Языки

  • Русский
  • Українська

Помощь монаха Александра

Содержимое

сайт Горловской и Славянской епархии

В Енакиево существует народное почитание монаха Александра (Шевчука), который жил здесь в середине ХХ века. Уроженец Западной Украины, он провёл большую часть жизни в Успенской Почаевской лавре. Во времена советских гонений на Церковь преподобный Кукша Одесский благословил этого монаха уехать на Донбасс.

 

На новом месте у монаха Александра долго не было своего угла, он имел проблемы с милицией, но многие люди обращались к нему за советом и с просьбами о молитве. Монах неизменно советовал ходить на исповедь, причащаться и стараться больше не грешить.

Люди свидетельствуют, что при жизни монах Александр был прозорливым и совершал чудеса. Продолжаются они и по молитве на его могиле. Не вынося никаких суждений о святости этого человека, приводим свидетельства о его молитвенной помощи, которые собрала жительница Енакиево Надежда Ефременко.

 

Любовный треугольник

Рассказывает Юлия:

У моей кумы, не получалось с работой, да ещё и брат её без работы остался. Самое прискорбное, что оба они оказались на иждивении у своей мамы-пенсионерки. Не привыкшие сидеть без дела, они очень томились таким положением вещей, к тому же брат боялся потерять квалификацию. Я и предложила подруге: «Наталья, а давай-ка сходим на могилу к угоднику Божию Александру!» Пришли, вместе с ней помолились, просили и за брата её — и Милостивый Господь всё устроил!

Через день Наталья уже была на той работе, о которой мечтала целый год, а дней через 8-10 и брат получил работу по своей специальности, которой очень дорожил. Теперь он трудится на том месте, о котором мечтал, дело свое любит и ценит.

Второй случай очень деликатный, настоящие имена я называть не буду, но саму историю расскажу как есть. Встречаю близкую подругу, а она заплаканная. «В чем дело, что случилось»? — спрашиваю. Долго она упиралась, не хотела рассказывать. Все равно, мол, никто уже не поможет. «Почему? — задаю вопрос. — Кто-то умер»? — «Нет». В конце концов она все-таки призналась, в чём было дело.

Когда наш город начинали бомбить, зять вывез свою жену — а её родную сестру — с ребёнком в другой город. Повод был таким: туда уже уехали друзья семьи, они помогут устроиться. Но вскоре открылся неприятный момент: незадолго до того он вывез в этот город и свою любовницу, с которой встречался уже шесть лет. С женой они прожили десять лет в так называемом гражданском браке, имели шестилетнего ребёнка.

Любовнице (назовем ее Яной) надоело ждать, и она пришла к супруге знакомиться. Жена (пусть её имя будет Олеся), сестра моей подруги, была от этого знакомства в глубоком шоке. Перестала есть, довела себя до жуткого состояния, ребёнок оказался предоставлен самому себе. Кто мог помочь Олесе? Родные все далеко. А ведь она горячо любила мужа, у них общий ребёнок, дом, друзья, десять лет совместной жизни — и вот всё пошло прахом…

— Да, — говорю я подруге, — сложная ситуация. А может, пусть она в церковь сходит, помолится? Там же есть храм?

— Нет, не пойдёт она. Она и меня укоряет, когда за племянника молюсь. Говорит, что ему от этого только хуже делается. Ей проще к гадалке обратиться. На мои слова о том, что Бог всех нас любит, она и внимания не обращает.

Слушаю подругу, и руки опускаются. Говорю, уже почти ни на что не надеясь:

— А давай на кладбище сходим! Там могилку почаевского монаха обрели. Говорят, это угодник Божий, народ регулярно к нему ходит, священники панихиды служат.

В ближайшие выходные мы стояли на могиле монаха Александра и молились в голос: «Помоги, спаси! Выпроси у Господа прощения! Выдай эту Яну замуж, чтобы к чужим мужьям не цеплялась!» Не просьба получилась, а крик о помощи — благо, рядом посторонних не было. Говорили всё, что думали.

В скором времени звонит ей сестра и говорит, что ребёнок заболел, лежит с высокой температурой. Они с мужем с ног сбились, от него не отходят, обо всех своих разногласиях и выяснениях отношений позабыли. А ещё через пару месяцев — сенсационная новость: пока ребёнок болел, помирились они и собираются возвращаться домой. Более того, они уже оформили свой брак и даже обвенчались! Но самое удивительное, что и Яна тоже вышла замуж и живёт счастливо с новым мужем, а на чужих больше не смотрит.

 

Пожить ещё немного

Рассказывает Любовь Ивановна Заботина:

Вместе с другими прихожанами нашего храма я бываю на могилке монаха Александра. У всех свои нужды и прошения. Вот и мне пришлось к нему обратиться, попросить его заступничества перед Богом для моего дяди, Анатолия Ильича Козлова.

Анатолий — брат моей мамы, живет в селе Ново-Александровка под городом Старый Оскол в Белгородской области. Он уже в возрасте, сердце слабое, да и в целом здоровье пошаливает. Случилось так, что пришлось ему перенести операцию на желудке. Операция, хоть и прошла успешно, была тяжёлая. Два раза дядя попадал в реанимацию, и врачи даже говорили нам готовиться к худшему. У монаха Александра я просила, чтоб помог ему поправиться и, если есть на то воля Божия, пожить ещё хоть немного.

Вскоре мне сообщили, что дяде стало намного лучше. Этим летом я была у них в гостях и своими глазами видела, как дядя Анатолий, который до этого из-за физической слабости ничего по дому делать не мог, сам траву косит! Теперь он бодрый, ещё и машину водит.

 

Рассказывает Сергей Сосин:

Однажды во время спортивной тренировки я получил травму. Травма оказалась серьезной, мне назначили операцию, удалили коленную чашечку. Первое время после я слегка прихрамывал, потом привык и уже как-то не обращал внимания на то, что случилось. Одно только огорчало: я православный христианин, регулярно посещаю храм и дома молюсь, а вот земные поклоны делать стало трудно, сразу боли начинались. А как молиться Пресвятой Богородице и не стать перед Ней на колени, не поклониться Ей? И вот на могилке монаха Александра я стал просить его о том, чтобы помог мне, хотя где-то на заднем плане время от времени появлялась мысль о том, что чудес не бывает. Не вырастет же у меня новая коленная чашечка! Чашечка, конечно, не выросла, но боли ушли и больше не появлялись. Теперь во время молитвы я свободно опускаюсь на колени, легко поднимаюсь с колен. Благодарю тебя, монах Александр!

 

Рассказывает Аурика Лебедева:

Весной 2016 года заболела моя мама. С ней случился гипертонический криз. Вызвали «скорую». Врачи стали делать кардиограмму — вдруг кардиограф перестал работать! Что делать, куда обращаться? А маме всё хуже. Один из врачей предложил вызвать кардиологическую бригаду, но были сомнения, приедет ли она, ведь всё это случилось ранним утром. Может, их ещё и на работе нет или заняты с кем-то другим. Я стала молиться монаху Александру, как умела, немного даже по-детски, своими словами. Вопреки ожиданиям, бригада приехала очень быстро. Они сделали кардиограмму, оказали необходимую помощь, и маме сразу стало легче.

Знаю ещё случай, когда одна семейная пара чуть не разошлась. Очень сильно они поругались, а ведь любили друг друга. Потом разногласия уже как снежный ком покатились, и оба не умели остановиться. О них молилась монаху Александру их очень хорошая знакомая, сама незадолго перед этим получившая от него помощь. Они и не знали об этом, но через два дня вдруг оба почувствовали, как улеглись злость и негодование, появилось желание извиниться друг перед другом. Они даже удивлялись, какими им показались незначительными взаимные претензии. В общем, всё у них наладилось, и теперь семья снова вместе.

Меня тоже ждало испытание. Совсем недавно на УЗИ врачи обнаружили камень в жёлчном пузыре и сказали, что без операции не обойтись. Я операции очень боялась, и небезосновательно: я аллергик, общий наркоз мне противопоказан. На могилку к монаху я ехала в состоянии уныния и практически отчаяния. Приложилась к кресту на могиле, начала молиться. Плакала. И вдруг… почувствовала невероятное облегчение. На душе стало легко и спокойно, появилась уверенность в благополучном исходе. Я поняла, что моя молитва услышана.

На следующий день поехала проведать подругу, которой уже сделали такую же операцию, заодно решила с результатами УЗИ зайти к хирургу на консультацию. Врач изучил результаты обследования и сказал: «Хорошо, что пришли! Сегодня же я вас прооперирую». Я была в шоке — как так сегодня? Я же не готовилась! Но мне тут же провели дополнительное обследование и через несколько часов прооперировали. Операция прошла успешно.

 

Рассказывает Мария Волкова:

Моя внучка Виктория очень больна. У неё состояние после перенесённой операции на головном мозге. Кроме того, ещё и серьезная болезнь со стороны желудочно-кишечного тракта. Пища не усваивалась, девочка худела, стала совсем слабенькой. Врачи поставили диагноз: истощение второй степени.

Я приехала на могилку монаха Александра, где как раз служилась панихида. Усердно молилась, просила о помощи. И произошло чудо — вскоре я заметила, что состояние ребёнка улучшается. Когда внучка съела бутерброд с колбасой, я глазам своим не могла поверить! Даже, честно сказать, была в панике — а что, если ей от этого станет совсем плохо? Ведь ей нельзя было есть даже хлеб, не говоря уже о мясе, молоке и других продуктах животного происхождения. Но с тех пор она может себе позволить даже рыбку жареную. Виктория уже не так устаёт, ходит в школу — правда, пока ещё только на один урок. Я верю и надеюсь, что и от основной болезни (опухоли, которая после операции вновь стала расти), она выздоровеет.

Ещё на могилке монаха Александра я просила за свою маму. Она как раз лежала в больнице и уже четыре дня была в коме. А ведь ей 96 лет, поэтому надежды на улучшение почти не было. Но уже на следующий день мне позвонила сестра и сказала, что мама пришла в себя.

 

Рассказывает монахиня Антония, насельница Успенского скита Касперовского монастыря Донецкой епархии:

Я пришла на могилку монаха Александра в Енакиево с заранее написанной запиской. Просила в ней, чтобы он помолился Господу обо мне, помог осуществить мою давнюю мечту — заниматься иконописью. И о здоровье тоже просила: из-за остеопороза мне и кисть в руках удержать иной раз трудно было, болело всё.

Вскоре после молитвы на могилке меня опять положили в больницу. Как обычно, сделали рентгеновские снимки. И выяснилось, что остеопороза кистей рук больше нет! Исчез, будто его и не было. А главное, что одновременно с этим я получила благословение на написание икон, о чём давно просила Бога.

 

Без работы непросто

Рассказывает Инна Игнатьева:

Мой сын уехал на заработки, находится далеко от дома. Конечно, я за него очень волнуюсь: как он там, в чужих краях? У нас была договорённость звонить друг другу по мобильному телефону или смс. И вот в какой-то момент звонки прекратились. Прошло томительных две недели ожидания. Я уже места себе не находила, не знала, что делать. Ехать к нему? — дорога дальняя и дорогая… И всё же стала собираться в путь. Времени на сборы было мало, и я хотела пропустить панихиду у могилы монаха Александра, но почувствовала в душе такой дискомфорт, что решила отложить все дела, а на панихиде всё-таки побывать. Выходя из дома, ещё раз отправила сыну смс, хотя уже и не надеялась на ответ.

Когда вернулась с кладбища, первым делом взяла телефон, чтобы просмотреть сообщения. И вот чудо — там был долгожданный ответ от сына! Он объяснил причины молчания. Но самое главное — теперь я знала, что с ним всё в порядке! А когда посмотрела время отправления его сообщения, оказалось, что это было как раз в тот момент, когда я решила идти на панихиду. Оно немного задержалось из-за медленной работы интернета.

 

Рассказывает Лариса Мартыненко:

Сочувствие к чужой беде побудило меня обратиться с молитвой к монаху Александру. Молилась ему всю зиму — и дома, и на могилку приходила. Просила, чтоб помог смягчить наказание группе молодых людей у нас на предприятии. Дело в том, что ребята серьёзно провинились, и им грозило увольнение, а найти новую работу сегодня непросто. Моя молитва была услышана: эти люди понесли заслуженное наказание, но без увольнения с предприятия, чему они очень рады.

 

Рассказывает Алла Шмурыгина:

Мы с сыном Алексеем после закрытия шахты остались без работы. По совету знакомой начали молиться о помощи монаху Александру. Приехали вместе с сыном к нему на могилку, отстояли панихиду, попросили о помощи. Через три дня, в один и тот же день, оба нашли работу.

 

Рассказывает Светлана Батоженко из Горловки:

Зять мой Роман уехал летом на заработки. И вот такая беда приключилась: буквально через неделю позвонил домой и сообщил, что решил разводиться. Жена его, дочь моя Марина, — в слёзы. За несколько дней исхудала, как тень ходит. Жили неплохо до этого, двух детей растили. Внучке шесть лет, внуку — двенадцать. Каково им будет без отца остаться?! И кинулась я к монаху Александру на могилку. Не один раз и не два приезжала, и всё молила его о заступничестве перед Богом: помоги, прошу, не дай детей осиротить!

Прошло два месяца, приезжает мой зять домой. О разводе — ни слова, будто ничего и не было. Детей обнимает, жену целует. «Как я, — говорит, — не понимал раньше, что в вас вся моя жизнь?»


Одесситы на Донбассе не чужие

Рассказывает Вероника Костенко:

Так случилось, что наша семья вынуждена была покинуть родной город Одессу. Не сразу мы на это решились, но и медлить было нельзя. 18 декабря 2017 года как раз исполнилось пять лет со дня преставления нашего духовного отца, схиархимандрита Ионы (Игнатенко). У него на могиле мы долго молились, просили благословения на переезд — и уехали на Донбасс, в Енакиево.

Беда, говорят, одна не приходит. После приезда у нас украли все вещи. Ночь переночевали на вокзале, а дальше куда идти? И пошли мы утром всей семьёй — я, муж Игорь, трёхлетняя дочка Машенька — в Покровский собор. От прихожан услышали о монахе Александре. Узнали, что он был духовным чадом преподобного Кукши Одесского, у раки которого мы молились перед отъездом из Одессы, и что каждую пятницу на могиле монаха священник служит панихиду.

Кое-как устроились мы в старом общежитии и начали каждую пятницу ездить на панихиды к монаху Александру. Наша Машенька после стресса, перенесённого в Одессе, постоянно плакала, не разговаривала. До этого она уже выговаривала много слов, и вдруг замолчала — только кричит. И ходить будто разучилась. И вот как-то мы втроём пришли на могилку к монаху Александру. Сидели там на скамеечке, и в этот момент подъехала машина, из которой вышли два человека, один из них — священник. Он долго молился стоя, а потом лёг на могилку, обнял обеими руками крест, который стоит у изголовья. Потом подошёл к нам, накрыл епитрахилью наши головы и начал читать молитвы. Машенька вначале кричала, вырывалась, я с трудом её удерживала, а под конец вдруг успокоилась, обмякла. Священник этот перед тем, как уехать, сказал: «Меня с Афона прислал к вам монах Александр. До самого Афона дошла его молитва. И вы тоже молитесь ему». Я даже имени его не догадалась спросить. Но самое удивительное — после этого дочка начала ходить! Не просто ходит — бегает! И кричит она уже меньше, и слова некоторые выговаривает.

Ещё я очень просила монаха Александра о помощи в решении жилищного вопроса — и тут в общежитие пришла комиссия, которая сделала вывод, что в таких условиях ребёнку жить нельзя. С Божьей помощью получили мы квартиру.

Были случаи, когда оставались совсем без денег. Помолишься монаху Александру, и он обязательно кого-то пришлёт. Люди помогали нам едой, деньгами, вещами. Наша семья всегда будет благодарна Богу и монаху Александру за его молитвы и помощь. Ещё хочу сказать огромное спасибо тем людям, которые нас поддерживают и помогают.

Надежда Ефременко

Теги

Опубликовано: ср, 06/02/2019 - 17:35

Статистика

Всего просмотров 94

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle