О чем думалось во Владимирском соборе у раскольников

«Батюшка, как Вы думаете, можно ли сходить во Владимирский собор, захваченный раскольником Филаретом, приложиться к мощам священномученика Макария и великомученицы Варвары?» – спросили мы у протоирея Андрея Миткалика, настоятеля больничного Владимирского храма при 17-й городской больнице, находящейся напротив Владимирского собора, куда пришли для интервью.

«Бог благословит. Только до начала службы. С раскольниками молиться нельзя», – был ответ.

…Вечерело, уже звонил колокол Владимирского собора пред началом вечерней службы накануне Недели о мытаре и фарисее. Я шел к Владимирскому собору, в который не заходил без малого лет 20. Собор в плену раскольников. Любимый киевлянами Владимирский собор, на открытии которого была святая августейшая семья императора Николая Второго, увенчавшая свою жизнь мученической смертью от рук безбожной власти в 1918 году.

Нахлынули воспоминания.

Начало 1990-х

С 1990 по 1992 год мне довелось быть главным редактором «Украинского православного вестника» – первой православной газеты УПЦ в бытность митрополита Филарета (Денисенко), тогда еще законного иерарха. К сотрудничеству и созданию газеты меня пригласил на Пушкинскую, 36 викарий  митрополита и управделами молодой епископ Ионафан (Елецких), ныне митрополит Тульчинский и Брацславский, впоследствии лишенный сана за неповиновение  Филарету, пытавшемуся навязать автокефалию УПЦ (восстановлен Архиерейским Собором после раскола). Тогда  уже начались нестроения в Церкви в связи с агрессивным и деспотичным правлением Филарета. Подписывать обращение к Патриарху Алексию о предоставлении автокефалии отказались три епископа – епископ Онуфрий (ныне  Предстоятель УПЦ), епископ Сергий (ныне митрополит  Тернопольский и Кременецкий) и епископ Алипий (ныне архиепископ  Краснолиманский), был смещен с кафедры и митрополит Винницкий Агафангел (ныне митрополит Одесский и Измаильский). Начались протесты верующих, на коленях перед окнами Филарета стояли монахини монастырей Винницкой епархии. В Киев приехал Александр Нежный из журнала «Огонек», написавший по горячим следам статью «Его Блаженство без митры и жезла», в которой вскрыл антицерковную и антиканоническую деятельность Михаила Денисенко, упомянув при этом нелицеприятные факты из личной жизни митрополита. Публикация заканчивалась такими  словами: «Лично я – за то, чтобы независимая Украина создала все условия для процветания единой и независимой Украинской Православной Церкви. Но всеми помыслами, всей душой и всем существом моим я против того, чтобы эту Церковь возглавлял Михаил Антонович Денисенко». 

Не стану повторять  дальнейшие события в УПЦ, ложь Филарета, создание так называемой УПЦ Киевского Патриархата, пытающейся вот уже 25 лет разорвать хитон Христов, сеющий смуту и разделение по всей многострадальной Украине.

В соборе. Пророчество блаженной Марфы

Переступив порог собора, с сердечной болью взглянул на бессмертные  росписи и работы российских художников Виктора Васнецова, Михаила Нестерова, Павла Сведомского, Вильгельма Котарбинского, Михаила Врубеля. Могли ли они предположить, что с амвона собора, посвященного 900-летию Крещения Руси, будут звучать проклятия в адрес Русской Православной Церкви, что эта святыня будет захвачена раскольниками?

Вспомнился светлой памяти старец Руф – монах Киево-Печерской  Лавры, побывавший во времена хрущёвских гонений в заключении (погребен на монастырском кладбище обители), с которым довелось познакомиться в 1988 году во время открытия Лавры. Рассказывая историю своей жизни, о событиях закрытия Лавры в 1961 году, он не преминул вспомнить о пророчествах блаженной Марфы, проживавшей в Киеве на Оболони, с которой он поддерживал духовную связь. Как я выяснил позже, у блаженного старца  был  определенный круг знакомых и духовных друзей – всякого рода Христа ради юродивых и «блажненьких», которых в миру многие принимали за сумасшедших. Журналистское любопытство подвигло меня увидеть Марфу и пообщаться с ней.

Встреча состоялась в конце 1988 года (за четыре года до раскола) в ее однокомнатной квартире. Жаль, не было с собой  фотоаппарата, но был диктофон. И сохранилась запись разговора.

Вот что она говорила: «И снится мне сон. Стою я во Владимирском соборе и знаю, что служит Филарет. Но служит он как-то странно: стоит боком к алтарю. Гляжу на алтарь, а со стены выглядывает глава зверя черного, который так крутит головой. А Филарет от него отвернулся, будто не замечает. А я и спрашиваю: «Что ж ты, враг, сюда залез?!» А он скалит зубы, будто ухмыляется. И проснулась я…»

Обличала Филарета задолго до раскола и блаженная Алипия Христа ради юродивая в Демиевской церкви, когда будущий раскольник приехал туда для совершения Литургии. Она кричала: «Обманщик, обманщик!», за что была тут же выдворена вон. Об этом рассказывал мне бывший, ныне покойный, настоятель храма протоиерей Мефодий Финкевич.

…Я подошел к раке святителя Макария, приложился с молитвой об уврачевании раскола, затем и к благодатным мощам святой Варвары Великомученицы, попросил помощи о близком человеке, готовящемся к операции. И вышел из храма. По-прежнему звонил колокол, «духовенство» выстроилось для встречи своего «патриарха». Я не стал наблюдать церемонию ряженых раскольников, а вернулся в маленький  домовой храм о. Андрея. Началась служба накануне Недели о мытаре и фарисее. Последнего погубила гордость. Интересно, что думает об этом сам престарелый лжепатриарх?

Сергей Герук

Опубликовано: вт, 07/02/2017 - 16:59

Статистика

Всего просмотров 402

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle