Мое путешествие к старцу Дионисию. Часть вторая

Бог – это сердце всей и всяческой красоты Вселенной: от великих стихов и горных рассветов до улыбки любимой и встреч со старцем.

***

Интересно, что иконная лавка в обители Креста открывается крайне редко –  после воскресной Литургии всего на один час. У монахинь нет цели продать тот или иной товар гостям, похоже, они и лавку держат для того, чтоб порадовать приехавших из других стран людей, желающих привезти что-то отсюда домой на память...

***

Монахини обители Креста обладают искусством готовить из различных трав и сочетаний мёда мазь, которая тотчас после применения снимает всю боль в суставах и неоценима при различных артрозах и артритах. Эта мазь продаётся в иконной лавке, но, как и всё остальное, воспринимается не как товар, а как ещё одно чудо и продолжение необыкновенной доброты сестер.

***

Вечерня (не путать с вечерней), трапеза, повечерие – таков каждый вечер в обители Креста. И как блаженно слушать тихие голоса сестёр, совершающих службу и не старающихся сотрясать своим голосом храмовые паникадила...

***

Обитель Креста построена в 90-е годы XX века. Одна добрая семейная пара, некий Димитрий (1922–2005) и его жена, не имела детей. Но им хотелось оставить о себе на земле добрую память, и они приобрели участок земли в горах близ города Фивы и отдали его старцу Дионисию для постройки монастыря.

***

Я сижу в открытой беседке ночного монастыря, подо мной горы и рядом монастырский замок. Я вслушиваюсь в звенящую тишину ночи, будто один на тысячи километров, но всё полно скрытой жизни, и складывается такое хокку:
Тишины такой
Звучащей
Не слышал я...

***

Поздним вечером мы поднимались на третий этаж обители и увидели геронтиссу Иероними, мывшую после всех тарелки и ложки...

***

Старец никому не пишет отчётов о проделанной работе, и его труд по отношению к каждому неповторим, словно труд поэта над стихотворением. Старец заботится не о том, чтобы охватить как можно больше людей (как поступают неразумные), но чтобы каждый вырос в подлинности и красоте, по крайней мере каждый, кто того действительно захочет, ведь, как говорили древние греки, бороться с глупостью бессильны сами боги...

***

Как же я благодарен сёстрам обители Креста за эту тихую службу утрени и Литургии. Но нужно понимать, что эта служба есть тишина молчащего до поры поэта, в котором, даже когда он не произносит слов, звучит такое таинство жизни, которым Дух Святой сотрясает Вселенную...

***

Старцы и поэты идут по всем дорогам нашего мира и всюду несут в себе настоящесть Духа Святого. И все, в ком есть жажда настоящего, пусть и неосознанная, идут за ними и приходят к Богу...

***

Здание обители Креста построено в форме средневекового замка (да и некоторые из монахинь здесь носят имена западноевропейских средневековых православных святых). А у выхода из замка висит зонтик. Он ничей и общий, чтобы всякий выходящий на улицу смог в случае надобности защититься от дождя. И в этом зонте у входа ощущается забота сказочной семьи муми-троллей о друг друге и всех, кто пришёл к ним в гости...

***

Геронтисса Иероними как-то после трапезы обняла нашего больного мальчика и сказала: «Он Ангел! Люблю его!». Мы расплакалась, а она продолжила: «Я никогда не видела таких вежливых людей. Как бы я хотела, чтобы бы вы всегда были здесь!».

Узнав же, что я поэт и писатель, она просила меня прочесть мои стихи.


***

Ожидая приезда старца Дионисия, я думал, что старец как Гэндальф, – даже самые лучшие из хоббитов не знают, когда он придёт, но очень надеются на эту встречу...

***

Службы в обители Креста совершаются на греческом, но, когда приезжают гости из других стран, сестры читают некоторые молитвы на языке приехавших, например на церковнославянском или английском...

***

Некоторые паломницы спросили геронтиссу, когда на трапезе будет сыр, и она (настоятельница!) просила у них прощения, что нет сыра...

Интересно, что на следующий день монахини исполнили желание нетерпеливых паломниц и, кроме всего прочего, вынесли на трапезу большие пиалы с вкусным и необычным греческим сыром...

***

Как всё-таки действует благодать! Удивительно смотреть на отдельных сестёр обители, которым больше пятидесяти лет, но они носятся по монастырю как девочки лет пяти, и в глазах у них столько же счастья.

***

Когда в обители Креста есть гости, то на утренней трапезе читаются поучения на языке гостей. Так, нам довелось услышать замечательные мысли старца Эмилиана Вафидиса, наставника старца Дионисия.

***

В обители мы услышали интереснейшую мысль, высказанную когда-то старцем Эмилианом Вафидисом. «Как узнать, в Боге ли человек?» – спрашивает он и отвечает, что это очень просто и узнается по тому счастью и радости, которые являются глубоким внутренним состоянием живущего в Духе человека.

***

Проведя неделю в обители Креста и глядя на монахинь, я вспоминал слова из толкиновской сказки «Властелин колец», эпизод, где отправившиеся в путь хоббиты встречают в лесу дивных эльфов: «Пин потом не слишком помнил, что он пил и ел: он больше глядел на ясные лица эльфов и слушал их голоса, разные и по-разному дивные; и казалось ему, что он видит чудесный сон. Он только помнил, что давали хлеб – белый и такой вкусный, будто ты изнемогал от голода, а тебе протянули пышный ломоть; потом он выпил кубок чего-то чистого, как из родника, и золотистого, словно летний вечер».

***

Поэты и старцы существует ещё и затем, чтоб вытаскивать людей из болота неправильных представлений. И, быть может, важнейшее тут – это напомнить забывшему человечеству, что Бог достоин того, чтоб Ему доверяли, и что мир потому и сказка, что высшие силы постоянно сражаются на нашей стороне...

***

Обитель Креста, как и все монастыри старца Дионисия, интернациональна. Здесь нет местечковости ни в размахе, ни в восприятии, здесь дышит то вселенское православие, которое восхищало святых отцов. Да и сестры здесь собрались из США, Канады, Германии, Греции и множества других стран. А уж гости приезжают чуть ли не из других галактик: японцы, арабы, африканцы, американцы, европейцы, австралийцы. И остаётся только удивляться разнообразию задуманной Господом красоты, столь не очевидной для многих людей, никогда не покидавших своего дома...

***

Интересно, что такое разнообразие культур и стран не затрудняет общения. Если вы хоть немного знаете английский, то удивитесь тому, что даже японцы и африканцы найдут с вами общий язык. А если вы не способны к языкам или думаете, что не способны, не беда! Здесь обязательно встретится кто-то выучивший тот язык, на котором говорите вы. Так, одна сестра обители, приехавшая сюда из США, выучила русский, а ещё одна сестра из Канады отлично овладела украинским. Потому здесь ты не остаешься без поддержки и вдруг понимаешь, что важнее всего, чтобы все владели языком человечности и доброты...

***

Как и во всех остальных монастырях старца Дионисия, в обители Креста на трапезе нет разделения стола: монахини, гости, пришедшие нищие и геронтисса игуменья – все едят одну и ту же очень вкусную, хотя и простую, но с любовью приготовленную пищу...


Многие храмы Греции открыты, и никто их не охраняет. Человек может зайти в такой храм в горах или посреди леса, помолиться и даже переночевать. Так, в обитель Креста в гости приезжает некий ирландец. Он любит на несколько дней уходить из монастыря и бродить по окрестным горам. На ночёвку гость всегда останавливался в пустых храмах...

***

Священник обители Креста –  пожилой и добрый иеромонах Соломон. Он очень любит животных, и те ему отвечают тем же: когда он ходит по монастырским дорогам, то за ним бегут 15 местных котов и две собаки. Он же кормит и живущих тут павлинов. Познакомившись с нами, он, чтоб нас порадовать, прежде всего спросил: «Хотите, я принесу вам павлиньих перьев?»

***

Вся наша подлинность связана с вольным желанием истины и добра. Старец Эмилиан Вафидис говорит об этом так: «Слово ‟нужно” даёт ощущение рабства, отбивает желание продвигаться вперёд, слово ‟нужно” не приводит к Богу».

***

Очень укрепляют почти каждодневные Литургии в обители Креста. Здесь никто не ищет повода не допустить тебя к причастию, но по древней греческой традиции причащаются все, кто только этого жаждет. Как-то мы проспали службу, и монахини пошли просить священника вынести чашу уже только для нас, чтобы и этот наш день был наполнен Небом.

***

Здесь каждое первое число служится удивительный молебен благословения месяца.

***

Когда геронтисса пригласила нас попить кофе, то сама принесла и чашки, и угощение...

***

Вечером перед последним днем нашего пребывания в обители Креста и в Греции вообще нам всем уже казалось, что у старца Дионисия не получится встретиться с нами. Даже геронтисса Иероними говорила, что старец не в Греции и, скорее всего, не приедет. Ночью нам написали, что завтра старец улетает в Париж, и надежды на встречу осталось совсем мало. Мы очень печалились, но ведь я сказочник и моя супруга – чудесная эльфийка и нам известно, что Господь чудодействует тогда, когда люди начинают терять надежду. Ведь у Него всегда припасен счастливый конец для всех, кто стремился к свету. Людям серости и умникам невозможно поверить, что мир стоит на этом законе счастливого конца и что всё вокруг – это живая сказка, написанная Самим Богом. Но мы-то знали, что это так, хотя надежды оставалось всё меньше, а боли от невстречи всё больше.

–  Ты ведь ученик старца и должен принять его волю, – говорила мне моя супруга. – Ты должен понять, что он очень хотел нас увидеть, но кому-то сейчас его помощь нужней и важней.

И я, хоть с трудом, однако соглашался с мудрыми словами моей любимой, хотя легче не становилось.


Утром последнего дня перед отлётом мы причастились и отправились с четырьмя нашими спутниками в Афины. И тут произошло следующее. У одной из спутниц внезапно и беспричинно отключился телефон с картами города. Попытки исправить его ни к чему не приводили, и, пока другая наша спутница включала свой интернет (трафика которого у неё было мало), мы с моей эльфийской супругой решили от всего сердца поблагодарить Бога даже и за то, что мы не встретились со старцем, ведь Господь знает, что делает. Первой это придумала супруга, и, когда она произнесла слова благодарности, мир вернулся в её душу. За ней последовал я. И тотчас мы услышали радостный крик нашей спутницы, включавшей свой интернет. Оказывается, в эту самую минуту старец Дионисий написал на её номер, что ждёт нас в афинском аэропорту в 16.00, то есть через два часа...

Отдельная история о том, как мы старались успеть в аэропорт, но и тут Господь коснулся ситуации – и авиарейс старца на Париж задержали на полчаса...

Когда мы приехали в аэропорт, то без труда нашли место, где нужно было ждать старца: там уже собралось множество монахинь, священников и разных людей. Подошли и мы. Старец приехал на машине, вошёл в здание – и вокруг него словно загорелся свет. Прежде всего он обратился ко мне со словами: «Старец просит у вас прощения, что у него не хватило дней и ночей видеть вас». И с этих слов начиналось явное для всех пространство сказки. А дальше он начал приём людей и чуть больше чем за час успел выслушать и обрадовать каждого, и никто из пришедших не ушёл ни печальным, ни огорченным. Для каждого у старца находились особенные слова, каждого он спешил согреть. Видя небывалое зрелище, к нам подходили люди, и всех их старец включал в это пространство любви и сказки, всех выслушивал, радовал, вдохновлял.
Это походило на то, как некий волшебный король раздаёт дары всем вокруг, всем, кто долго шёл к свету и счастью.

–  Это похоже на сказку, –  сказали мы сопровождавшей старца монахине.
–  Ну, вы же сказочные персонажи, – улыбнулась она...

А старец говорил с каждым из нас и удивительным образом чуть больше чем за час уделил каждому столько времени, сколько кто хотел. Каждый успел спросить и сказать обо всём, а старец успел решить трудности и вопросы более чем двадцати человек. Думаю, такого торжества афинский аэропорт ещё не знал...

Когда старец Дионисий Каламбокас говорит с людьми, то часто его взгляд направлен не на собеседника, а в какие-то особенные глубины мира, где явственен Бог и куда возможно проникнуть лишь чистым сердцем, поэзией и молитвой...

Рядом со старцем Дионисием восстанавливаются достоинство и значение человека...

Наконец, поговорив со всеми, старец благословил и обнял каждого и ушёл на свой самолёт. А мы со спутниками сели в арендованную семиместную машину и отправились в обитель Креста. Ехать было долго, и вернуться мы должны были затемно.

В машине наши спутницы удивлённо делились впечатлениями, как старец мудро решил их сложные жизненные вопросы. А потом они неожиданно для себя стали вспоминать стихи известных поэтов, петь песни Окуджавы и «Город золотой» Гребенщикова.

–  Что это с нами? – удивлялись они.

–  Это всё то высокое, что всегда было в вас, но глубоко и не явно для вас самих. Господь коснулся вас через старца и высвободил из ваших сердец поэзию, радость и свет, – отвечала им моя супруга.

... И все согласились с ней.

Мы приехали в обитель Креста ночью, а в пути нам несколько раз звонили монахини и переживали о нас. Только мы вошли в обитель, как оказалось, что игуменья геронтисса Иероними уже накрыла нам вкуснейшую трапезу.

–  Я так переживала, что вы не увидите старца, – сказала нам геронтисса, –  это было глубокой болью моего сердца...

И было видно, как она счастлива о нас всех...

–  Мы нигде не видели ни таких людей, ни такого отношения, – говорили наши спутницы.

И мы с супругой хорошо понимали их, ведь одно дело читать о том, что великого совершалось в прежние века, и совсем другое – увидеть воочию ту единственную добродетель и красоту, которые имеют награду на Небе. Имя этой добродетели и красоты – христианство.

Артём Перлик

Теги

Теги: 

Опубликовано: пн, 14/10/2019 - 16:16

Статистика

Всего просмотров 795

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle