Десять мыслей свт. Луки Крымского о Страстях Христовых

Его Пришествие предсказали, Его смерть видели пророки, у Его Креста стояла Его мать. Он распят без вины, казнен по ложным обвинениям, в Нем не было и капли зла. Он был весь Свет, весь Жизнь, весь Любовь.

Сегодня вместе с Мариею Девою и Иоанном Богословом мы стоим у Креста и созерцаем страдания «нас ради и нашего ради спасения». Сегодня гаснет солнце, земля трясется в ужасе, сегодня приносится великая Жертва, чтобы мы переродились, чтобы мы больше не были во тьме и не тряслись от страха. Сегодня Бог Отец отдает в Жертву Сына, Сын приемлет Чашу и говорит самое важное слово на земле: «Совершилось». Да, сбылась великая мечта Бога, человек – все люди, отныне может быть с Богом, отныне открыты врата рая. Совершилось наше спасение – закончена тяжелая операция по обновлению человеческой природы. Человек отныне – вечен!

Сегодня мы детально вникаем, буквально изучаем страсти Христовы, читая воспоминания о них у всех четырех евангелистов. Свт. Лука Крымский, обращаясь к прихожанам, говорил: «Дрогнули сердца ваши, когда читал я вам страшное сказание о крестной смерти Спасителя. Это нужно, это вам полезно: надо, чтобы всегда они содрогались, когда будете взирать на крест Христов или вспоминать о нем. Надо, чтобы вспоминали вы гнусные и страшные образы богоубийц: первосвященников, книжников и старейшин (о которых я говорил вам в прошлое воскресенье). Надо, чтобы отверглись вы сердцем вашим, как от самого гнусного, самого невыносимого для сердца человеческого, как от самого страшного, что когда-либо было в мире, от окаянного предательства Господа Иисуса Христа Его собственным учеником».

У священноисповедника Луки несколько десятков проповедей о страданиях Христовых. Это целое сокровище от того, кто был врачом и священником, хирургом и епископом. Драгоценны эти слова еще и потому, что сам святитель претерпел долгие годы страданий за Христа распятого. Исповедник даже предполагал, что в страшную холодную Гефсиманскую ночь, когда Петр грелся у саддукейского костра, Христос простудился и был болен. Этим еще более усугублялись Его муки. Посмотрим и мы на страдания Христовы глазами исповедника-врача:

1. Господь на гору Фаворскую в Свою Славу брал Петра, Иакова и Иоанна. Тех же учеников Он теперь берет в сад Гефсиманский, чтобы были они опять свидетелями Его. Здесь они должны были видеть и слышать необычайно важное и не менее великое, чем Его Преображение на горе Фаворской – Гефсиманское борение. «…Познаем, что борение духовное, которое испытывал Господь наш Иисус Христос, молясь Отцу Своему в саду Гефсиманском, было величайшим и вместе с тем тяжелейшим и страшнейшим из событий жизни Его. Не думайте, не думайте, что только на Кресте, в неописуемых страданиях претерпел Господь Свою страшную муку. Знайте, что Его мука еще более страшная, чем Его страдания на Кресте, началась здесь, в Гефсиманском саду, при свете луны».

2.  «О, как Он мучился! О, как Он терзался! О, как Он вопиял к Отцу Своему в Гефсиманском саду: “Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как я хочу, а как Тыˮ (Мф. 26:33) <…> Когда каплет кровавый пот с лица человеческого? Когда молятся люди с кровавыми слезами?.. Это бывает тогда, когда муки человеческие достигают такой страшной силы напряжения, что никакие другие мучения не могут сравниться с ними… Как страшны, как потрясающи были Его душевные страдания пред страданиями телесными».

3. «Почему так изнывал Христос Бог наш в преддверии Своих страданий крестных? Подумайте, если бы кому-нибудь из вас пришлось взять на себя грехи ста человек, окружающих вас, и дать за них ответ пред Богом, каким ужасом исполнились бы вы, как давили бы вас тяжестью грехи чужие, за которые вы должны дать ответ Богу. А разве не знаете вы, что Господь Иисус Христос взял на Себя грехи всего мира, всего человечества?» «…Уже в саду Гефсиманском изнывал и мучился Он под страшной тяжестью грехов всего мира. Его давили несказанно, нестерпимо давили грехи мира, которые взял Он на Себя… Он предавал Себя всецело воле Божией, а грехи давили Его, мучили Его, терзали Его, и Он падал в изнеможении под тяжестью этих грехов <…> Итак, запомните, что в саду Гефсиманском совершилась первая и, пожалуй, самая страшная часть страданий Христовых, ибо на кресте Он вел Себя гораздо бодрее».

4. «Господа нашего Иисуса Христа и Спасителя мира начали бить еще в Гефсиманском саду. Его тогда били по ланитам, Его толкали, Его с побоями влекли в Иерусалим. Так было положено начало избиению Того, Кто спасал мир. А продолжение было у первосвященника Каиафы, там, в собрании злейших врагов Христовых, издевались над Ним, били Его, накрыв лицо Его и дерзко спрашивая: “Прорцы нам кто есть ударей Тяˮ, и плевали на Него».

5. «Издевательства продолжались всю ночь, били Господа всю ночь, а рано утром повели в преторию к Пилату на суд. Пилат… предал Его на бичевание. И началось нечто ужасающее… римское бичевание.  Бич…имел короткую рукоятку и целый пучок ремней, туго сплетенных и переплетенных медной проволокой, и в эти бичи по местам были ввязаны куски кости. Вот этим страшным бичом с размаху, сплеча били Господа Иисуса... При бичевании кровь несчастных лилась ручьем, куски кожи и мышц отрывались».

6.  «Кончилось страшное бичевание, сняли с Него багряницу, но, вероятно, оставили терновый венец, по которому били палкой, чтобы колючки венца вонзались в святую главу Господа, и крупные капли крови стекали по лицу Его. Повели, повели его на казнь, повели узкой улицей, ибо все улицы восточных городов узки… По этому скорбному пути гнали Господа Иисуса, возложив на Него тяжелый крест... Господь Иисус Христос недолго понес его и упал под тяжестью креста... Его с побоями подняли, опять заставили нести крест, а Он все падал и падал».

7. «Пришли на страшную Голгофу, роют яму, погружают в нее крест Иисусов и укрепляют его. Снимают одежды с Иисуса – все, все одежды снимают... Кто несказанной красотой украсил всю сотворенную Им природу, а теперь нагим стоит и ждет страшной казни! Два воина поднимают Иисуса на крест, два других стали на табуреты и страшными гвоздями прибивают ко кресту те пречистые руки, прикосновение которых возвращало зрение слепым, мановением которых утихла буря на озере Генисаретском и престал веять ветер».

8. «Прибили и ноги Его гвоздями страшными... Повисло Божественное тело... И так страшна, так невыносима была боль при этом! Как раздирались язвы гвоздиные под тяжестью тела Иисусова! Казалось бы, должен изойти из груди Его стон – стон мучений... А стона не было, и вместо стона услышал мир, что Он молился о распинавших Его: “Отпусти им, Отче, не ведают бо, что творятˮ».

9. «Господь терпел самую лютую, самую страшную из всех казней, какие только могла изобрести злоба человеческая. Господь терпел эти страшные муки в течение шести часов… Медленно, медленно, с ужасной, невыносимой медленностью текли страшные часы страданий Христовых... Он мучился. Он терзался. Он терпел невыносимые муки... Но все терпел... Идут, идут медленно часы <...> И услышал народ страшные слова из уст Его: “Элои! Элои! Ламма савахфани?ˮ, что значит: “Боже Мой! Боже Мой! Почто Мя оставил еси?ˮ (Мк. 15:34)… Нужно было, чтобы исполнилось страшное пророчество великого Исаии: “Наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелилисьˮ (Ис. 53:5). Это наказание за грехи наши, именно поэтому, потому что бесчисленны грехи людей, грехи всего человечества, было так страшно наказание мира нашего на Нем. Чтобы нас не оставил Бог, если не снимет Христос с нас, грешных, наши грехи... Для привлечения наших сердец к Нему. И привлек Он все сердца... Неужели же останется хоть одно холодное сердце?»

10.  «Через шесть часов Он испустил Свой дух с возгласом, который не должен никогда забывать мир: “Совершилось!ˮ». Это слово должно потрясти весь мир. «Народ, недавно требовавший Его казни, расходился с Голгофы, низко понуря головы и бия себя в грудь. Пойдем и мы, опустив низко свои головы, будем и мы помнить, что и за наши грехи, как за грехи всего человечества, претерпел Спаситель эти страшные муки и страдания. Пойдем, понурив головы свои и бия себя в грудь!»

Составил иерей Андрей Гавриленко

Опубликовано: пт, 22/04/2022 - 11:38

Статистика

Всего просмотров 2,762

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle