Языки

  • Русский
  • Українська

Серафим Саровский ‒ любовь с первого взгляда

Содержимое

Старец Паисий Афонский когда-то сказал, что «жития святых, написанные святыми, восхитительны». Это потому, что, в полную меру, жизнь и чувства святого понимает тот, кто причастен его подвигу и опыту. Но, и те, кто правильно стремятся к свету, находят в житиях больше, чем равнодушный, поверхностный или фанатично жестокий, фарисейский взгляд.

  

Жизнь и жития

Всё это является одной из причин, по которым святой Серафим Саровский долгое время не имел на земле жизнеописания, равного его подвигу. Первое достойное святого житие было составлено святым Серафимом Чичаговым, который долгое время готовил материалы о преподобном.

Сам Серафим, как оказалось, ждал труда Чичагова по своему жизнеописанию. Когда Чичагов приехал поклониться могиле преподобного (тогда ещё не прославленного в лике святых), то его встретила блаженная Пелагея (лично знавшая Серафима Саровского). Она сказала Чичагову: «Вот хорошо, что ты пришел, я давно тебя поджидаю. Преподобный Серафим велел тебе передать, что наступило время открытия его мощей и прославления».

Интересно, что, когда, будучи в Дивеево, Серафим Чичагов окончил «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», неожиданно дверь его келии открылась и вошел сам (уже почивший) святой Серафим. Он ласково улыбнулся Чичагову и сказал: «проси за свой труд любую награду». Позднее Чичагов говорил, что ему тогда было так хорошо и светло, что он смог только вымолвить: «батюшка, хочу быть там, где ты». Святой улыбнулся и исчез.  В 1937 году Чичагов был расстрелян за веру, а в 1997 году причислен к лику святых. Так преподобный исполнил своё обещание.

Другое великое житие преподобного принадлежит удивительному подвижнику и старцу митрополиту Вениамину Федченкову. Вениамин был человеком, глубоко живущим в Боге. Так, известно, что, когда он проповедовал, то обращался к Богу с такой молитвой: «Святой Дух, дай мне слова для этих людей». И слова приходили, а Вениамин говорил до тех пор, пока не видел, что люди устали. Тогда он просил Бога: «Пока не надо больше давать слов».  Книга Вениамина о преподобном называется «Всемирный светильник Преподобный Серафим Саровский». Она ощутимо несёт в себе свет святого старца, помноженный на праведность митрополита Вениамина. Эта книга – кладезь ценнейших сведений не только о жизни святого, но и о его внутреннем мире, что крайне ценно для всякого читателя, который ищет опоры не только в вершинных состояниях святости (до которых читатель ещё не дошел), но и в повседневности. Книга Вениамина сполна даёт такую поддержку.

К сожалению, в церковной гимнографии величие и красота преподобного совершенно не выражены. Об этом факте говорила монахиня Игнатия (Пузик) в своей книге «Церковные песнотворцы». Служба преподобному составлялась ко дню его канонизации в 1905 году, по заданию синода. Вероятно, составитель отнёсся к своей задаче холодно и по канцелярски. Поэтому постигать глубину души преподобного мы можем не через эту службу, но, сквозь её, в той благодати, который мы приобщаемся по его молитвам.

Дар утешения

Одна моя подруга как-то возвращалась с выставки знаменитого художника. Дело было осенью, шел дождь, кругом была грязь, но она вспоминала красоту этих картин, и была душой превыше плохой погоды.

Старец Серафим всю свою жизнь, особенно в годы старчества, был именно тем человеком, который делал жизнь других превыше любых обстоятельств. Этот дар зовётся даром утешения. И происходит он от любви. Состояние, к которому преподобный приводил людей, можно сравнить вот с чем. Представьте, что вы едете в маршрутном автобусе. Вам наступают на ноги, на вас кричат и вас толкают. Но, при этом, вы влюблены. Внутри вас греет такое солнце, которое делает не страшным и не огорчительным всё, что приключается с вами.

Серафим давал людям чувство того, что они любимы и нужны, и в этом заключалось подлинное утешение. Но, чтобы так поступать, человек должен не принимать себя в расчёт. Сам преподобный говорит об этом: «Кто себя любит, тот любить Бога не может». Эта мысль перекликается со словами преподобного Максима исповедника, который говорит, что, для того, чтобы полюбить, нужно отказаться от земных вещных привязанностей. Это, конечно, очень высоко, но можно сказать, что, по мере отказа от вещных привязанностей, в нас усиливается любовь к Богу и человеку. Ведь любящий готов всё отдать любимому. Любящий хочет постоянно благодарить любимого, хотя, быть может, сам является его благодетелем. Но любовь не смотрит на это. в своём порыве радовать другого, принимать другого, она делает жизнь другого настоящим раем. При условии, конечно, что другой это отношение принимает. Потому, что даже любовь Господня, не может обрадовать того, кто от неё закрыт.

Когда то одного древнего святого спросили, какие он видел чудеса, и он ответил, что самое большое чудо – это человек, когда он становится таким, каким задуман Богом. Величайшее чудо православия, его торжество – это его праведники, которые умеют любить других. 

О настоящей любви не пишут в газетах, и людям кажется, что её нет.

Подвижник и праведник Зосима Сокур принимал людей и помогал им даже тогда, когда у самого была температура под 40.

Я знаю одну православную христианку, которую 30 лет подряд избивал муж. А она, пока он её бил, молилась, чтобы Господь его не  наказывал. Знаю и других, которые относятся к людям, так, как будто они их мамы.

Любить других, не желая ими владеть, но считая других ангелами на земле – это самое большое чудо. Другой любимый человек – вечный рай для нашей души. Быть человеком – блаженство. Но понимаем мы это только, когда Христом коснёмся себя и ближнего. Когда другой во Христе становится нашим вечным раем.

Конечно, за такую высоту отношения любому человеку, и преподобному, приходится много бороться. Жития хранят отголоски этой борьбы, но ведь она была. Так, преподобный Серафим, о начале жизни говорил, что молодому человеку невозможно не гореть плотскими желаниями, но молитва погашает огонь в начале. Несомненно, так сказать можно только из опыта. Но, уже будучи старцем, Серафим обращается к некому крестьянину, соблазнившемуся разговором преподобного с молодой девушкой, и говорит: «я мёртв ко всему, а ты что подумал?». «мёртв ко всему» обозначает только мёртвость к движению страстей.

Со времён романтизма существует представление о добре, которому неизменная спутница – скука. Но вот, Серафим, человек победивший страсти. И его жизнь говорит о том, как полно бытие человека любящего по-настоящему. Тогда каждый другой человек становится твоей радостью. Серафим говорит, что, если мы победим страсти, то у нас каждый день будет Пасха. Он имеет ввиду, что, тогда, никакие тёмные движения души не будут препятствовать благодати. Но, ведь это так. Помню, как однажды, после Пасхи, на светлой седмице, я ощутил, что страсти временно отходят в сторону и благодати не мешает мой грех. Это длилось всего несколько дней, но запомнилось на всю жизнь.

Ведь страсть – действительно, мучение для человека. Это как влюблённость, которая ранит и тебя и того, к кому испытываешь темное влечение. И как хорошо душе, когда оковы влюблённости, наконец, спадают, и можно снова жить счастьем. Счастье человека – это, конечно, благодать. Неслучайно именно Святой Дух назван в Евангелии Утешителем. Потому, что, если Он действует через человека, то всякая душа, тоскующая о настоящей любви, получает радость.
Серафим Саровский это редкий пример возможности любви с первого взгляда. Каждый приходящий к нему был ему дорог абсолютно и был для него радостью настоящей. Не стоит, впрочем, забывать, весь долгий путь преподобного к этой благодатной любви. Для каждого радость, - это быть любимым. И мы стараемся стать хорошими, чтоб дарить другим самое чистое и высокое отношение, которого ждут от нас люди и Бог.

Влияние преподобного

Библейский пророк говорит, что духовный и физический мир существуют одновременно и во взаимосвязи, как колесо в колесе. Влияние мира духовного на физический – факт хорошо известный. И. в этом влиянии, несомненна та помощь, которую после своего успения оказывает людям батюшка Серафим.

Я заметил, что, о чём бы ни шла беседа, стоит только заговорить с людьми о преподобном, как в беседу приходит мирный дух. Помню, как говорил с одной девушкой о вере. Девушка немного интересовалась православием, но о вере высказывалась довольно агрессивно. Когда же я стал рассказывать ей о преподобном, изменились и ход и тон беседы. Девушка стала внимательно слушать. Я просто физически ощущал, что недавняя агрессивность сменилась вниманием и неким тихим внутренним миром. Не явный ли это знак, что святые следят из рая за ходом наших слов, мыслей и дел.

Преподобный Серафим, как и Силуан Афонский, касаясь нашей души, делает её милующей и радостной. Посмотрите, как он обращается к апостолу: «батюшка апостол Павел». Так может сказать только тот, кто имеет глубоко личное отношение к адресату. К сожалению, это не все понимают, как не все при жизни понимали преподобного. Помню, когда архимандрита Митрофана рукопложили в епископы, я из нежности звал его батюшка епископ Митрофан. Некая девушка, услышав это, подумала, что я  юродствую. А это была нежность. Впрочем, преподобный Серафим теперь превыше всякого непонимания со стороны некоторых людей. Он сам учит их понимать других. И его наука не останётся бесплодной.

Так, старец Софроний Сахаров говорил, что тысячедневное молитвенное стояние на камне преподобного и до сих пор тайно действует в мире. И будет действовать до конца времён, как и сам преподобный, направляя людей к добру.

Артём Перлик

Опубликовано: ср, 01/08/2018 - 13:23

Статистика просмотров

Всего просмотров: 657
За сутки: 1
За два дня: 1
За последний час: 1

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle