«Смерть Артура» Томаса Мэлори. Часть II

Весь роман «Смерть Артура» совершается в кругах богослужебного цикла. Значимые события связаны с праздником Пятидесятницы, Пасхи и многих других. Все рыцари посещают службу, молятся, причащаются, но результат церковной жизни начинает проявляться, в полном смысле, тогда, когда они начинают жить по Богу. Конечно, те, кто догадались это делать.

Такова ещё одна мудрость романа: само по себе хождение в храм не делает человека христианином, в том значении, в котором это понимает Бог. Даже то, что человек исповедует веру языком, не является тем, что о нём задумано, пока он не подтвердит свою веру делами. Об этом, кстати, пишет апостол Иаков в своём Послании.

Знаток средневековой литературы Джон Толкин использует такой момент в своей сказке «Властелин колец» и приурочивает важнейшие события повествования к важным церковным праздникам. Прежде всего речь идёт о дате уничтожения кольца Всевластья ‒ 25 марта, корда по древним православным церковным календарям Европы праздновалось Благовещение. Саксы, населявшие средневековую Британию, отмечали в день Благовещения ещё и Пасху. Саксы были крещены и катехизированы ирландскими миссионерами и не знали, как и ирландцы, о том, как именно следует высчитывать день Пасхи, поэтому праздновали его всегда 25 марта, соединяя, таким образом, с Благовещением.

В Уставе Церкви такое соединение называется Кириопасха и бывает довольно редко, а у средневековых православных саксов оно было всегда, до тех пор, пока в страну не стали прибывать римские миссионеры. Произошёл знаменитый спор между приверженцами ирландской и римской традиций. На Соборе в Уитби победила традиция римская, что привело к изменению расчёта пасхального дня.

Один из встреченных отшельников говорит Ланселоту, что тот не может увидеть Грааль, потому что убивает людей, а Грааль существует не для убийства. Ланселот постепенно начинает осознавать, что смысл нашего труда лежит только в Боге. И смысл любви ‒ только в Нём. Теперь его страсть к королеве видится ему как временное греховное наслаждение, он старается побороть его для того, чтобы стать настоящим.

Лишь потом, когда Ланселот и Гвиневера примут монашество, они поймут, что стоило оставить прежнюю греховную и незаконную влюблённость ради того, чтобы обрести настоящее чувство друг к другу. То чувство, в котором Господь расцветает и благословляет любящих, потому что они исполняют Его закон.

Мерлин, персонаж легенд и книги «Смерть Артура», выглядит в последней как сказочный и христианский волшебник, он здесь как некий прообраз Гэндальфа из сказок Толкина – волшебника, старающегося исцелять землю в соответствии с Промыслом Божиим. К этому направлены действия Гэндальфа, к этому направлены действия Мерлина, хотя окружающие этого, как правило, не понимают.

Мерлин, забрав по договору у короля Утера Пендрагона маленького Артура, относит его на воспитание к сэру Эктору для того, чтобы оградить страну от будущих бедствий. И первое, что делает Мерлин, когда приносит младенца Артура, ‒ призывает священника и крестит королевского сына.

Мерлин в книге Томаса Мэлори действует скорее мудростью и прозорливостью, чем чудесами.
В нём сочетаются свойства христианского старца, сказания о которых ещё помнили в годы жизни сэра Томаса, автора книги. Чудеса Мерлина являются больше чудесами его мудрости и следованием воли Божией, чем волшебством народной сказки.

Здесь сэр Томас неподражаем. Он создаёт, можно сказать, первый в мировой литературе настолько глубокий и красивый образ христианского старца, действующий в его романе как мудрый волшебник. Точно таким же образом выведен и Гэндальф в сказках Толкина.

Когда Артур, будучи королём, влюбляется в Гвиневеру, Мерлин предвидит все грядущие беды и даже смерть Артура в результате этой свадьбы. Он предупреждает короля о последствиях, говоря, что эта девушка королю не подходит, но король впервые не слушается своего наставника и заключает брак.

Далее, как известно, Гвиневера влюбляется в Ланселота и в течение более чем 10 лет изменяет Артуру, нанося ему тяжёлые душевные раны. Всё это приводит к смерти короля, а также к перемене жизни и покаянию Ланселота и Гвиневеры, история которых всё равно заканчивается хорошо и в пасхальных тонах.

Поражает у сэра Томаса и тот факт, что Мерлин в его книге почти не совершает чудес, кроме чуда рассуждения – добродетели, которую святые отцы считали важнейшей.

Здесь Мерлин неподражаем: всюду, куда он приходит и с кем заводит речь, герой помогает увидеть ту глубину событий и явлений, о существовании которых люди чаще всего не задумываются и не подозревают.

Мерлин ходит по Британии в книге Мэлори как человек, старающийся всюду привести всё в соответствие с Божией мудростью и волеизъявлением. Он помогает людям услышать Небо. И здесь он, прежде всего, волшебник. Чудес же в повествовании Мерлин почти не творит.

Мэлори как бы говорит этим, что иметь наставника, знать человека, говорящего другим волю Бога, ‒ это самое невероятное чудо. Бόльшее, чем всякие возможные чудеса. Мерлин ‒ восстановитель Господней мудрости, первый старец в мировой художественной литературе.

Ещё один из удивительных смыслов книги Мэлори в том, что Божье рыцарство проявляется не только в защите обиженных, но и в прощении, ненанесении ударов, в милосердии. Один персонаж книги говорит другому: «Рыцарь, не знающий милосердия, ‒ недостойный рыцарь».

Культуролог Ольга Данченкова справедливо говорит, что выражение «Ланселот-монах», с точки зрения всех наших представлений, просто режет слух, настолько оно непривычно и невозможно. Ланселот ‒ образ, растиражированный массовой культурой, персонаж, о котором снято множество фильмов, написаны книги и комиксы, существуют и мультфильмы, и компьютерные игры, но нигде не говорится о его монашестве и монашестве королевы.

Между тем роман Томаса Мэлори о том, что рыцарство несостоятельно без высшего начала, да и всё остальное несостоятельно. Ланселот сам начинает видеть, что его подвиги неугодны Богу, а потом один из праведных старцев Британии открывает ему, что он в этом прав, что он совершал свои подвиги ради собственного тщеславия, ради своей славы, поэтому убивал. Путь Божий ‒ отказаться от убийств и насилия. Ланселот едет за Святым Граалем, уже избегая сражений и подвигов,  что кажется для него совсем нетипичным. И лишь раз он берётся за оружие, когда нужно защитить королеву от посягательств других рыцарей. И впоследствии со всеми событиями, которые с этим связаны, Господь показывает, что совершенство человека не в рыцарской доблести, а в той настоящести, которую можно стяжать покаянием и добротой.

Роман Мэлори – о христианском совершении души человека, о пути этого совершения, который лежит через Церковь к Христу. Это роман не о рыцарстве. Рыцарство даже не фон, а просто часть сюжета, как Мэлори мог бы написать этот роман и о рыбаках, фермерах и даже о программистах, живи он сейчас, но главным нервом его книги был бы этот путь к Богу, без которого все остальные подвиги и таланты не могут иметь значения, потому что тогда они не будут устремлены к высшей цели.

Мир сей не считает Бога сокровищем, но человек высокий (а Ланселот, конечно же, высок духом) по Божией милости терпит крах на всех путях осуществления, чтобы как можно полнее приблизиться к Тому, Кто является Краем и Пределом высочайшей человеческой мечты, и в Нём уже соединить свою личность в целое, избавившись от внутреннего зла и обретя Бога, наполнить Им все свои труды так, чтобы поступать в мире сём как Он.

Господь не хочет отнимать у людей подарки. И королева, отказавшись от общения с Ланселотом на земле, делает это для того, чтобы обрести своего любимого на Небе, там, где уже не будет никакого зла, где взаимному общению всех со всеми не будет мешать грех, сейчас запинающий их отношения и мешающий им любить друг друга так, как это было бы правильно.

Сумей они сохранить свою дружбу и не перейти ту опасную черту, о которой писал Блаженный Августин, их отношения были бы прекрасны ещё на земле, а Ланселот был бы другом и королевы Гвиневеры и короля Артура. Но они перешли черту и согрешили. Роберт Грейвз, английский поэт, писал: «Мы вдохнули зло и тем задушили добро». Поэтому Ланселоту и Гвиневере нужны такие экстренные меры для того, чтобы предотвратить будущую опасность, очистить свои отношения ради всеобщей пользы.

Ланселоту всё больше открывается, что мир и жизнь существуют потому, что есть Бог и Он сокровище сердца, без которого на самом деле жизнь невозможна, а слава никогда не будет ни полной, ни настоящей. Если раньше Ланселота ненавидели враги и хвалили друзья рыцарской дружины, то теперь, по мере того как он уходит в подвижничество, всё меняется. Он обретает настоящую жизнь, те подлинные отношения с любимыми людьми, которых он так желал. На Небе он будет и с королевой, и с Артуром, и с той девушкой, которая умерла ради него, и с теми людьми, которых он убил невольно, и со всеми остальными: с огромным количеством всевозможных людей, которых мы сейчас и не знаем, но которые устремились к настоящести и потому стали кем-то, кто не нужен в мире.

И действительно, Ланселот-рыцарь ‒ известный персонаж и романов, и кинофильмов, и комиксов, и мультфильмов, и вообще изобретений современной массовой культуры, а о Ланселоте-монахе никто и не слышал. В фильмы этот поворот сюжета не попадал, можно сказать с уверенностью: и не попадёт.

Пусть мир сей не обращает внимания на подлинно важное, как Ланселот не обращал внимания на важное, пока сердце его не затосковало о Боге и чистоте отношений. Но без истины, живущей в сердце, не может быть и настоящего счастья. Истина приводит к тому, что все стремящиеся к добру и страдающие, которые встретились на нашем пути, обернутся к нам своим благословением, а все гордецы, умники и фарисеи обернутся к нам своим проклятием. А это, скажем, и есть совершенство в жизни…

Артём Перлик

Теги

Опубликовано: вт, 03/11/2020 - 19:27

Статистика

Всего просмотров 785

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle