Чем заканчивается вмешательство власти в дела Церкви?

О поучительной странице истории рассказывает протоиерей Владимир Долгих.

19 сентября 866 года родился византийский император Лев VI Философ. В Церкви нам, конечно же, привычнее слышать и читать о святых, а не о светских правителях, политике и прочих перипетиях земного бытия, но в Византии деятельность императоров часто влияла на христиан или имела последствия для жизни Церкви. Не является исключением в этом плане эпоха Льва Философа, о ней и поговорим.

Не сильно хочется окунаться в изложение и анализ политики императора Льва, но нужно хотя бы обозначить, откуда он взялся и сколько правил. На престол этот василевс взошел в двадцатилетнем возрасте, т. е. в 886 году, и правил вплоть до своей смерти от болезни желудка, наступившей в 912 году. Матерью Льва VI была Евдокия Ингерина, а вот с определением отца есть некоторые проблемы. На самом деле вариантов всего два, но до сих пор историками не установлено, какой из них правильный. Думаю, что многие уже догадались, что у Евдокии был и муж и любовник. Муж – это кесарь Василий Македонянин, а любовник – император Михаил III. Хотя ее муж произвел переворот в 867 году, захватил престол и сам стал императором. Именно поэтому Лев в определенной мере имел право претендовать на императорскую корону как по одной, так и по другой линии. Больше он, конечно же, хотел слыть сыном Михаила, все-таки к узурпаторам власти относятся не всегда хорошо, да и сам Василий, признавший Льва сыном, по понятным всем нам причинам, все равно его недолюбливал. Ну да ладно, оставим все эти дворцовые интриги в стороне, их хватало во все времена, во всех государствах, и перейдем непосредственно к церковной политике императора Льва Философа (или Мудрого, как его иногда еще называли).

Итак, Лев действительно был далеко не дурак, но, несмотря на прозвище, Церкви от его действий было, так сказать, не очень хорошо. Прежде чем перейти к «бочке дегтя», нужно все-таки сказать о «ложке меда». Учителем будущего императора Льва был знаменитый ученый, патриарх-эрудит святитель Фотий. Здесь нужно уточнить, что именно благодаря Фотию Лев получает прозвище Мудрый, или Философ, так как под его началом он получил блестящее образование, развил литературный талант и был совсем не чужд просвещению. Сам Лев написал 11 евангельских стихир, читаемых на будничных утренях и стихиры на Лазареву субботу. Он ввел смертную казнь за магию, но при этом сам пишет «Оракулы Льва Мудрого» – сочинение с предсказаниями будущего. Естественно, что предсказания эти не были Откровением дарованным Богом за святость жизни.

Теперь непосредственно перейдем к разговору об отношении к Церкви со стороны Льва VI. Для большего контраста начать нужно не с него самого, а с его отца (или не отца), в общем, с Василия Македонянина, ведь он, несмотря на условия прихода к власти, был иногда примером уважительного и даже благоговейного отношения к Церкви. Именно самостоятельность Церкви Василий рассматривал как одно из главных условий ее успешной деятельности. Сохранились его речи, обращенные к отцам Константинопольских Соборов 869 и 879 годов, которые, собственно, и выражают то, о чем было сказано. Интересно будет сосредоточить внимание на рассуждении императора Василия о роли мирян, к которым он, естественно, причислял и самого себя. Василевс говорит, что миряне «должны строго следовать решениям Церкви, воздерживаться от всякого вмешательства в дела Церкви, предоставляя их епископам, которым поручена власть вязать и решить… Миряне не должны забывать о своем положении в церкви, так как ноги не могут предписывать законов глазам, не должны являться судьями своих пастырей, будучи сами скоры только на обличение, а медленны на исправление своих недостатков». Эти замечания взяты из императорской речи 869 года, а вот на Соборе в 879-м он вообще выражает опасения о том, чтоб его присутствие не было воспринято врагами Собора как попытка давления на епископат со стороны власти. Справедливости ради нужно сказать, что в рассматриваемом нами вопросе Василий не был кристально чист, хотя есть некоторые оправдательные мотивы его неблаговидных поступков, но сейчас не о нем.

Совершенно иное отношение к Церкви было у сына (или не сына) Василия Македонянина – Льва Мудрого. Этот чудик решился на провозглашение принципа власти, согласно которому император является законом неписаным, т. е. ему все позволено, что хочет, то и делает. Все это «попахивает» какой-то подростковой бравадой, далекой от мудрости, ведь подобное отношение было не таким уж и частым, но что есть, то есть. Эта деспотичность, как и следовало ожидать, вызвала укоры со стороны тогдашнего Патриарха Николая.

Все эти властные притязания император Лев выразил уже в последние годы своего правления, но отмотаем время немного вспять. Во второй половине IX века вспыхивает знаменитый конфликт между Патриархами Игнатием и Фотием Константинопольскими, а также их сторонниками. В подробности тех событий мы окунаться не будем (это интересная страница истории Церкви, так что кто с ней незнаком, я бы советовал познакомиться), хотелось лишь напомнить, что оба Патриарха при разных обстоятельствах дважды восходили на престол. Так вот, второе низвержение, в 886 году, святитель Фотий перенес от своего ученика – императора Льва. Тем, конечно, гнуснее выглядит его поступок, что василевс «поднял руку» на своего учителя, которому он был обязан своим прекрасным образованием. Престарелому Патриарху пришлось выслушивать надуманные обвинения, а затем еще десять лет скитаться в ссылке, терпеть лишения и скорби и, наконец, в этой самой ссылке скончаться.

Отвратительность действий императора Льва усугубляется еще и тем фактом, что его посланники ворвались в Софийский собор, взобрались на амвон и перед всем народом зачитали клеветнические обвинения святителю. Но капризы василевса этим не ограничились. Как мы понимаем, Лев только искал повод придраться к Патриарху, и все это ради того, чтоб на Константинопольский престол возвести своего брата Стефана, которому на тот момент было 16 лет. Вот такой вот шестнадцатилетний тинейджер-Архиепископ Константинополя – Нового Рима и Вселенский Патриарх. Совсем уж немудрый поступок «мудрого» императора. Болезненный и, наверное, глубоко несчастный Стефан продержался на престоле 6 лет, после чего попросту умер.

Дабы хоть как-то придать легитимность своим поступкам, Лев VI снаряжает суд над Фотием. В качестве главного обвинения было высказано положение о том, что святитель планировал низвергнуть действующего императора – довольно стандартный упрек для тех правителей, которые хотят убрать неугодных. Но клевета не подтвердилась, святитель Фотий был оправдан, однако это его уже не спасло.

С именем Льва Мудрого связан еще один конфликт с Церковью. Первой женой императора была Феофано, но еще при ее жизни он вступает в приступную связь с дочерью одного из сановников – Зоей Заутцей. Когда Феофано умерла, Лев, несмотря на сопротивление Патриарха Антония, женится на Зое. Бездетная Зоя прожила недолго, и после ее смерти василевс женится на Евдокии Ваяне, которая также погибает, но уже во время родов. На этом Лев, который сам издавал законы против сожительства, третьего и четвертого браков, не останавливается и вступает в связь с Зоей Карвонопсиной. Естественно, что император пытается добиться церковного благословения на четвертый брак, но против этой его инициативы восстает мужественный Патриарх Николай Мистик. Он осуждает преступное сожительство Льва и категорически отказывается его венчать. Зоя рожает наследника престола – Константина VII, при этом Николай даже отказывается крестить мальчика. Лев умоляет Патриарха совершить Таинство по той лишь причине, что у него нет другого наследника. Учитывая обстоятельства и проявляя снисходительность, владыка дает согласие на крещение ребенка, но при условии, что Лев непременно, раз и навсегда, разойдется с его матерью. Император соглашается и дает клятвенное обещание все исполнить.

Крещение проходит в торжественной обстановке в Софийском соборе, но этого императора-проходимца мы уже немного знаем, а потому не будет сюрпризом, что уже через три дня Лев снова вводит Зою во дворец. Мало того, находится даже некий священник Фома, который совершает венчание. За такие действия батюшка был лишен сана.

Это еще не все. В Византии право коронации императоров принадлежало только архиереям. Но Лев, попирая законы, сам коронует Зою. От этого вся столица пришла в движение. За такие беззакония Патриарх Николай отлучает императора от Церкви. Обиженный василевс под благовидным предлогом в день св. муч. Трифона приглашает Патриарха на обед, где тот был схвачен и отправлен в заточение. «Меня окружали, – пишет Николай Мистик в ссылке, – мечи, стрелы и щиты, как пленного врага, а не как несчастного архиерея; не позволялось пользоваться свежим воздухом, не только видеть человека. За недостатком постели я должен был лежать на соломе». Император Лев возводит на Константинопольскую кафедру некоего Евфимия, который и признал незаконный четвертый брак.

Когда Лев Философ умирал от болезни желудка, он разрешил восстановить опального Патриарха Николая, но это было начало бед для Евфимия.

Вот такая у нас вышла сегодня история. Как видим, грубое вмешательство власть имущих в дела Церкви чаще всего обращалось для нее бедой. Пусть этот исторический эпизод останется для нас поучительным рассказом и свидетельством мужества настоящих светильников христианства, таких как святитель Фотий и Патриарх Николай.

Опубликовано: пт, 18/09/2020 - 16:39

Статистика

Всего просмотров 1,889

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle