, которая совершается натощак.

Ретроспективная икономия предоставляется когда, кто-то совершил преступление, от которого он или она нуждается в духовном лечении. В основном это происходит на исповеди, когда священнослужитель не отвергает исповедующего, а начинает его духовно возрождать.

Существует особая икономия, так называемая по умолчанию, которая не провозглашается и не фиксируется компетентными духовными органами и применяется в первую очередь к членам Церкви, которые не посещают регулярно богослужения, не часто не приступают к Святой Евхаристии, о которой мы уже упоминали выше.

В силу отклонения членов Церкви от строгого соблюдения священных правил, Церковь в своей снисходительности не налагает соответствующих наказаний, а ждет исправления.

Протоиерей Андрей Ухтомский

Примечания:

1. Boumis P. I. Kánonické právo Pravoslávnej cirkvi, Prešov 1997. S.45.
2. Boumis P. I. Kánonické právo Pravoslávnej cirkvi, Prešov 1997. S.47.
3. Та же
4. 80 правило Трулльского собора. Ср. 11 пр. Сардикийского собора: «Епископ, когда от единого града преходит в другий град, или от единыя области в другую область, ради тшеславия подвизаяся о собственной похвале или о совершении богослужения с вящею важностию, и хощет пребыти тамо долгое время, тогда как епископ того града не искусен в учении: да не пренебрегает его и да не проповедует часто, тщася постыдити и уничижити лице местного епископа. Ибо сей предлог обыкновенно производит смятения, и таковою хитростию епископ старается чуждый престол себе преобручити и восхитити, не колеблясь оставити порученную себе Церковь и перейти в иную. И так должно на сие определяти известное время: поелику и не принимати епископа показалось бы делом не человеколюбивым и жестоким. При сем воспомяните, что в предшествовавшее время отцы наши определили: аще кто мирянин, пребывая во граде, в три воксресные дни, в продолжение трех седмиц, не приидет в собрание, да будет удален от общения церковного. И так аще сие постановлено о мирянах, что не должно, не прилично, и не полезно епископу, не имеющему никакой важной нужды или дела трудного, оставляти Церковь свою на время более продолжительное, и огорчати вверенный ему народ. Все епископы рекли: и сие мнение весьма прилично».
5. Никодим Святогорец, прп. Пидалион. Правила Православной Церкви с толкованиями. Т. 2. Екатеринбург. 2019. С. 326.
6. Лосский В. Н. Мистическое богословие. // Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. К., 1991. С. 186.

Опубликовано: пн, 24/08/2020 - 16:41

Статистика

Всего просмотров 1,424

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle