Языки

  • Русский
  • Українська

Опыт преподобного Агапита Печерского, или Что важнее физического здоровья?

Содержимое

Объясняет иерей Андрей Чиженко.

14 июня – день памяти преподобного Агапита Печерского, врача безмездного, т. е. такого, который не берет платы за свою медицину. Это дает нам возможность поговорить с Божьей помощью о здоровье вообще…

Часто человек видит в здоровье непреложную и неизменную ценность или даже, можно сказать, самоценность – самодостаточную величину, кроме которой часто ничего более не нужно.

«Просим у Бога здоровья и благополучия, а более ничего не нужно. Этого достаточно», – так мыслит плотяной человек. И действительно наши храмы наводнены просящими здоровья себе и своим близким.

Мало того, на этом могучем желании людей иметь здоровье паразитируют множество экстрасенсов да колдунов. Можно видеть, как много их приходит именно к мощам святых лекарей-целителей (в частности, к мощам преподобного Агапита Печерского, которые почивают в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры). Они приходят для того, чтобы «подзарядиться» от мощей, как от «батарейки», некоей целительной силой, чтобы дальше могли творить свое пагубное для человека колдовское дело.

Это, конечно, очень узкий и антихристианский подход. Но не будем голословными. Вчитаемся в жития и высказывания различных святых…

Святой первоверховный апостол Павел: «Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение… Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас» (Флп. 1:21, 23, 24).

Житие святого апостола Андрея Первозванного в изложении святителя Димитрия Ростовского: «Когда слуги хотели отвязать его (святого апостола Андрея. – Прим. авт.) от креста, то не могли прикоснуться к нему; множество и других людей, одни за другими, старались отвязать его, однако не могли, потому что руки их приходили в омертвение. После сего святой Андрей воскликнул громким голосом:

– Господи Иисусе Христе! Не попусти мне быть снятым со креста, на котором я повешен за имя Твое, но приими меня, Учитель мой, Которого я возлюбил, Которого познал, Которого исповедую, Которого желаю видеть, чрез Которого я стал тем, что есмь! Господи Иисусе Христе, приими дух мой с миром, ибо время уже мне придти к Тебе и зреть Тебя, так сильно желаемого мною! Приими меня, Учитель Благий, и не ранее повели мне быть сняту со креста, как примешь дух мой!

Когда он говорил это, его осиял свет с неба, как молния, на виду у всех, и блистал вокруг его, – так что для тленного человеческого ока невозможно было смотреть на него. Этот небесный свет сиял вокруг него с полчаса, и когда свет отступил, святой Апостол испустил дух и отошел в блистаниях света, чтобы предстать Господу».

Очень назидательным и предельно ясным является случай из жития святого мученика Уара: «Клеопатра же, припав к мощам святого Уара, молилась такими словами:

– Молюсь тебе, страстотерпче Христов, испроси для меня у Бога то, что будет угодно Ему и полезно мне, а также и единственному сыну моему; я не имею просить более того, что хочет Сам Господь; Он Сам знает, что нам полезно, и пусть совершается над нами Его благая и совершенная воля!

Неожиданно ребенок заболел и умер. Безутешная мать тотчас принесла его тело на могилу святого Уара и обратилась к нему с мольбой, напоминая о том, как она ему служила ранее. Изможденная, она заснула и увидела во сне святого, который держал ребенка на руках, – оба были в сияющих одеждах. Святой упрекнул Клеопатру в маловерии и сказал, что сын ее теперь находится под его покровительством. Ребенок же заверил мать, что ничто не заставит его оставить жизнь вечную и благостную, чтобы вернуться в мир страдания. Клеопатра захотела присоединиться к ним, но святой Уар поручил ей еще некоторое время потрудиться во спасение, и они исчезли, благословив ее.

Пробудившись, благочестивая женщина переодела тело сына в праздничные одежды и приступила, полная радости, к погребению. Она раздала все имущество бедным и посвятила жизнь служению при храме. Она так угодила Богу постом, ночным бдением, милостыней и молитвами, что удостоилась созерцать сына каждое воскресенье в его сияющей обители. Через семь лет она предала Богу душу и присоединилась к Уару и сыну в славе избранных».

И вот случай из жития, поминаемого нами ныне, преподобного Агапита Печерского. Отрывок взят из Патерика Печерского: «По смерти святого (Агапита. – Прим. авт.) армянин пришел в Печерский монастырь и сказал игумену: “С этих пор я оставляю армянскую ересь и истинно верую в Господа Иисуса Христа, Которому желаю работать в иноческом святом чине. Ибо мне явился блаженный Агапит, говоря: «Ты обещался принять иноческий образ, если солжешь, то с жизнью погубишь и душу». И я верую, что явившийся ко мне – свят; потому что, если б хотел он долго жить здесь, Бог даровал бы это ему… И я думаю теперь, что он сам хотел уйти от нас, как святой, желая Царствия святых…”».

Святитель Феофан Затворник: «Полюби прискорбность ради великой ее спасительности и возбуди в себе жаждание ее, как пития хотя горького, но целительного».

Обратимся к этимологии слова «целительный», т. е. такой, который сотворяет человека целостным. Вспомним евангельское зачало, читаемое в Неделю 4-ю по Пасхе о расслабленном. Окончание зачала на церковнославянском языке звучит так: «Яко Иисус есть, иже мя сотвори цела» (Ин. 5:15) – т. е. не сотворил здоровым, а сотворил целым, восстановив не только физическое здоровье, но и духовное. Ведь Спаситель, как Бог, мне кажется, зная грехи людей, принимал их молчаливое покаяние перед исцелениями. Т. е. совершалось Таинство Исповеди. И сам Он говорил, что болезнь часто напрямую есть следствием греха.

Мы видим, что слово «целостность» и евангельское сотворение целым предполагают нечто большее, чем выздоровление. Это восстановление той первозданной обожествленной целостности всего духовно-телесного человеческого естества, которая была у первых людей в раю до грехопадения. Поэтому восстановление целостности, на мой взгляд, есть синонимом словосочетания восстановления богообщения – связи между Богом и человеком.

Я не призываю в этой статье вас, дорогие братья и сестры, не просить здоровья у Бога. Можно и нужно это делать. Но мы также должны в полной мере осознавать, что физическое здоровье – это не самоцель. Оно только средство, талант, благодатный ресурс, который человек должен тратить с двумя целями – приближения к Богу и творения добрых дел ближнему своему. Если перед нами не стоят эти две великие цели, обозначенные Самим Господом нашим Иисусом Христом в евангельских заповедях, то тогда здоровье превращается в яд, в инструмент греха, который не созидает, но разрушает человека.

Преподобне отче Агапите, моли Бога о нас!

Иерей Андрей Чиженко

Опубликовано: ср, 13/06/2018 - 16:30

Статистика просмотров

За час: 4
За сутки: 4
За неделю: 140
За месяц: 1,211
За год: 1,211
За все время: 1,211

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle