Как крестить: через погружение или обливание?

Какой способ крещения правильный.

Богатство славянских языков, — в том числе русского, и украинского языка — удивительны. Однако неумелое распоряжение этим богатством может привести к плачевным последствиям, катастрофе. И это еще не так страшно, когда слово «сейчас» употребленное в быту может означать «в ближайшее время», «скоро». А если это «сейчас» произнес хирург ассистенту, а тот растянул просьбу в пространстве и для кого-то в «ближайшее время оборвалась жизнь»? «Врода» на польском и украинском не синоним «урода» в русском, а «красота». Можно сказать: «сел в транспорт, стою». Для иностранного уха это труднопереводимые представления.

Этим пространным приглашением хочется показать важность употребляемых слов, и понятий, особенно пришедших из другого языка. Одним из примеров трудностей перевода возьмем обозначение способа совершения крещения, которое в Православной Церкви совершается через полное (и частичное) погружение (но не обливание), согласно словам Евангелия, догматам, канонам, богослужебной традиции Православной Церкви и увидим каково практическое применение этого способа.

Пояснение терминов

Рассмотрим этимологию и значения слова, переводимого на русский язык термином «крещение» и др. сопутствующих пониманию процесса крещения. Таинство Крещения установлено Самим Иисусом Христом, благословившим Своих учеников словами: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28:19–20). Крещение происходит во Имя Отца, Сына и Святого Духа, во Имя Троицы (термин введен свт. Феофилом Антиохийским). Иисус Христос Сам принял крещение, совершенное Иоанном Крестителем: «И, крестившись (βαπτισθεὶς), Иисус тотчас вышел (ὰνέβη) из воды» (Мф. 3:16); «И когда выходил (ἀναβαίνων) из воды…» (Мк. 1:10); «Когда же крестился (βαπτισθῆναι) весь народ, и Иисус, крестившись (βαπτισθέντος), молился: отверзлось небо…» (Лк. 3:21)[1].

В этих евангельских текстах заметим два обстоятельства, — термин «крещение» и «Иисус… вышел из воды», — указывающие нам на то, что Иисус Христос погружался в воды Иордана.

Слова «ὰνέβη» («вышел») и «ἀναβαίνων» («выходил») восходят к глаголу «ἀναβαίνω», которое состоит из предлога «ἀνά» (обозначающего движение вверх), и глагола «βαίνω» («иду, отправляюсь») и которое можно перевести как «подниматься из чего-либо»[2]. Слово указывает на полное перемещение человека, предмета, из чего-либо. Применительно к нашему случаю ясно, что Иисус Христос вышел из воды, однако, неясно, находился ли Он в ней частично (стоял в воде) или полностью погруженным (под водой). С другой стороны, если бы Иисус Христос должен был быть облит водой (частично омыт), то для этого процесса не нужно было бы идти в воду. Обливание можно было бы сделать на берегу. С. В. Булгаков в своей «Настольной книге для священно-церковно-служителей» пишет, ссылаясь на церковнославянский текст Евангелия, что: «В Евангелии (Матф. 3: 16, Мк. 1: 10) замечено, что Иисус Христос, после крещения Своего от Иоанна Предтечи, «изыде из воды»; это выражение дает понять, что Иисус Христос для крещения Своего сходил в реку Иордан, и, следовательно, крестился через погружение; иначе, если бы Он крестился через обливание, то Ему не было бы нужды сходить в воду»[3]. Далее, по аналогии автор говорит о крещении эфиопского евнуха царицы Кандакии апостолом Филиппом, однако здесь мы впервые в тексте Священного Писания встречаемся с совершением таинства Крещения частичным погружением. Почему так? К этому мы вернемся после рассмотрения еще одного термина, который, собственно, и переводится словом «крещение».

Термины «βαπτισθεὶς», «βαπτισθέντος» («крестившись») и «βαπτισθῆναι» («крестился») восходят к глаголу «βάπτω», которое в переводе означает «погружать, окунать (в краску), красить, мыть, полоскать, зачерпывать, черпать, тонуть»[4]. Пьер Шантрен в своем Этимологическом словаре так и переводит: «окунаться, нырять в…», показывая, что это слово описывает процесс закалки железа или окрашивания тканей, обработку погружением в жидкость[5]. Повторение значений находим в словаре Лиддела-Скотта[6].

В латинской Библии, Вульгате, общепринятом тексте Библии для Римско-Католической Церкви со времен блаженного Иеронима (V в.), утвержденного Тридентским собором 1545–1563 гг. термин транслитерирован с тем же значением.

Из этимологии слова «погружение» видно, что оно описывает процесс если не одновременного (если это позволяют обстоятельства), то хотя бы постепенного соприкосновения чего-то с чем-то, но никак не нарочитого окропления или обливания. Аргументом различного перевода этого слова, применительно к разным практикам совершения крещения является рекомендация «Пособия для переводчиков Священного Писания» изданного Объединенными Библейскими Обществами и переведенного на русский язык, где указывается, что слово «βαπτίζω», «крещу», следует переводить с учетом практики самого крещения. «…Переводы зависят от того, как переводится глагол βαπτίζω «крещу», а здесь могут возникнуть большие затруднения. Во многих культурах крещение совершенно не известно. Там, где оно было введено церковью, различные вероисповедания часто расходились относительно его способа и теологического смысла, и эти различия отразились в терминах, используемых для перевода этого слова, например «окропление» или «погружение». Для того, чтобы избежать затруднений, переводчики либо заимствовали греческое слово «крестить», либо использовали такие выражения, как «окроплять водой», «окроплять Божьей водой», «омывать». Переводчикам следует внимательно относиться к этой проблеме, не забывая о терминах, используемых церковью в их регионах, и о практике самого ритуала». Нам важно здесь увидеть семантические возможности слова, чтобы понять смысл самого действия, описанного этим глаголом. Все же преимущественно мы, Православные понимаем здесь «полное погружение»[7].

В греческом тексте Нового Завета производные от термина «βάπτω» встречаются 97 раз, что можно проверить по Симфонии Альфреда Шмоллера[8]. Все 97 раз дериваты от слова «βάπτω» переведены в Синодальной Библии со значением «крестить», и соответственно производных слов. Почему так? Чтобы русский перевод не слишком расходился с церковнославянским текстом. Один из организаторов Синодального перевода и переводчик, митрополит Филарет (Дроздов) в решении Комиссии духовных училищ изложил требования, которым должен соответствовать новый перевод, в которых усматривается желание соблюсти преемство с церковнославянским текстом[9]. В предисловии к первому Синодальному переводу Нового Завета на русский язык написано: «…естественно, от русского перевода ожидалась полная тождественность славянскому, что и ставило последний в положение образца и подлинника»[10].

Синодальный перевод во многом повторял своих предшественников Елизаветинскую (1751), Острожскую (1581) и Геннадиевскую (1499) Библии, в которых термин «погружение» передавался через «крещение», вероятно потому, что он соотносился со Христом, а не с Крестом. Этот довод подтверждается свидетельством Этимологического словаря русского языка, филолога Макса Юлиуса Фридриха Фасмера: «Первоначально krьstъ (отыменное от «кръстъ» — «крестить», — прим. прот. А. У.) означало «Христос» и произошло от д.-в.-н. krist, christ. Вероятно, затем появилось знач. «распятие» (лат. crucifixus), откуда и возникло знач. «крест»»[11].

Вернемся теперь к крещению эфиопского евнуха царицы Кандикии, совершенного апостол Филиппом. В книге деяний для этого действия употреблен следующий оборот: «Между тем, продолжая путь, они приехали к воде (ὕδωρ); и евнух сказал: вот вода (ὕδωρ); что препятствует мне креститься? …сошли оба в воду (κατέβησαν ὰμφóτεροι εἰς τό ὕδωρ), Филипп и евнух; и крестил (ἐβάπτισεν) его» (Деян. 8:36, 38). Слово «крестится» мы уже разобрали. Оно означает преимущественно полное погружение, или, в крайнем случае, частичное омытие. Остаются слова «вода» и «сошли». Мы их и рассмотрим.

Термин «ὕδωρ» в переводе с древнегреческого языка согласно словарям И. Х. Дворецкого[12], А. Д. Вейсмана[13], Лидделла-Скотта[14], этимологическому словарю П. Шантрена[15], означает «вода; вода (для омовения рук, питья, родниковая вода); в значении окропления, увлажнения, смачивания в одном месте у Геродота; дождевая вода; дождь; вода в водяных часах (подразумевается время, отведенное оратору в суде); жидкость; вода, любого рода; насыщенный водой; редко, в значении морской воды без применения ее к Таинству Крещения; речная вода; в переносном смысле определенный срок». Обобщив вышеизложенные определения можно увидеть, что термин «ὕδωρ» означает воду в ее небольшом количестве, как часть целого, и никогда большой объем, тем более реку, море. Еще одним доказательством такого понимания слова можно найти в «Пособии для переводчиков Священного Писания», где говорится: «На многих языка невозможно говорить о воде, не обозначив конкретно, что это за вода. Была ли это просто лужа на дороге, или вода в каком-то сосуде, или источник, колодец, пруд или озеро? Принимая во внимания действия, описанные в ст. 38, можно предположить, что наиболее подходящим здесь будет какое-то слово, со значением «пруд» или «лужа воды в высохшем русле реки»[16]. Термин «κατέβησαν», можно перевести как «сошли, спустились вниз».

Итак, завершая этимологический экскурс, мы можем видеть, что под крещением понималось преимущественно полное погружение, в затруднительных случаях, частичное омытие, однако, никак не обливание и не окропление, в случае доступа к достаточному количеству воды. Следует заметить, что желание креститься у евнуха возникло тогда, когда он только увидел хоть какую-то воду, какое-то количество воды. И, тем не менее, апостол Филипп крестил его, не дожидаясь перемещения в более комфортные и нормальные условия, когда можно было бы полностью окунуться. Это был исключительный случай, снисхождение. Лучше так крестить, чем оставить человека без крещения. Таким образом, мы видим в Писании примеры, указывающие на полное погружение, а при невозможности полного погружения, частичное погружение.

Этимологию и преимущество полного погружения можно подтвердить также немым свидетельством святых отцов, которые рассуждая о Крещении Иисуса Христа обходят стороной, вообще не задаются вопросом о том, было ли это крещение полным погружением, частичным погружением, или обливанием, принимая по умолчанию основное значение термина — «полное погружение». Далее мы рассмотрим канонические правила и святоотеческое богословие, на котором зиждется догматическое учение Православной Церкви о Таинстве Крещения и увидим, что смысл крещения состоит в умирании для греха (полное, не частичное) и восстание со Христом для вечной жизни. При невозможности на практике продемонстрировать это полным погружением в воду, сохраняется общий смысл.

Канонические правила

Каноны, упоминающие о крещении, термин «крещение»[17] употребляют в рассмотренных нами смыслах, преимущественно подразумевая полное погружение. Рассмотрим эти правила.

46 ап. пр. «Епископа, или пресвитера, приявших крещение или жертву еретиков, извергати повелеваем. «Кое бо согласие Христови с велиаром, или кая часть верному с неверным?»».

47 ап. пр. «Епископ или пресвитер, аще по истине имеющего крещение вновь окрестит, или аще от нечестивых оскверненного не окрестит: да будет извержен, яко посмеивающийся кресту и смерти Господней, и не различающий священников от лжесвященников».

49 ап. пр. «Аще кто, епископ, или пресвитер, крестит не по Господню учреждению, во Отца и Сына и Святаго Духа, но в трех безначальных, или в трех сынов, или в трех утешителей: да будет извержен».

50 ап. пр. «Аще кто, епископ, или пресвитер, совершит не три погружения единого тайнодействия, но едино погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен. Ибо не рек Господь: в смерть мою крестите, но: «шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа» (Мф. 28:19).».

В толковании к этому правилу епископ Никодим замечает: «Это предписание о погружении крещаемого в воду основывается на предании, ведущем начало с первых времен церкви, как говорит Василий Великий в своем сочинении (91-е прав.) о Св. Духе блаженному Амфилохию (в правиле ничего не говорится о способе: погружение, частичное или полное или обливание. Святой автор подразумевает один способ — полное погружение — прим. прот А. У,). Это предписание оправдывается практикою церкви всех веков (здесь автор ссылается на католические сакраментарии, в одном из которых, — Sacramentarium Ambrosianum Медиоланской церкви в отделе de modo ministrandi baptis. Предписывает в случае смертельной опасности окроплять или поливать святой водой с сохранением слов Таинства, произносимых в обычной Таинстве Крещения — прим. прот. А. У, жир и курсив мой, прот. А. У.). Употреблять при крещении вместо погружения обливание (aspersio) строго воспрещено, кроме случаев болезни. Церковь строго следила за тем, чтобы крещение в обычных случаях совершалось только через погружение, а не через обливание, так что воспрещала даже принимать в клир лиц, не крещенных, вследствие каких-либо исключительных обстоятельств, через погружение (Неокес. 12) (Ниже рассмотри это правило — прим. прот. А. У.). Впрочем, православная церковь не отрицает крещения, совершенного через обливание, так как этим еще не уничтожена сила таинства, но допускает его только в исключительных случаях. В толковании 47-го Ап. правила, мы видели, что, вследствие некоторых исторических причин в XVII и XVIII веках, греческой и русской церковью было предписано перекрещивать римо-католиков, переходящих в православную церковь. Эти предписания мотивировались, между прочим, и тем, что римо-католики крещены обливанием, а не погружением в воду, вследствие чего крещение их считалось еретическим и, стало быть, недействительным»[18].

Преподобный Никодим Святогорец, богослов, ревнитель возрождения чистого греческого языка, и деятель христианского просвещения Греции в своем комментарии на 50 пр. ап. также соотносит крещение с погружением: «если слово «крестить» (βαπτίζω) означает то же самое, что и более обыденное слово «погружать» (βουτώ), следовательно, от окунания в воду, иными словами, от трех погружений (βουτήματα), или «крещений» (βαπτίσματα), оно и называется погружением (βούτημα) и крещением (βάπτισμα), а не от чего-либо другого»[19].

1 Вас. Вел., 7 пр. II Всел. и 95 Трул. По обширности цитировать не будем, укажем только, что в них идет речь о троекратном погружении, которое отсутствует у еретиков, поэтому их крещение недействительно и о принятии еретиков.

3 пр. Лаод. «Недавно крещенных не подобает производити в чин священнический».

47 пр. Лаод. «В болезни приявшим крещение, и потом получившим здравие, подобает изучати веру, и познавати, яко божественного дара сподобилися».

2 пр. I Всел. «Поелику, по нужде, или по другим побуждениям человеков, многое произошло не по правилу церковному, так что людей, от языческаго жития недавно приступивших к вере, и краткое время оглашенными бывших, вскоре к духовной купели приводят, и тотчас по крещении возводят в епископство, или пресвитерство: посему за благо признано, дабы впредь ничего таковаго не было. поелику и оглашенному потребно время, и по крещении дальнейшее испытание. Ибо ясно писание апостольское глаголющее: «не новокрещену, да не разгордевся в суд впадет, и в сеть диаволю» (1Тим. 3:6). Аще же, в продолжении времени, душевный некоторый грех обретен будет в некоем лице, и будет обличен двумя, или тремя свидетелями: таковый да будет исключен из клира. А поступающий вопреки сему, яко дерзающий сопротивляться великому собору, подвергает себе опасности исключения из клира».

45 Карф. «Болящие, которые за себя отвещати не могут, да будут крещаемы тогда, когда, по их изволению, изрекут свидетельство о них другие, под собственною ответственностью».

5 пр. Кирил. Алекс. «Если же некие, будучи оглашенными, подвергнутые отлучению в наказание за грехопадения, потом приближаются к смерти, то да крещаются и да не отходят от жизни сей без причастия благодати, то есть без приобщения Святых Тайн. Ибо, кажется, и это согласно с уставами Церкви. Приветствуйте сущих с вами братий. Сущие же с нами приветствуют вас о Господе».

12 пр. Неокес. «Аще кто в болезни просвещен крещением, то не может произведен быти во пресвитера: ибо вера его не от произволения, но от нужды: разве токмо ради после открывшиеся добродетели и веры, и ради скудости в людях достойных».

В толковании на это правило Никодим Милаш замечает, что издано оно по причине сомнений в истинности крещений совершенных на одре болезни, под страхом смерти, которые Церковь решила в положительном ключе.

Приведем слова преосвященного владыки. «Непосредственным поводом к изданию этого правила послужило разногласие, возникшее в первые века церкви по поводу того, можно ли вообще признавать действительным крещение, принятое во время болезни, и нужно ли такое крещение повторять или по крайней мере дополнять, когда принявшее его лице выздоровеет. Распря эта зашла так далеко, что крещеных во время болезни не хотели даже признавать за истинных христиан, между прочим и по той причине, что крестили их не через погружение в воду, а только через обливание. Первый решительный голос поднял в этой распре Киприан. На вопрос благочестивого Магнуса: qui in infirmitate et languore gratiam Dei consequuntur, an habendi sint legitimi Christiani eo quod aqua salutari non loti sint, sed perfusi, (те, кто немощны и утомлены, ведомые благодатью Божией, считаются законными христианами, когда вода спасения их не омыла, но оросила — пер. и жир прот А. У,) – Киприан отвечал, что, по его мнению (mea sententia), таковых нужно признавать истинными христианами[20]. Мнение Киприана разделяют и другие отцы и учители церкви[21]. Этот вопрос должен был непременно решиться именно в этом смысле, лишь только начали вводить крещение детей и это утвердилось в церкви. Тем не менее разногласие продолжалось относительно того, могут ли лица, крещенные в болезни, т.е. на постели (εν τη κλίνη) и следовательно только modo adspersionis (окропления — прим. прот. А. У.), быть принятыми в священный чин. Первый важный случай описывает нам в своей истории Евсевий словами римского епископа Корнилия, говорящего об известном карфагенском пресвитере Новате. Повествуя о нечестности Новата, Корнилий упоминает о том, как Новат обманом получил пресвитерское рукоположение, потому что, помимо прочего, он, как крещенный во время болезни и на своей постели через обливание (… νόσψ περιπεσών χαλεπή, και άποθανεισθαι όσον ουδέπω νομιζόμενος, εν αυτή τη κλίνη η εκείτο), не имел никакого на то права.»[22].

Евсевий Кесарийский в своей «Церковной истории» (Кн. 6, 43, 14–15, 17) пишет о крещении Новата так: «Начало его вере положил сатана, который вошел в него и жил в нем достаточно долго. Помогли ему заклинатели, а когда он тяжко заболел, то его, считая почти умирающим, крестили — если можно сказать про такого человека, что он крещеный,— окропив водой на той же постели, где он лежал. Он выздоровел, но над ним не было совершено остальное, что требуется по церковным правилам: он не был запечатлен епископом. Не получив этого, мог ли он получить Духа Святого?... Возражал весь клир и многие миряне, ибо крещенному по болезни окроплением в кровати, как был окрещен Новат, не дозволено быть членом клира, но епископ просил разрешения рукоположить только его одного»[23]. Определяющую роль сыграли нравственные качества Новата в отказе быть ему епископом.

В толковании 12 пр. Неокес. Никодим Милаш заключает: «Правило допускает исключение только тогда, когда лицо, крещенное в болезни, обнаружит ревностное исполнение божественных заповедей, твердость и искусство в вере (Ап. 80 и толкование), и когда является недостаток в людях, имеющих все прописанные законом качества для кандидата священства»[24]. Способ окропления Новата играет здесь усиливающую роль в его отвержении и осуждении.

Таким образом, в канонах Православной Церкви, говорится о практике полного погружения; упоминаются частные случаи вынужденного частичного омовения, например на одре болезни (свидетельство свт. Киприана Карфагенского), однако в тоже время осуждается Новат, имеющий злые намерения в получении как крещения так и степени священства, где его окропление на одре служит лишь отягчающим обстоятельством.

Важно отметить то, что в рассмотренных правилах не осуждается практика вынужденного частичного омовения, что видно из комментариев, упоминающих эту практику как Православной Церкви так и Римско-Католической Церкви.

Соотнесение духовного смысла Таинства Крещения со способом его совершения: святоотеческие свидетельства

Православное вероучение, к которому мы принадлежим, посредством святоотеческого учения выразила то, что филология представляет в своем разнообразии, и неявном предпочтении, а каноны предлагают положения, смысл которых заложен святоотеческой мыслью.

Преподобный Никодим Святогорец в толковании на 50 ап. пр. собрал свидетельства святых отцов, соотносящих значение Таинства Крещения и практику его совершения. Приведем собрание преподобного Никодима[25].

Свидетельство Дионисия (Ареопагита): ««Итак, символическое учение о таинствах заповедует, чтобы тремя погружениями в воду священнокрещаемый подражал Божественной смерти Христа Жизнодавца, Который три дня и три ночи находился во гробе». И еще: «...подобным образом полное сокрытие под водой воспринимается как изображение смерти и незримого погребения»»[26].

Свт Кирилл Иерусалимский: ««И здесь вы через символ таинственно изображаете тридневное погребение Христа. Как Спаситель наш провел во чреве земли три дня и три ночи, так и вы первым восстанием подражали первому дню Христа, проведенному в земле, а погружением — ночи». И еще: «Как Христос, восприняв на Себя грехи вселенной, умер, чтобы, умертвив грех, воскресить тебя в праведности, так и ты, сойдя в воду, неким образом погребаешься, как Он в пещере, и затем восстаешь, чтобы ходить в обновленной жизни (Рим. 6:4)»»[27].

Свт. Афанасий Великий: «Как Владычнее тело, погребенное в земле, произрастило спасение миру, так и наше тело, погребенное в крещении, произрастило праведность для нас самих»[28].

Свт. Василий Великий: «Итак, как же мы сходим в ад? Подражая Христову погребению. Ибо тела крещаемых в воде как бы погребаются»[29].

Свт. Григорий Нисский: «Итак, Бог и Спаситель наш, совершая домостроительство нашего спасения, сошел в четвертую стихию — землю, мы же, принимая крещение в подражание Господу, Учителю и Руководителю нашему, не погребаемся в земле, но, вступая в сродную земле стихию воды, в ней себя скрываем, как Спаситель скрыл себя в земле, и, совершив это трижды, изображаем на себе благодать тридневного воскресения»[30].

Свт. Иоанн Златоуст: «Каков же смысл крещения? В нем совершаются Божественные символы: гроб, смерть, воскресение, жизнь, — и все это происходит одновременно. Когда, как в некий гроб, наши головы погружаются в воду, то ветхий человек погребается и, погрузившись под воду, совершенно скрывается, а затем, когда мы поднимаемся, восстает человек новый»[31]. И в 40-й беседе на толковании 1 послание апостола Павла к коринфянам пишет: «Окунание и погружение, а затем восстание — это символы нисхождения в ад и восхождения оттуда»[32].

Далее Никодим Святогорец продолжает: «Да и наименование купели, в которой погружались, или «купались», крещаемые, даже без многих других доказательств может само по себе подтвердить необходимость погружений. Поэтому и в «Апостольских постановлениях» (кн. 7, гл. 43) написано, что крещаемый сходит в воду… В словаре Франциска Пивата написано, что св. Оттон крестил тремя погружениями. Опасаясь, как бы латиняне, объявив недействительными апостольские узаконения относительно крещения, не подвергли их поношению, он повелел сделать и установить внутри храмов купели из мрамора высотой до колена, чтобы в них можно было полностью погружать крещаемых младенцев»[33]. Так мы видим, что даже варварские правители стремились полностью «по правилам» совершать Таинство Крещения.

Преподобный продолжает, говоря, что: «латинское окропление, лишенное погружений и восстаний, лишено, следовательно, и изображения тридневной смерти, погребения и воскресения Господа. А если оно этого не имеет, то ясно и бесспорно, что оно не дает оставления грехов и лишено всякой благодати и освящения. Если же латиняне возражают, что их окропление дает освящение и благодать через призывание Святой Троицы, то пусть знают, что крещение не совершается одними призываниями Святой Троицы, но необходимо требует и образа смерти, погребения и воскресения Господа»[34].

Обратим наше внимание, к чему нас и приглашает прп. Никодим, к предписанию, если не к запрету, крестить частичным погружением, потому что так делают еретики латиняне, и потому что так можно опрокинуть чан. «Однако обрати внимание: так как мы говорим, что крещение латинян еретическое и неприемлемо по указанным причинам, то и нам, православным, следует внимательно следить, чтобы и у нас крещение не совершалось в емкостях и чанах, в которые можно лишь отчасти погрузить ноги крещаемых детей. Не говорю уже о том, что эти емкости часто опрокидываются и святая вода проливается! Так что если мы обличаем латинян за то, что они отвергли апостольское крещение, тогда мы, напротив, должны совершать его безопасно и безупречно. Долг заботиться об этом, как и обо всем остальном, лежит на пастырях душ. Мы, насколько возможно, стремимся к своей цели и возвещаем пастырям обо всем этом, они же пусть наблюдают за тем, что относится к ним, ибо им предстоит дать отчет»[35].

Из этого последнего замечания мы видим, что в церквях крещение совершалось небрежно. Небрежность проявилась в том, что в церквях не стремились создавать купели для полного погружения и это лишало представления о таинстве как о полном следовании Христу в Его погребение и восстании. Наверное, прп. Никодим знал о случаях вынужденного отступления от полного погружения. В Житиях святителя Димитрия Ростовского описывается случай из Древней Церкви III в. крещения в тюрьме архидиаконом римской церкви Лаврентием воина Романа и некоего Луцилла. «Воин Роман принес полный водонос с водою ко святому Лаврентию, упал к его ногам, со слезами умоляя, чтобы он крестил его... Святой же Лаврентий, огласив Луциллия и благословив воду, крести его...»[36]. Ясно, что тюрьма не была приспособлена для совершения Таинства Крещения, поэтому в ней отсутствовала возможность совершить полное погружение.

После эпохи Вселенских соборов, уже Русской Церковью была осуждена еще одна еретическая практика — обливание. О ней писалось выше, заметим только осуждение этой практики на Владимирском соборе 1274 г. «Боле да не обливают никогоже, но да погружают: несть нигдеже писано обливанье, но погруженье в сосуде отлучене»[37]; Митр. Киприан, в письме к псковскому духовенству (1395 г.): «А что есте доныне крещали дети, в руках держа, а водою сверху поливали, а то неправо крещение»[38]; он же, в ответе игумену Афанасию (1390–1405): «крещение же святое творити сице, не обливати водою, якоже латини творят, но погружати в реце или сосуде чистом, установленном на нее; глаголати же на коегождо погруженье едино имя Святыя живоначальныя Троицы: во имя Отца и Сына и Святаго Духа; не творяй же сице, неправо крещение творитъ»[39]; митр Фотий в послании в Новгород от 1410 г.: «Крещение творите, по преданью святых апостол, не обливайте водою, но погружайте в воде, в кадце таковской, трижды…»[40]; это же постановление повторено им в послании в Псков в 1410–1417 гг. и в поучении «попом и иноком» в 1431 г. Наконец, Стоглавый собор (1551 г.) постановил чтобы «детей крестили в церквах «по уставу и по преданию апостол и святых отец, и не обливали водою, но погружали бы в три погружения, крестили бы детей по священным правилом достоверно»[41].

Наконец, богослужебная традиция свидетельствует о полном погружении во время совершения Таинства Крещения: «Иорданскою облагается водою»[42]. Это один из примеров.

Итак, в заключении заметим, что определение терминов показало, что слово «крещение» подразумевает полное погружение, и менее, частичное погружение (омовение), что согласуется с догматическим учением церкви, выраженном в святоотеческой традиции. Однако в Священном Писании мы находим свидетельство о частичном погружении (омовении), как вынужденном случае, во время совершения Таинства Крещения над эфиопским евнухом. То же самое мы находим в случае крещения клиников, совершения крещения в тюрьме архидиаконом Лаврентием. Вынужденная мера, частичного крещения, ставшая повсеместной, — в силу ее удобства, — перешедшая в обливание, в католической Церкви, проникла и в Православие и была осуждаема тогда, когда возможно было совершить полный чин погружения.

Практикой Церкви выработан чин и способ краткого крещения в случае скоропостижной смерти. Например, такое крещение может совершатся в роддомах, над находящимися под угрозой смерти младенцами, окутанных проводами, под круглосуточным наблюдением врачей, когда по времени невозможно совершить длительный чин, и нет возможности без угрозы для жизни ребенка, отключить его аппаратов, поддерживающих его только начавшуюся жизнь. Говорить, что крещение, совершенное в данном случае недействительно, все равно, что сказать, что Причастие больного совершенное кратким чином запасными дарами также недействительно.

Кто отрицает действительность Таинства Крещения, совершенного в исключительных случаях путем окропления, частичного омовения, противоречит свидетельству Священного Писания (крещение евнуха, апостолом Филиппом), истории Церкви (крещение в тюрьме, совершенное архидиаконом Лаврентием воина Романа и Луцилла), канонам Церкви (допустивших крестить, находящихся на смертном одре, клиников (от греч. κλίνη, кровать), которых получится только окропить или помазать) и всему духу канонической традиции, направленной на спасение человека, и применении в таких случаях снисхождения, икономии, к обстоятельствам жизни человека, чтобы не допустить его преждевременной смерти.

Протоиерей Андрей Ухтомский

Примечания:

1. Греческий текст дан по изданию: Nestle-Aland. Novum Testamentum graece et latine. Twenty seven Edition (ed., by Aland K, Aland B, Karavidopoulos J. Martini C. M. Metzger B. M.). — Stuttgart, 1999.
2. Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь. Т. 1. М., 1958.
3. Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Т. 2. М., 1993. С. 984, сн. 3.
4. Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь. Т. 1. М., 1958.
5. Chantraine P. Dictionnaire étymologique de la langue grecque.Histoire de mots.T. 1. Α-Δ. Paris, Klincksieck, 1968.P. 164.
6. Liddell H.G., Scott R. A Greek-English Lexicon. Oxford. Clarendon press. 1996. Ss. 305–306.
7. Ньюман Б., Стайн Ф. Комментарии к Евангелию от Матфея. Пособие для переводчиков Священного Писания. Перевод с англ. под ред. А.Л.Хосроева. М.: РБО. 1998. С. 56.
8. Schmoller A. Handkonkordanz zum griechischen Neuen Testament (Text nach Nestle). Stuttgart. Deutsche Bibelgesellschaft. 2002. Ss. 17–18.
9. Первые 4 пункта документа опущены, поскольку в них оговариваются организационные вопросы. «…5) при переводе никогда не переносить слов из одного стиха в другой; 6) целых членов речи и в одном стихе не переставлять с места на место; 7) слова и выражения, принадлежащие к одному стиху, взаимно перемещать в одном и том же составе речи позволительно там, где сего потребует свойство российского языка и где перемещение способствовать будет к ясности; 8) одно слово переводить двумя, и обратно, позволительно въ том только случае, где без сего нельзя обойтись по свойству языка; 9) по свойству языка и для ясности нужно допустить в переводе дополнение некоторых слов против подлинника; для верности же таковые должны быть означены в письме чертою, а в печати косыми буквами; 10) опускать позволительно только те частицы, которые не могут в российском быть выражены; 11) греческого текста, как первоначального, держаться в переводе преимущественно пред славенским; но слов, избыточествующих в славевенском, не исключать из текста, а только отличать их знаками; 12) величие священного писания состоит в силе, а не в блеске слов; из сего следует, что не должно слишком привязываться к славенским словам и выражениям, ради мнимой их важности; 13) славенские слова употреблять необходимо, если недостает соответственных русских; 14) славенские выражения употреблять есть ли они ближе русских подходят к греческим, не производя в речи темноты или нестройности; 15) славенские слова удерживать, есть ли соответствующие им русские не принадлежат к чистому книжному языку;16) когда еврейские или греческие слова, принятые и в переводах, встречаются в первый раз, тогда прилагать к ним русские изъяснения; 17) слова и вещи незнакомые объяснять краткими примечаниями под страницей или в кратком словаре при конце всего перевода; 18) тщательно наблюдать должно дух речи, дабы разговор перелагать слогом разговорным, повествование повествовательным, и так далее; 19) главные качества перевода соблюсти должно следующие и в следующем порядке: во-первых — точность; во-вторых — ясность; в-третьих — чистоту» (Чистович А. И. История перевода Библии на русский язык (репр. изд. 1899 г.). — М., 1997. Сс. 27–28).
10. Предисловие. Новый Завет в переводе РБО (репр. изд. 1824г.). — М., 2000. С. 9.
11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. II (Е-Муж). М., 1986. С. 374.
12. Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь. Т. 2. М., 1958. Сс. 1661–1662.
13. Вейсман А. Д. Греческо-русский словарь. М., 1991. (Репр. Спб. 1899). Стлб. 1268.
14. Liddell H.G., Scott R. A Greek-English Lexicon. Oxford. Clarendon press. 1996. Ss. 1845–1846.
15. Chantraine P. Dictionnaire étymologique de la langue grecque.Histoire de mots.T. 4. Paris, Klincksieck, 1968.Pp. 1152–1153.
16. Ньюман Б., Найда Ю. Комментарии к Деяниям Апостолов. Пособие для переводчиков Священного Писания. Перевод с англ. под ред. А.Л.Хосроева. М.: РБО. 2002. С. 146.
17. Чтобы не перегружать подстрочный аппарат многими ссылками на один труд, заметим, что каноны будут цитироваться по изданию: «Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. Тт. 1–2. М.: СТСЛ. 1996.».
18. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. Т. 1. М.: СТСЛ. 1996. С. 124.
19. Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями: в 4 т.: пер. с греч. T. 1: Правила святых апостолов. Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново–Тихвинского женского монастыря, 2019. С. 292.
20. Послание 76.
21. Августин блж. De adult. conj., кн. 1. Исповедь, кн. 4. Разд. 4. Кирилл Алекс. свт. Толкование на Ев. от Ин. 11:26
22. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. Т. 2. М.: СТСЛ. 1996. Сс. 34–35.
23. Евсевий Памфил. Церковная история. М., 1993. С. 240.
24. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. Т. 2. М.: СТСЛ. 1996. С. 35.
25. Здесь свидетельства будут приводится по книге: Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями: в 4 т.: пер. с греч. T. 1: Правила святых апостолов. Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново–Тихвинского женского монастыря, 2019. Сс. 294–297.
26. Дионисий Ареопагит. О Небесной иерархии. Кн. 2, 3.7.
27. Кирилл Иерусалимский, свт. Беседы Тайноводственные. 2. 4. Беседы Огласительные. 3. 12.
28. Афанасий Великий, свт. Вопросы о Писании, 92.
29. Василий Великий, свт. О Священном Писании, 15, 35.
30. Григорий Нисский, свт. Слово огласительное, 35.
31. Иоанн Златоуст, свт. Беседа на Евангелие от Иоанна, 25, 2.
32. Иоанн Златоуст, свт. Беседа на 1 послание апостола Павла к коринфянам, 40, 1.
33. Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями: в 4 т.: пер. с греч. T. 1: Правила святых апостолов. Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново–Тихвинского женского монастыря, 2019. С. 296.
34. Там же, С. 297.
35. Там же.
36. Страдание святых мучеников Лаврентия архидиакона, Сикста папы и прочих с ними. 10 августа.// Жития святых, составленные святителем Димитрием Ростовским.
37. Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Т. 2. М., 1993. С. 985, прод. сн. 3.
38. Там же.
39. Там же.
40. Там же.
41. Там же.
42. Канон на праздник Крещения. Песнь 1. Слава.

Теги

Опубликовано: пн, 01/06/2020 - 17:48

Статистика

Всего просмотров 1,827

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle