Языки

  • Русский
  • Українська

Феномен святости Алексия, человека Божия, и Парфения Киевского

Содержимое

30 марта – день памяти прп. Алексия, человека Божия, и прп. Парфения Киевского. Их жизни разделены многими годами и расстоянием. Первый закончил свой страдальческий подвиг в 411 году от Р. Х. в Риме, другой – подвижник благочестия XIX века, нашел упокоение на нашей Киевской земле. Жизненные пути этих святых никогда не пересекались, но их судьбы сошлись во Христе, потому что каждый из них по-своему уподобился Господу, посвятив всего себя своему Спасителю.

В своей книге пророк Даниил, говоря о торжестве святых будущего века (Дан. 12:2–3), сравнивает их со звездами и светилами, которые будут сиять на тверди небесной. Об этом же пишет и апостол Павел в Послании к коринфянам (1 Кор. 15:41). Но как «звезда от звезды разнится в славе», так будет и с телами праведников в день Воскресения в зависимости от степени достигнутого ими богоподобия. Именно поэтому Православная Церковь уже здесь, на земле, исходя из различия подвижничества и даров, наделяет святых Божиих угодников неодинаковыми наименованиями. Среди чинов святых есть и апостолы, и святители, и великомученики, и блаженные, и праведные. Почитание преподобных как отдельного лика святости связано с развитием института монашества. Считается, что  именно в монашестве, получая в постриге новое рождение, христианин имеет возможность раскрыть в себе высшее осуществление того образа и подобия Божия, которые даны человеку в творении. Потому большинство преподобных – это люди монашеского звания. Однако есть среди святых этого чина и немногие подвижники, не имевшие монашеского пострига, но благодаря образу своей жизни достигшие подлинного богопознания и богоподобия. Во время Великого поста Православная Церковь поминает двух таких известных  преподобных – Алексия, человека Божия, и Марию Египетскую.

Феномен святости, пример которого нам преподносит сказание об Алексие, человеке Божием, трудно воспринимается современными людьми, ведь их жизнь, по большей части, направлена на поиск всевозможных материальных благ, удобств, комфорта и удовольствий. Обычному обывателю, далекому от веры, поступки этого добровольного страдальца Христа ради кажутся не просто странными, но даже безумными. Впрочем, и человеку верующему бывает иногда сложно осмыслить такой неординарный подвиг. Нынешний мир гораздо скорее поддержит любые своеобразные (даже неестественные) человеческие увлечения и наклонности, чем станет глубоко вникать в суть духовного делания святых Божиих угодников. Скажем, если человек посвящает свое существование погоне за удовольствиями, соря деньгами, напивается и кричит под окнами или является фанатичным поклонником какой-нибудь рок-группы, никто не станет его подозревать в невменяемости. Но если вы вдруг надумаете строго следовать заповедям или буквально исполнить хотя бы одно из евангельских повелений, как это сделал прп. Алексий, вас непременно сочтут не вполне нормальным и у окружающих обязательно появятся к вам вопросы. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Первым безумцем был объявлен Христос, Который не находил понимания даже у Своих близких. В Евангелии от Марка (3:21) читаем, что ближние Иисуса пришли забрать Его домой, чтобы избежать ненужных кривотолков и разговоров своих соплеменников, которые полагали, что Он «вышел из себя». А все потому, что Христос учил и поступал иногда вопреки устоявшимся  общепринятым традициям. В Новом Завете есть и другие подобные примеры. Наместник Кесарии Фест, пред которым свидетельствовал апостол Павел, выслушав его благовестие, объявил того сумасшедшим (Деян. 26:24).

Таким же нарушителем общепринятых норм и традиций стал и Алексий, человек Божий, родившийся в богатой знатной христианской семье. Казалось бы, он имел все возможности для довольно счастливой и безбедной жизни. Ему сосватали замечательную красивую девушку в жены. Того имущества, которым обладали его родители и наследником коего он являлся, вполне хватило бы не только для семьи, но и для того, чтобы благотворить другим, исполняя заповедь милосердия. Но он предпочел оставить все, став скитальцем и из богатого превратившись в нищего, всецело зависимого от чужого благорасположения к нему, подверг себя многочисленным лишениям и нравственным мукам. Разве такой поступок может не вызвать смущения и удивления? Есть люди, которых такое поведение святого Алексия даже возмущает! В ложном порыве защиты христианских ценностей они обвиняют этого угодника Божия в жестокосердии и непорядочном поведении по отношению к родителям и жене, которую он оставил сразу же после бракосочетания.

Прп. Алексий, человек Божий. XVI век. Фреска. Кипр

Совершенно очевидно, что чем дальше история человечества отстоит от эпохи возникновения христианства, тем сильнее происходит в нашем сознании искажение понимания многих евангельских истин, которые полагали в основу своей жизни христиане первых веков. Именно поэтому удивительный подвиг Алексия человека Божия кажется непонятным и непостижимым. Между тем, святой Алексий, действительно уподобившийся своей жизнью Господу Иисусу Христу, получил наименование человека Божия не от людей, а от Самой Пречистой Матери Спасителя, пред иконой которой он постоянно молился в одном из храмов города Эдессы. Этот чудотворный образ Богородицы «Эдесской» и поныне хранится в базилике святых Вонифатия и Алексия в Риме. Святитель Иннокентий Херсонский в своем «Слове  на память Алексия человека Божия» говорил: «Все праведники суть человеки Божии; подобно как грешники – человеки не Божии, а сыны, как называет их Сам Спаситель, диавола; но святой Алексий именуется человеком Божиим в особенном некоем значении: как бы это название принадлежало ему преимущественно перед всеми другими». Подобно Сыну Божию, Который, будучи Создателем и Царем всей твари, принял на себя образ раба (Флп. 2:7), святой Алексий добровольно отказался от прав владельца и господина, став бездомным, презираемым членом общества, терпя поношения и насмешки не только от посторонних, но и от своих бывших слуг и домочадцев. Таким образом он буквально исполнил повеление Христа: «Отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф.16:24).

Он не мог поступить иначе. Чувствуя, что сытная, уютная и размеренная семейная жизнь, постоянные заботы об устройстве быта и управления имуществом, родственные привязанности, всевозможные искушения и соблазны, сопровождающие мирскую жизнь, могут помешать полноценному воплощению его главного жизненного устремления, прп. Алексий и осуществил такой странный выбор. Очевидно, что такие поступки не могут совершаться без воли Божией. Когда слава о его праведной жизни стала распространяться среди жителей Эдессы, он убегает и оттуда, но, попав по Промыслу Божию обратно в дом своих родителей, продолжает и далее никем не узнанный вести жизнь странника. 34 года длился его путь добровольного безымянного изгнанника. Несомненно, что Алексий желал спасения и духовного совершенства не только для себя самого, но и для своих близких. В хартии, которую он оставил после своей смерти для родных, было написано: «Я из любви к Нему (Богу) избрал столь многотрудное житие, не изменяя его ради ваших слез, так как для каждого христианина лучше более повиноваться Творцу и Создателю своему, чем родителям своим. Верую, что насколько великую скорбь причинял вам, настолько большую радость получите вы в Царствии Небесном».

Прп. Парфений Киевский. Гравюра XIX века

Пример преподобничества совершенно иного рода мы находим в жизнеописании святого Парфения Киевского, монашеский подвиг которого, на первый взгляд, как будто бы ничем не примечателен. Родился отец Парфений (в миру – Петр Иванович Краснопевцев) в Тульской губернии в семье сельского причетника в 1790 (по другим данным – в 1793) году. Семья жила очень бедно, а потому будущий преподобный с раннего детства научился смиренно терпеть лишения и усердно трудиться. У него рано появилось призвание к иноческой жизни. После видения, которого Петр удостоился в отроческом возрасте, уже ничто земное его не привлекало. Родители очень хотели женить своего сына и оставить при себе, потому что старший брат Петра к тому моменту принял монашество. Сначала Петр учился в духовном училище, а затем – в семинарии. Но, посетив в 1814 году Киево-Печерскую Лавру с богомольцами, он окончательно утвердился в своем намерении стать иноком и ушел из семинарии. Преподобный нес послушание на просфорне в течение 12 лет. В 1824 году был пострижен в монашество с именем Пафнутий. Вскоре отца Пафнутия назначили духовником Лавры. В 1838 году (в довольно молодом возрасте) принял схиму с именем Парфений.

По словам самого отца Парфения, весь его путь проходил спокойно и мирно. Божественная благодать удивительным образом охраняла его с юности, и он не знал ни нечистых помыслов, ни страстных плотских борений, встречая по отношению к себе со стороны окружающих только любовь и уважение. Труд, непрестанная молитва, полное послушание и неосуждение других были главными его принципами. Молитвенное правило преподобного состояло из троекратного чтения Евангелия в течение дня, пения всей Псалтыри, молитв утренних и вечерних, акафиста Спасителю, Божией Матери, поклонения страстям Христовым и песни «Богородице, Дево, радуйся!», которую он произносил триста раз. Кроткий, рассудительный, тихий, незлобивый, милосердный, он еще в начале своего монашеского пути обладал такими добродетелями, которые бывают только плодом долговременных подвигов.  По воспоминаниям его современников – это был сущий ребенок! Трудно было представить другого человека, который имел бы такую же младенчески чистую душу, как этот святой. Его жизнь стала абсолютным воплощением евангельского повеления Христа умалиться и «быть как дети», чтобы войти в Царство Небесное (Мф.18:3–4). Окружающим его людям казалось, что святой уже при жизни вошел в «иное» измерение – столько любви и тепла излучала его девственная душа. Преподобный никогда не был предметом зависти ни для кого. Все радовались его присутствию, как присутствию Ангела. В журнале «Домашняя беседа» за 1874 год (№ 38) приводится воспоминание одного посетителя старца, который так говорит о своих впечатлениях: «Я не мог налюбоваться светлым взором этого праведника, тихой ласковой его речью. Жаль, что свидание наше было коротко!» Святой Парфений имел необыкновенное усердие и умилительную детскую любовь к Божией Матери. Много раз в течение жизни  имел видения Пречистой Девы. Преподобный обладал даром прозорливости. Перед кончиною старец простился со всеми. В праздник Благовещения 1855 года он преставился. Погребение его было совершено в Голосеевском храме иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Широкое почитание преподобного Парфения началось сразу же после его смерти. Прославление его было совершено Украинской Православной Церковью в 1993 году.

Разные жития этих двух преподобных свидетельствуют о том, что у каждого свой путь к Богу. Немногие из людей способны служить Творцу в таком совершенстве, как святой Алексий, человек Божий. Не всякому по силам вести и такой образ жизни, какой был у преподобного Парфения Киевского. Однако, имея перед собой пример этих угодников Божиих, мы должны стремиться жить более высокой и чистой христианской жизнью, научаясь у этих подвижников подлинной духовной науке благочестия.

Валентина Новикова
 

 

Опубликовано: вт, 29/03/2016 - 11:32

Статистика просмотров

Всего просмотров: 420
За сутки: 2
За два дня: 2
За последний час: 2

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle