Языки

  • Русский
  • Українська

Книга Товита – книга утешения

Если кто-то хочет понять, что такое наш мир на самом деле, то такому человеку будет достаточно прочесть библейскую Книгу Товита и он увидит, что весь наш мир по сути своей – это совершающаяся на самом деле сказка.

Бернардо Каваллино. Архангел Рафаил и Товия. XVII век

Мне могут, конечно, на это возразить: «Ты сказочник, а потому во всём видишь сказку». Вот и Библия видит во всём случающемся и существующем то же самое.

И что есть Евангелие, как не сказка, которая стала реальностью и сбылась? А сбывшись освятила такое мировосприятие, которое на языке высокого богословия зовётся святоотеческим, но вполне могло бы зваться и сказочным.

Доказывать этот радостный факт я мог бы с чего  угодно, но обращусь в этот раз к Книге Товита. То чувство, которое передаёт читателю эта Книга, святые именовали по-разному: пасхальностью бытия, пронизанностью мира Богом, чудом Промысла, ведущем всех добрых к счастью.

Это чувство сути жизни как таковой, которое явно для чистых и добрых и о котором святой Иустин Сербский говорит, что «по своей Божественной, логосной сути жизнь есть рай». Варсонофий Оптинский приводит следующий рассказ: «Были у меня недавно студенты духовной академии и вспоминали свое первое посещение меня, недостойного. Было их несколько. Между ними некоторые иеромонахи. Все с богословским образованием, многие из них прекрасно говорят проповеди. Шли они ко мне и рассуждали:

– Что может он нам сказать в назидание, ведь игумен Варсонофий не имеет богословского образования!
– Пришли к вам, – говорили потом студенты, – а вы задали такой вопрос, на который из нас никто не мог дать ответа надлежащего. Мнения разошлись. А когда спросили вас, вы дали прямой ответ, который всех сначала удивил, а потом все с ним согласились.

Вы спросили: что такое жизнь? Затем определили это понятие двумя словами: жизнь есть блаженство.

Сначала мы начали возражать: как блаженство, когда на каждом шагу скорби, болезни, неприятности? Сам Христос сказал, что есть врата для достижения блаженства. Ввиду оригинальности сравнения, мы вас не поняли и недоумевали, о каких вратах вы говорите. Вы тогда пояснили нам: “Блажени милостивии, блажени чистии сердцем” – они получат наивысшее блаженство.
Что я говорил студентам, то могу сказать и вам: Христос всех призывает к блаженству».

Остановимся на этом восприятии жизни как рая и как блаженства и увидим, что это и есть первая  истина сказки – жить невыразимо хорошо и светло.

А. Шмеман говорил: хотя в нашем мире и есть зло, но везде и всюду мы видим победу добра – в каждой истории – если только мудры. Ибо наш мир – это место, где из каждой клеточки бытия, из каждого мгновения жизни доброго человека растёт Царство Небесное. Таково первое богословское основание видеть мир как великую, существующую на самом деле сказку.

Сказка открывает читателю ту важную истину, которую редко сердцем знают даже и верующие люди: что мы можем всецело доверить свою жизнь Богу, потому что от начала вселенной Он творил мир и всё, что было и будет в нём так, чтобы мы каждый раз и во всех историях обретали счастливый конец.

«Но не вдруг, не вначале чудодействует Господь, а когда большинство  станет терять надежду, Он явит собственную силу, с одной стороны, с другой – воспитает терпение в терпевших. Он ждёт, пока буря разразится, и тогда начинает чудодействовать и творит чудеса необыкновенные», – пишет святой Иоанн Златоуст. Почему именно так?

Потому, что в это время кажущейся оставленности человек может явить дивное проявление любви – надежду за пределом надежды, как сказал о ней митрополит Антоний Сурожский.

В сказке Джона Толкина есть такое описание разговора эльфа и человека о надежде. Эльф говорит, что у его народа есть два слова, обозначающих надежду: первое основано на предвидении некоторых событий, но мы не считаем его надеждой, а второе – истинная надежда, потому что основана она не на событиях или фактах, не на наших увереньях и ожиданиях, а на самой сути вещей.

Так и наша надежда за пределом надежды основана на самой сути вещей, на том, что Бог есть Любовь, а любовь не может попустить зла любимому. Против этого уверения сердца восстают, бывает, почти все обстоятельства жизни, и собственное сердце, бывает, возмущается на него – но всё же Бог приводит каждого доброго к настоящей радости.

Обо всем этом – очень много в Книге Товита, одной из неканонических книг Ветхого Завета.

Многие отцы и учителя Церкви высоко ценили Книгу Товита, например, св. Афанасий Великий и св. Иоанн Златоуст. Каждый из них заносит эту книгу, без всяких ограничений, в свое «Обозрение» (Synopsis) книг Священного Писания.

Фрагмент Книги Товита на еврейском языке был найден при раскопках в Кумране.

Товит, автор книги, очень добрый правоверный еврей, живущий в плену в городе Ниневии (это было время, когда еврейский народ был порабощён захватчиками – ассирийцами).

«Я, Товит, во все дни жизни моей ходил путями истины и правды, и делал много благодеяний братьям моим и народу моему… алчущим давал хлеб мой, нагим одежды мои и, если кого из племени моего видел умершим и выброшенным за стену Ниневии, погребал его».

Товит тайно хоронил евреев, которых приказывал убить злой ассирийский царь Сеннахирим. Ассирийцы донесли на Товита, он бежал из города: «и было расхищено всё имущество моё, и не осталось у меня ничего, кроме Анны, жены моей, и Товии, сына моего. Но не прошло пятидесяти дней как два сына его (царских) убили его (царя)… и воцарился вместо него сын его Сахердан».

В народе говорят: «Не рой яму другому», в Ветхом Завете сказано: «Взгляните на прежние роды, кто верил Господу и был постыжен?».

Товит вернулся домой. Конечно, эти пятьдесят дней не могли легко даться его сердцу, но и они не были сильнее надежды. Вернувшись, Товит готовит большое угощение и просит сына Товию привести за стол кого-нибудь бедного – несчастье не делает его эгоистом. Сын вернулся и сказал, что на площади лежит мёртвый еврей, и Товит, встав из-за обеда, пошёл похоронить его:
«Соседи насмехались надо мною и говорили, ещё не боится он быть убитым за это дело; бегал уже, и вот опять погребает мёртвых».

Товит утомился и уснул за городской стеной, где копал могилу: «На стене были воробьи. Когда глаза мои были открыты, воробьи испустили тёплое на глаза мои, и сделались бельма».

Несчастье постигло праведника, живущего для Бога, но это ещё не конец истории. Поразительно во всех историях то, что нас ведёт к радости и любви Божией сама радость и любовь Божия.

Святой Иустин Сербский говорит: «Господь ведёт нас в радость воскресения, но проводит и через радость страдания».

Удивительно, но в самом страдании Божий человек обретает три вещи. Он явно чувствует, что его страдание не напрасно, а имеет космическую, вселенскую важность, как  и вся его жизнь; страдание, очистив его, введёт его в свет; свет не только потом будет, но и сейчас уже с ним, потому что Христос реально присутствует в глубине его страданий.

Человек испытывает острую муку, но одновременно эта острая мука становится острой радостью.

Митрополит Антоний  Сурожский также говорил о надежде за пределом надежды. Дело в том, что у людей, имеющих благодать, в сердце есть удивительное чувство того, что всё, несомненно, окончится хорошо, потому что Бог управляет миром и в мире нет ничего невозглавленного. Это чувство особо остро может проявляться посреди видимого страдания. Человек не знает, каким именно образом всё будет хорошо, но он имеет это предощущение хорошего конца в себе самом и это предощущение есть не что иное, как уверение Самого Бога, Который открывается душе, что Он рядом с ней, пока душа борется со страданиями и искушениями. Он даёт нам возможность совершить подвиг ради Него, пострадать ради Него и ради нашего преображения.

Сказка оказывает на души исцеляющее воздействие. Оно заключается в том, что человек, читающий сказку, понимает, что не в сказке, а на самом деле добрым людям нашего мира обещан счастливый конец. Здесь можно вспомнить слова Г. Честертона, который говорил, что всегда чувствовал, что наш мир похож на волшебную сказку, а христианство только утвердило его в этой мысли, в ощущении ненапрасности и чудесности мира и в том, что у сказки нашей жизни есть Великий Рассказчик. Приведем слова американского классического поэта Роберта Фроста: «Итог моих исканий внешне мал – лишь твёрже стал я верить в то, что знал».

Одному молодому человеку жилось очень сложно. И однажды, на грани тяжелейшего отчаяния, он взял в руки книгу писем Джона Толкина. В одном из писем сказочник комментирует эпизод из своей сказки, где на помощь добрым персонажам летят орлы, и далее говорит, что к погибающему человеку всегда летят орлы,  а имя этих орлов – благодатная помощь Божия. И юноша, прочитав эти строки, замер в удивлении и радости: он вдруг ясно ощутил, что у жизни есть смысл и значение и жить стоит дальше, потому что, несмотря ни на какие трудности, никто в мире не будет оставлен, а всякая боль ведёт каждого доброго только к радости.

Как же тяжело было всё это переносить жене Товита Анне! Очень многим знакомо подобное искушение: «если б я не был православным, жил бы хорошо и без скорбей».

Эти, конечно, мысли, приходят к нам от врага рода людского, так как никто не может жить хорошо без того, чтобы пребывать в любви с Господом и другими, но сейчас Анну гнетут как раз такие мысли, и она говорит Товиту: «Где же милостыни твои и праведные дела? Вот как все они обнаруживаются на тебе».

Есть в мире одно страшное испытание – вдруг ненадолго оказаться не вместе с тем, с кем ты вместе. Это происходит с Товитом и Анной – каждый из них на время становится неродным другому. А причина – Товитово желание жить праведно. Наверняка и у Анны тоже было такое желание – неслучайно же они поженились, но сейчас они не вместе и это страшно. Однако – жив Господь и Он вернёт сердце Анны Товии, как всегда в таких случаях возвращает сердца тех, кто любит, друг другу. Товия пока не знает об  этом – он уже не надеется, но всё равно остаётся чудесная надежда за пределом надежды. Он молится Богу о смерти, но даже в такие минуты у каждого есть особое чувство: Господь всей любовью с нами, а значит всё и сейчас хорошо.

Товит говорит Господу: «Повели взять дух мой, чтобы я разрешился и обратился в землю, ибо лучше мне умереть, нежели жить». Но по сути эти слова означают: «утешь меня».

Как Иов звал Бога на суд не для того, чтобы обвинить, а для того, чтобы Бог оправдался, потому что Иов, как и Товит, хочет знать, что в мире всё случается как должно и ничто не бывает напрасно.

«В тот самый день случилось и Сарре, дочери Рагуиловой, в Ектабанах Мидийский терпеть укоризны от служанок отца своего за то, что она была отдаваема семи мужьям, но асмодей, злой дух, умерщвлял их прежде, нежели они были с нею, как с женою. Они говорили ей: разве тебе не совестно, что ты задушила мужей твоих?.. услышав это она весьма опечалилась, так что решилась было лишить себя жизни, но подумала: я одна у отца моего, если сделаю это, бесчестье ему будет, и я сведу старость его с печалью в преисподнюю. И стала она молиться у окна и говорила… к Тебе, Господи, обращаю очи мои и лице мое; молю, возьми меня от земли сей и не дай мне слышать ещё укоризны… Для чего мне жить? А если неугодно Тебе умертвить меня, то благоволи призреть на меня и помиловать меня, чтобы мне не слышать более укоризны».

Плачут многие на земле. Плачут пред Господом и не всегда чувствуют, что услышаны. Но это – только половина истории плачущих и скорбящих, а вот её вторая, главная часть совершается на Небе.

«И услышана была молитва обоих пред славою великого Бога, и послан был Рафаил исцелить обоих: снять бельма у Товита и Сару, дочь Рагуилову, дать в жену Товии, сыну Товитову, связав асмодея, злого духа, ибо Товии предназначалось наследовать её». Бог услышал обоих, но не дал исцеления сразу и история о пути к радости продолжалась, а пока их всех хранили только надежда за пределом надежды, только детское доверие Господу.

Вот слова святого Василия Великого о том, что Господь слышит сразу: «Уповай на благость Божию и ожидай от Бога заступления, зная, что если обращаемся  к Нему как должно, не только не отринет нас вовсе, но пока ещё произносим слова молитвы скажет: “вот Я!”».

Артем Перлик

Опубликовано: пн, 08/04/2019 - 20:55

Статистика

Всего просмотров 76

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle