Еще раз о христианском отношении к власти

Политика сегодня достаточно плотно вошла в нашу жизнь.

Подавляющее большинство граждан Украины, независимо от взглядов, вероисповедания или социального положения в обществе, постоянно просматривают ленты новостей, читают совершенно бесполезную аналитику, основанную на предпочтениях и фантазиях того или иного «анализатора», и все это «мусолится» в головах или на кончиках языков, вызывая бурю эмоций и чувств. Хочется прям крикнуть: «Чтоб мы столько о Боге думали, читали и говорили!». Но раз уж от политических тем нам никак не избавиться, то нужно сказать несколько слов о христианском отношении к власти.

Думается, что разговор следует начать с «вершины», а именно с Царства Небесного. Все нам хорошо известны слова Христа: «Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда» (Ин. 18:36). Профессор М. Д. Муретов говорит, что Христово Царство нисходит с Неба, оно наполнено духовной свободой, добротой, святостью, жизнью и блаженством. Но таковым мы созерцаем его в отдаленной эсхатологической перспективе и идеале. В текущей же действительности каждый будущий гражданин Небесного Иерусалима, не говоря уже о тех, кто погибнет, носит в себе печать греха и, соответственно, страдания и смерть. С одной стороны, каждый христианин служит Богу и добру, свят, бессмертен и блажен, с другой – находится во власти греха, живет в подданстве миродержцу тьмы века сего, грешит и умирает. «Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху» (Рим. 7:14), – пишет апостол Павел. А вот слова апостола Иоанна: «Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Ин. 1:8), – и далее: «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего‐то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола. Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога» (1 Ин. 3:8–10).

Исходя из приведенных слов Священного Писания, можно понять, что существование рядом с Царство Христовым царств земных и человеческих есть временно-историческая необходимость, ведь еще в Ветхом Завете учреждение евреями мирского царства было отвержением теократии, т. е. царства Божия, «чтобы Он не царствовал над ними» (1 Цар. 8:9). Земное царство было допущено Богом в качестве снисходительно воспитательной меры, подобно тому, как Моисей допускает развод, принижая изначальный идеал брачного союза по человеческому жестокосердию. Поэтому проф. Муретов называет все мирские царства «излишком из-за зла».

Обратимся теперь к классической цитате относительно нашей темы, а именно к словам из Послания ап. Павла к Римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение» (Рим. 13:1–2). Сделаем маленькое уточнение, в данном месте русским словам «от Бога» соответствует греческий оригинал ὑπὸ θεοϋ, что в более точном переводе означает «под Богом». Кроме того, на временный характер земного царства указывает слово diatag, что означает «распоряжение», а не «установление», как в Синодальном переводе. Согласитесь, что после этих небольших поправок приведенная цитата приобретает немного другой оттенок. Также важно понимать, что относительно гражданского общества апостол Павел выражает следующую истину: в сотворенном Богом мире именно Он является источником всякой власти, вспомнить хотя бы слова, Христа обращенные к Пилату (Ин. 19:11). Это власть человека над природой, родителей над детьми, мужа над женой и, конечно же, царя над подданными.

В христианском понимании политическая или гражданская власть должны рассматриваться как источник порядка и благочестия, и здесь именно для власть имущих грозным тоном звучат слова прп. Исидора Пелусиота: «Потому вправе мы сказать, что самое дело, разумею власть, т. е. начальство и власть царская, установлена Богом, чтобы общество не пришло в неустройство. Но если какой злодей беззаконно восхитил сию власть, то не утверждаем, что поставлен он Богом, но говорим, что попущено ему… изблевать все свое лукавство, как фараону, и в таком случае понести крайнее наказание».

В таком изложении мы должны различать власть благословленную и власть, попущенную Богом. Примечательными являются рассуждения святителя Феофана Затворника, который, ссылаясь на учительство Христа в Капернаумской синагоге (Мф. 7:29), утверждает, что власть должна носить тон не повелительный, а иметь силу влияния на души и сердца. Подлинное слово в таком случае лишь то, которое проникнуто силой Божественной, каковым оно было у апостолов, святых и влиятельных учителей, говоривших не от учености, а от Духа. «Это – дар Божий, – продолжает святитель, – стяжаемый трудами не только над исследованием истины, но более над сердечным жизненным усвоением ее… В голове же нет жизни, а только ее верхушка. Жизнь в сердце, и только исходящее из сердца может воздействовать на целые эпохи жизни».

Сегодня многие стремятся к власти, но практически никто понятия не имеет, какой тяжести крест они таким образом взваливают на свои плечи. Непонимание или, скорее, нежелание понимать величайший уровень ответственности, а, соответственно, неготовность к исполнению властных обязанностей нисколько не избавляют от необходимости расплаты. «Всякая власть для христианина, – пишет святитель Тихон Задонский, – не покой и честь, но большой крест, большими и многими трудами, заботами и постоянным терпением обремененный, чего никто не пожелает». И продолжает в другом месте: «Разум и добрая совесть нужны христианину начальнику. Без разума начальник будет, как слепой, заблуждаться, без доброй совести будет разорять, а не созидать общество. Честь изменяет нрав человеческий, но редко к лучшему. Многие были бы святыми, если бы не были в чести. Подумай об этом, христианин, и не берись за тяжесть выше твоей силы».

Справедливости ради нужно сказать, что христиане в подобном отношении к власти не были первыми. Вспомним хотя бы сократический диалог Платона «Алкивиад I», где юный и честолюбивый Алкивиад жаждет власти. Путем несложных рациональных вопросов и ответов Сократ заставляет своего собеседника признать, что он не имеет никакого понятия о справедливости, а потому невежественен. Далее Платон пишет, что прежде чем управлять другими, нужно научиться управлять собой, познать свою душу, в которой отражается Божественный образ, и, соответственно, стяжать добродетель рассудительности. Нельзя не заметить, что крайне удачными для современных политиков являются слова Сократа: «Ты сожительствуешь с невежеством, мой милейший, причем с самым крайним... Но ты в этом не одинок; то же самое происходит со многими, берущимися за дела нашего государства».

Последнее, о чем хотелось бы сказать, это о пределах послушания христиан светским властям. Все мы понимаем, что законы Божественной Правды выше любых законов земных. По этой причине, если послушание Богу и послушание властям становятся взаимоисключающими, то выбор здесь очевиден: «должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5:29). Об этом же говорит и святитель Василий Великий: «Властям предержащим должно повиноваться, если только этому не препятствует заповедь Божия». Как-то на суде, в 1922 году, святителю Тихону (Беллавину) задали вопрос: «Законы, существующие в государстве, Вы считаете для себя обязательными или нет?», – на что он ответил: «Да, признаю, поскольку они не противоречат правилам благочестия». В качестве завершающей мысли можно указать на слова проф. Муретова, который пишет, что даже антихристианскую и безбожную власть Промысел Божий «всегда обращает в орудие славы Христовой, проявляя чрез них внутреннюю и непреодолимую мощь христианства как неискоренимой силы Божией в человечестве».

Протоиерей Владимир Долгих

Теги

Социальные комментарии Cackle