Проекция примата Папы Римского на современный кризис в Православной Церкви

Собирается ли патриарх Варфоломей стать  «православным папой».

В церковной науке есть такая дисциплина, как «Сравнительное богословие». Даже из названия можно догадаться, что ее основным содержанием является изложение вероучения инославных конфессий (католиков и различных протестантов) и его критика с позиции православных истин. Сегодня много говорят о папизме Патриарха Варфоломея, поэтому давайте, используя упомянутый раздел богословия, посмотрим, что же такое примат Папы Римского и применим ли он в современной ситуации, сложившейся вокруг власти Константинопольского престола.

Вполне естественно для начала обратиться к историческому опыту. И здесь важно сделать некоторую ремарку и сразу перейти к XI веку. Дело в том, что формальной причиной раскола 1054 года стал запрет Константинопольским Патриархом Михаилом Керуларием на совершение богослужений по римскому обряду в самой столице Византии и в подведомственных ему епархиях на юге Италии, а также дискуссия вокруг латинской традиции поститься в субботу и совершать Евхаристию на пресном хлебе. Таким образом, мы видим, что в тот роковой момент столкновения Восточного и Западного христианства никто не вспомнил ни о filioque, ни о первенстве Римского епископа.

Пускаться в подробный анализ всех исторических перипетий, связанных с формированием папского примата (т.е. первенства), мы не станем, отметим лишь, что первые свидетельства о растущих властных полномочиях римских понтификов можно встретить уже в III веке, когда между Папой Стефаном и священномучеником Киприаном Карфагенским возник спор относительно чина принятия в Церковь еретиков из новациан. Первый говорил, что от них следует требовать лишь покаяния, а второй – крещения. Папа Стефан требует исполнения римской практики и наталкивается на категорический отказ, выразившийся в постановлениях Карфагенского собора 255 года. В ответном послании римский епископ называет священномученика Киприана лукавым рабом, лжехристом и лжеапостолом. На защиту Карфагенской Церкви выступают святитель Дионисий Великий и Фирмилиан Кессарийский, который, в частности, писал Папе следующее: «Сколь великий грех взял ты на себя, когда отлучил себя от стольких церквей, ибо не обманывай себя – себя ты отлучил. Сделав себя отступником от общения церковного единства, не думай, что ты в состоянии всех отлучить от себя. Ты только себя самого отлучил от всех».

Уже начиная с IV века Римские Папы постепенно пытаются закрепить за собой особый властный статус. Прецедентом здесь являются постановления Сардикийского Собора 343–344 гг., согласно которым любой епископ, низложенный на провинциальном соборе, может апеллировать к римскому престолу, а пока происходит все судебное делопроизводство, его кафедра должна оставаться свободной.

Первое обоснование первенства Папы Римского делает святитель Лев Великий, у которого есть такие слова: «Как Христос есть Сын Божий во веки, так и Петр, взявший на себя бразды управления Церковью, не оставляет их. Невидимо он (Петр) и ныне пасет стадо Христово, а видимо пасет Церковь через своих преемников на Римской кафедре». На IV Вселенском Соборе легаты Папы Льва отказывались признать новые полномочия Константинопольской кафедры как второй по чести и ссылались на упомянутые Сардикийские правила, ошибочно считая их Никейскими, с прибавкой о том, что римский епископ всегда обладал приматом.

Следующий крупный прецедент, на котором возник спор относительно власти Папы Римского, относится к IX столетию. Как известно, в этот период возникает конфликт между святителями Игнатием и Фотием (примирившимися впоследствии), и каждый из них ввиду определенных исторических обстоятельств поочередно, по два раза, занимает Константинопольскую кафедру. Соборы, осуждавшие позицию «игнатиан» и проходившие под председательством Патриарха Фотия, состоялись в 858 и в 861 годах. В свою очередь Папа Николай I выступает против определений данных Соборов и в письме к Главе Константинопольской Церкви пишет следующее: «Вся совокупность верующих получает наставление и целостность веры от сей святой церкви (Римской), которая есть глава всех церквей». Далее он анафематствует святителя Фотия и в 865 году пишет императору Михаилу, что его постановление «никем не может пересматриваться и никому не позволительно судить об этом решении». Приемник Николая I Папа Адриан II продолжает придерживаться прежней линии, а его позиция наиболее ярко выразилась в формуле, принятой на Римском Соборе 869 года: «Папа есть судия епископов и никем судим быть не может».

Решительным и итоговым ответом со стороны Восточного христианства стал Софийский Собор 879 года, который некоторіми историками рассматривается как Вселенский из-за того, что на нем присутствовали представители всех Церквей, а число его членов достигло 380, что больше чем на шести Вселенских Соборах, кроме Халкидонского. Позиция Рима к этому времени также изменилась ввиду того, что эту кафедру занял миролюбивый Папа Иоанн VIII. Так вот, в первом каноническом правиле Свято-Софийского Собора говорится следующее: «В преимуществах, принадлежащих святейшему престолу Римской церкви и ея председателю; да не будет никакого нововведения ни ныне ни впредь». Также здесь мы видим определения о том, что клирики, отлученные Папой Иоанном VIII, не должны приниматься в общение Патриархом Фотием и наоборот.

Однако же, как показал дальнейший исторический опыт, «маховик» папства уже был раскручен и постановления Софийского Собора не смогли его удержать.

Нововведения были достаточно печальные. Пропуская события 1054 года, перейдем сразу к понтификату Папы Григория VII Гильдебранда. Этот человек видел власть римского епископа в категориях теократического идеала как превышающую полномочия даже всякого светского правителя. Практически сразу после своего вступления на престол публикуется «Диктат» Папы Григория, в котором есть следующие положения: «Только папа может низлагать епископов (пункт 3). Римская Церковь никогда не заблуждалась и, как свидетельствует Писание, не может заблуждаться (пункт 22). Римский первосвященник, законно поставленный, несомненно становится святым по заслугам св. Петра (пункт 23)». С таким отношениям нет ничего удивительного, что примат Папы в сфере власти догматизируется и фактически приводит к учению о непогрешимости римского понтифика в вопросах доктринальных. Выразителем этой новой концепции становится Первый Ватиканский Собор 1869–1870 гг.

Для того чтобы как-то обобщить наш беглый взгляд на исторические прецеденты формирования примата папства, а также обозначить, как сегодня его понимают в Католической Церкви, нужно обратиться к их официальному Катехизису. В четвертом параграфе этого вероучительного документа читаем следующие положения: «Папа, Епископ Римский и Преемник св. Петра, есть постоянное и видимое начало и основа единства и епископов, и множества верных. Ибо Римский Первосвященник имеет над Церковью, в силу своей должности наместника Христа и пастыря всей Церкви, полную, верховную и вселенскую власть, которую он вправе всегда свободно осуществлять… Нет Вселенского Собора, если он не утвержден как таковой или, по крайней мере, не одобрен преемником Петра».

В противовес данным тезисам можно привести некоторые высказывания отцов Церкви и церковных писателей. Вот, например, слова Оригена: «Если ты думаешь, что на одном только Петре создана вся Церковь, то что сказал бы ты об Иоанне, сыне Громовом, и о каждом из апостолов?.. Разве не на всех и не на каждом из них осуществляется сказанное выше: Врата адова не одолеют ей». Учение о соборности Церкви можно увидеть и в изречении блаженного Иеронима Стридонского: «На Петре основана Церковь; это так, но в другом месте это говорится и о всех апостолах, что она на них построена и все они получили ключи Царствия Небесного... В равной мере на них всех утверждается крепость Церкви».

Что ж, беря во внимание все вышесказанное, обратимся теперь к некоторым изречениям Патриарха Варфоломея и его сторонников. Пытаясь оправдать дарование автокефалии украинским схизматикам, он отметил: «Эта высочайшая ответственность возложена Божественными и Священными Канонами только на первопрестольную Константинопольскую Церковь, поскольку ее предстоятель является первым среди православных», – явная аналогия с учением о первенстве апостола Петра. Здесь же можно вспомнить и слова архиепископа Элпидофора: «Архиепископ Константинополя и, соответственно, Вселенский Патриарх есть первый без равных». На Синксисе архиереев в сентябре 2018 года Патриарх Варфоломей высказал ряд положений, которые можно фактически рассматривать как некий парафраз упомянутых слов Папы Николая I: «Для Православия Вселенский Патриархат служит закваской, которая “заквашивает все тесто”… Если Вселенский Патриархат… покинет межправославную сцену, Поместные Церкви станут “как овцы, не имеющие пастыря”». Также некую параллель с приведенными вероучительными доктринами католического Катехизиса мы можем наблюдать в письме Константинопольского Патриарха Предстоятелю Иерусалимской Церкви относительно инициативы созыва Всеправославного совещания по вопросу решения возникшего кризиса: «Всеправославные Синоды Предстоятелей всегда созывались Вселенским Патриархом, который руководит этими Синодами». Определенную затравку на то, что Константинопольский Патриарх не может быть судим кем-либо другим, можно видеть в словах архиепископа Телмисского Иова (Гечи): «На основе канонов, согласно учению Православной Церкви, Вселенский Патриархат имеет привилегии. Кто с этим не согласен, тот фактически сам себя откалывает от православия».

Напоследок нужно сказать, что учение о первенстве власти Константинопольского епископа пока не введено в доктринальные документы и сохраняется на уровне высказываний самого Патриарха Варфоломея и его сторонников. Поэтому говорить о некой догматизации этого положения еще нельзя. Также пока никто не высказывался о его примате, подобно римскому понтифику, в вопросах вероучительных. Однако произведенный небольшой сравнительный анализ говорит нам о том, что наметившиеся тенденции указывают на опасность возникновения в православии такого явления, как «восточнохристианский папизм», что, в свою очередь, грозит еще большими потрясениями, чем те, которые мы можем наблюдать сегодня.

Протоиерей Владимир Долгих

Опубликовано: ср, 29/01/2020 - 15:30

Статистика

Всего просмотров 2,505

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle