Борьба за целомудрие и проблема противоестественных грехов: пятнадцатая ступень «Лествицы»

Одним из самых дорогих сокровищ для христианина является целомудрие.

Но во все времена мир разными способами пытается обесценить эту добродетель. Кто-то говорит, что целомудрие – это пережиток, придуманный монахами; иные считают, что оно стоит преградой на дороге к любви и даже может разрушить это чувство; третьи, опираясь на медицинские исследования, не рекомендуют никакое воздержание. На самом деле лишь благодаря добродетели целомудрия сохраняются семья и другие общественные институты. Ибо, как учит святитель Амвросий Медиоланский, «там, где мало дев, мало людей».

Преподобный Иоанн Лествичник утверждает, что целомудрие – это всеобъемлющее название всех добродетелей, чистота души и тела. Кто достигает целомудрия, тот и «в самом сне не ощущает никакого движения или изменения в том устроении, в котором он пребывает. Целомудр, кто навсегда стяжал совершенную нечувствительность к различию тел».

Такой человек становится подобен Ангелам, дому для Христа, достигает вышеестественного состояния и способен плотскую любовь побеждать любовью Божественной: «Чистота есть усвоение бестелесного естества… вожделенный дом Христов и земное небо сердца… вышеестественное отречение от естества и поистине преславное соревнование мертвенного и тленного тела с бестелесными духами. Чист тот, кто (плотскую) любовь отражает любовью (божественною) и телесный огнь угасил огнем невещественным».

Преподобный различает разные степени этой добродетели: «Начало чистоты бывает, когда помысл не слагается с блудными прилогами и без мечтаний случаются по временам во сне истечения; а средина чистоты – когда от довольства пищи бывают естественные движения, но без мечтаний; конец же чистоты – умерщвление тела (т. е. телесных движений), предваряемое умерщвлением нечистых помыслов... Велик, кто пребывает бесстрастным при осязании; больший, кто не уязвляется видением и помышлением о красотах небесных угашает огонь, который возгорается при виде земных красот».

Но если кто достигает такого состояния, тот не должен думать, что он достиг его своими трудами: «Никто из обучившихся хранению чистоты да не вменяет себе приобретение ее, ибо невозможное дело, чтобы кто-нибудь победил свою природу; и где природа побеждена, там познается пришествие Того, Кто выше естества, ибо, без всякого прекословия, меньшее упраздняется большим».

Также тем, кто достиг целомудрия, никогда, даже до самой смерти, не нужно расслабляться, поскольку, как предупреждает преподобный, «лисица притворяется спящей, а бес – целомудренным; та хочет обмануть птицу, а сей – погубить душу. Не верь во всю жизнь твою сему бренному телу и не надейся на него, пока не предстанешь Христу. Не думай, что ты по причине воздержания пасть не можешь, ибо некто и ничего не вкушавший был свержен с неба».

Причины падения в блудные грехи могут быть разными. «С новоначальными телесные падения случаются обыкновенно от наслаждения снедями; со средними они бывают от высокоумия и от той же причины, как и с новоначальными; но с приближающимися к совершенству они случаются только от осуждения ближних». Более глубокую причину блудных грехов преподобный видит в самолюбии: «Я имею в себе отца своего – самолюбие. Внешние разжжения происходят от угождения мне и от чрезмерного во всем покоя, а внутренние – от прежде бывшего покоя и от сладострастных дел».

Другие подвижники усматривают причину блудных грехов в развитии чувственности, которая связана с естественным ростом человеческого организма. Позже эта страсть развивается через помыслы и воображение. Причем мысленные грехи бывают хуже сделанных грехов, ибо человек, считая себя невинным, все время подвергает душу истощению, развращению, и она перестает быть способной к добру и власти над собой. Еще одной причиной развития блудной страсти является чрезмерный интерес к телесным движениям (естественным и от пресыщения и неразборчивости в пище и питье), а это приводит к увяданию умственных и телесных сил, меняет всю духовную установку человека.

Вдвойне виновен тот, кто не только сам падает в блудные грехи, но и других в них вовлекает: «Окаянен падающий; но тот окаяннее, кто и сам падает, и другого увлекает к падению, потому что он понесет тяжесть двух падений, и тяжесть сласти иного».

Крайнюю степень развращения Лествичник описывает так: «В сладострастных людях (как некто из них, испытавший это, признавался мне по истрезвлении своем) бывает чувство чрезвычайного некоего влечения и любви к телам и столь бесстыдный и бесчеловечный дух, в самом чувстве сердца явственно гнездящийся, что боримый сим духом во время брани ощущает телесное разжжение, подобное огню от распаленной печи; он не боится Бога, вменяет ни во что воспоминание о муке, молитвы гнушается… Страждущий сим делается как бы безумным и исступленным, будучи упоен всегдашним страстным желанием словесных и бессловесных существ, так что если бы не прекращались дни сей мучительной брани, то не могла бы спастись никакая душа, одеянная в сие брение, растворенное кровью и мокротами». «Если признак истинной чистоты состоит в том, чтобы и в сонных мечтаниях пребывать без движения, то, конечно, предел блуда означает то, чтобы и наяву от одних помыслов терпеть истечения».
Тех, кто берет на себя сугубые аскетические подвиги, диавол может увлекать в противоестественные плотские грехи: «Часто диавол все усилие, старание, ухищрение, коварство и все свои козни устремляет к тому, чтобы проходящие монашеское житие и подвизающиеся на сем поприще, исполненном искушений, были боримы противоестественными страстьми. Посему часто, находясь в одном месте с женским полом и не будучи боримы плотскою похотью или помыслами, некоторые ублажают себя; а того не разумеют, несчастные, что где большая пагуба, там в меньшей нет нужды».

Причину этого Лествичник видит в том, что подобные грехи человек может делать в любом месте и тем самым обрекать себя на большие мучения: «Думаю, что всеокаянные убийцы по двум причинам обыкновенно низвергают нас, бедных, в противоестественные падения: потому что мы везде имеем удобность для таких согрешений и потому, что они подвергают нас бо́льшей му́ке. Узнал сказанное тот, кто прежде повелевал дикими ослами, а потом сам был поруган и порабощен адскими ослами; и питавшийся некогда хлебом небесным после лишился сего блага; всего же удивительнее то, что и после его покаяния наставник наш Антоний с горькой скорбью сказал: ‟Великий столп пал!” Но образ падения скрыл премудрый муж, ибо знал, что бывает телесный блуд и без участия иного тела. Есть в нас некая смерть и погибель падения, которую мы всегда с собою и в себе носим, а наиболее в юности. Но погибель сию я не дерзнул предать писанию, потому что руку мою удержал сказавший: Бываемая бо о́тай от некоторых срамно есть и глаголати (Еф. 5:12), и писати, и слышати».

Грехи против целомудрия – одни из самых преступных и непростительных грехов, ибо блудная страсть паразитирует на самом возвышенном чувстве любви. Грехи, которые порождаются блудной страстью:

– блудное разжжение и блудные ощущения;
– принятие нечистых помыслов, беседа с ними, услаждение ими, соизволение им, медление в них;
– нехранение чувств, в особенности осязания, в чем дерзость, погубляющая все добродетели;
– сквернословие и чтение сладострастных книг, газет и журналов; просмотр сладострастных иллюстраций, картин в изданиях, по телевидению и компьютеру;
– грехи блудные естественные: блуд и прелюбодеяние;
– грехи блудные противоестественные: гомосексуализм, лесбиянство, скотоложество, рукоблудие, применение различных средств для получения блудных удовольствий.

Чтобы увлечь человека в подобные грехи, «бесчеловечный наш враг и наставник блуда внушает, что Бог человеколюбив и что Он скорое прощение подает сей страсти, как естественной, – пишет преподобный Иоанн. – Но если станем наблюдать за коварством бесов, то найдем, что по совершении греха они представляют нам Бога праведным и неумолимым Судией. Первое они говорят, чтобы вовлечь нас в грех, а второе – чтобы погрузить нас в отчаяние. Когда печаль и отчаяние в нас усиливаются, тогда мы не можем приносить должного покаяния, ни окаявать себя, ни укорять, хотя в печальном расположении души и не предаемся греху. Когда оные угаснут, тогда опять мучитель наш внушает нам о милосердии Божием, чтобы мы снова пали».

Преступнее блудных грехов считаются только убийство и отречение от Христа, поэтому в отношении блудников были приняты специальные соборные определения. По правилу св. Василия Великого, мирянин за прелюбодеяние отлучается от Причащения на 15 лет:

«58. Прелюбодействовавший пятьнадесять лет да не приобщается Святых Таин. Распределение же на сии пятьнадесять лет для него следующее: четыре лета да будет он плачущим, пять – слушающим Писания, четыре – припадающим, два да стоит с верными без приобщения.

59. Блудник седмь лет да не причастится Святых Таин: два лета да плачет, два да слушает, два да припадает и едино лето токмо да стоит с верными, в осьмое допущен будет до Святаго Причастия» (Св. Василий Великий. Третье каноническое послание святаго отца нашего Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийския, к Амфилохию епископу Иконийскому).

Согласно правилу св. Григория Нисского, «...поскольку к немощнейшим Отцы являли некое снисхождение, то положено в сем грехе общее различие таковое: блудом называется исполнение похоти, соделанное с кем-либо без обиды другому, а прелюбодеянием – навет и обида чужому союзу. К этому относят скотоложство и мужеложство, потому что и сии грехи суть прелюбодеяние против естества… При таковом разделении видов, и сего греха общее врачевание состоит в том, да соделается человек чрез покаяние чистым от страстного неистовства к таковому плотоугодию… Да будет же некое различие образа покаяния во грехах сладострастия. Возбудивший сам себя к исповеданию грехов, как уже начавший врачевание своего недуга тем самым, что решился по собственному побуждению быть обличителем своих тайн, и как показавший знамение своего изменения к лучшему, да будет под епитимиею более снисходительною, а уловленный во зле или по некоему подозрению или обвинению невольно обличенный подвергается продолжительнейшему исправлению, дабы со строгостью быв очищен, таким образом принят был к общению Святых Таин. Правило о сем таково: осквернившиеся блудодеянием на три года да будут совсем удалены от церковной молитвы, три года да участвуют в одном лишь слушании Писаний, в иные три года да молятся с припадающими в покаянии и потом да причащаются Святых Таин. Для проходящих же покаяние ревностнее и житием своим показующих возвращение ко благому, позволительно устрояющему полезное в церковном домостроительстве сократить время слушания и скорее приводить оных к обращению; подобно сократить время и сего, и скорее допустить до приобщения, сообразно с тем, как он собственным испытанием дознает состояние врачуемого. Ибо как воспрещено повергать бисер пред свиньями, так безместно было бы и лишать драгоценного бисера того, который чрез удаление от греха и очищение уже сделался человеком» (Каноническое послание Григория Нисского к Литоию Мелитинскому. Правило 4).

По мысли преподобного Иоанна Лествичника, епитимия за один и тот же блудный грех бывает неодинаковой: «Часто один и тот же грех, будучи сделан одним человеком, заслуживает сторично большее наказание, нежели когда он сделан другим, судя по нраву согрешившего, по месту, где грех случился, духовному возрасту, в котором был согрешивший, и по многим другим причинам».

Таким образом, мера епитимии зависит от состояния кающегося и срок епитимии может быть разным. На практике при применении канонов Церковь учитывает настоящую духовно-историческую обстановку, состояние общества и каждого конкретного человека. Kлирики, впавшие в блуд, извергаются из сана.

Грех нецеломудрия – самый мерзкий и погибельный, ибо он сквернит все тело человека: блудник грешит против собственного тела (1 Кор. 6:18). Тело христианина должно быть чистым сосудом Духа Святого. Христианин должен быть един дух с Господом, а впадая в блуд, он становится един с блудодейцею и, таким образом, далеко отгоняет от себя Божественную благодать, далеко ниспадает от спасительного единения с Господом. Потому и апостол завещает умертвить земные члены ваши: блуд, нечистоту (Кол. 3:5).

Тем не менее строгие канонические постановления в отношении блудников были не случайными, так как, по замечанию пастырей, светских врачей и православных психологов, последствиями блудных грехов являются:Быстрое взросление и старение, девушки теряют свою женственность (отсюда пристрастие к мужской одежде), у них развиваются жестокость, отчаяние, разочарование в жизни.
    1. Болезни: сифилис, СПИД, разрушение психики, бесплодие, нейродермит, экзема, сердечные приступы, тахикардия, расстройства желудка.
    2. Слабохарактерность мужчин, слюнтяйство или, наоборот, коварство, месть, ненависть, убийство, самоубийство, уныние, тщеславие, ревность, зависть.
    3. Социальные последствия: трудность создания семьи, расчетливые отношения в супружестве, отсутствие поддержки, неверность.
    4. Духовные последствия: бездерзновение в молитве и во всех своих делах, отчаяние.
    5. Катастрофы мирового масштаба (гибель городов и стран).

Бес блуда может действовать очень коварно: «Как снеди, вредные для тела, по некотором времени или день спустя производят в нас болезнь, так весьма часто действуют и причины, оскверняющие душу. Видел я наслаждающихся и не вдруг боримых; видел, что некоторые едят и пребывают с женщинами и в то время не имеют никакого худого помышления; но когда они обольстились самонадеянностью и возмечтали, что имеют мир и утверждение, то внезапно подверглись погибели в своей келлии. А какая это погибель, телесная и душевная, которой человек может подвергаться один, знает тот, кто находился в сем искушении, а кто не был искушен, тому и знать не надобно».

Бывает так, что бес блуда искушает человека еще хитрее под видом духовного просвещения: «Все вы, желающие обучиться чистоте, услышьте еще об одной хитрости и коварстве обольстителя души и будьте осторожны. Некто собственным опытом изведал сей обман его и сказывал мне, что бес плотского сладострастия весьма часто вовсе скрывает себя, наводит на инока крайнее благоговение и производит в нем источники слез, когда он сидит или беседует с женщинами, и подстрекает его учить их памятованию о смерти, о Последнем Суде и хранению целомудрия, чтобы сии окаянные, прельстившись его словами и притворным благоговением, прибегнули к этому волку как к пастырю; но окаяннейший оный, от близкого знакомства получив дерзновение, наконец подвергается падению».

Преподобный Иоанн Лествичник, опираясь на опыт других подвижников, учит, что чаще всего искушение лукавыми духами происходит в пять этапов: «По определению рассудительных отцов, иное есть прилог, иное – сочетание, иное – сосложение, иное – пленение, иное – борьба и иное – так называемая страсть в душе. Блаженные сии определяют, что прилог есть простое слово или образ какого-нибудь предмета, вновь являющийся уму и вносимый в сердце; а сочетание есть собеседование с явившимся образом по страсти или бесстрастно; сосложение же есть согласие души с представившимся помыслом, соединенное с услаждением; пленение есть насильственное и невольное увлечение сердца или продолжительное мысленное совокупление с предметом, разоряющее наше доброе устроение; борьбою называют равенство сил борющего и боримого в брани, где последний произвольно или побеждает, или бывает побеждаем; страстью называют уже самый порок, от долгого времени вгнездившийся в душе и через навык сделавшийся как бы природным ее свойством, так что душа уже произвольно и сама собою к нему стремится. Из всех сих первое безгрешно; второе же не совсем без греха; а третье судится по устроению подвизающегося; борьба бывает причиною венцов или мучений; пленение же иначе судится во время молитвы, иначе в другое время, иначе в отношении предметов безразличных, т. е. ни худых, ни добрых, и иначе в худых помышлениях. Страсть же, без сомнения, подлежит во всех или соразмерному покаянию, или будущей муке; но кто первое (т. е. прилог в мысли) помышляет бесстрастно, тот одним разом отсекает все последующее». Как видим, лучше всего подсекать соблазн на этапе прилога, в крайнем случае – на этапе собеседования. На последующих этапах справиться с искушением, если не помешают не зависящие от нас обстоятельства или Сам Бог, фактически невозможно.

К целомудрию призываются не только монахи, но и миряне, живущие брачной жизнью: «Некоторые говорят, что по вкушении плотского греха невозможно называться чистым, а я, опровергая их мнение, говорю, что хотящему возможно и удобно привить дикую маслину к доброй. И если бы ключи Царства Небесного были вверены девственнику по телу, то мнение оное, может быть, имело бы основательность. Но да постыдит умствующих таким образом тот, кто имел тещу, а был чист и носил ключи Царствия».

Есть разные способы борьбы с духом блуда, но наиболее действенным оружием является смирение: «Кто телесными трудами и потами ведет брань с сим соперником, тот подобен связавшему врага своего слабым вервием; кто воюет против него воздержанием и бдением, тот подобен обложившему врага своего железными оковами; а кто вооружается смиренномудрием, безгневием и жаждою [духовной], тот подобен убившему своего супостата и скрывшему его в песке. Под именем песка разумей смирение, потому что оно не произращает пажити для страстей, но есть земля и пепел. Иной связал сего мучителя подвигами, иной – смирением, а иной – откровением Божиим. Первый подобен утренней звезде, второй – полной луне, а третий – светлому солнцу, но все имеют жительство на небесах. И как от зари свет, а по свете воссиявает солнце, так и о сказанном можно разуметь и видеть это на самом деле». «Отгоняющий сладострастного пса молитвою подобен борющемуся со львом; а кто противоречием низлагает его, подобен уже прогоняющему врага своего; тот же, который и прилог вовсе уничтожает, хотя и пребывает в теле, но уже воскрес из гроба».

Помимо смирения, в борьбе с духом блуда важно воздержание в пище и питие, а также послушание: «Если гортань умучишь воздержанием, то свяжешь мои ноги, чтобы они не шли вперед. Если соединишься с послушанием, то освободишься от меня, а если приобретешь смирение, то отсечешь мне голову».

Также для победы над блудной страстью рекомендуется уклонение от нескромных бесед (скверных либо двусмысленных слов), просмотра сладострастных картин или фильмов и чтения эротических книг. Равным образом нужно избегать посещения ночных клубов и т. п., хранить чувства, особенно зрение и слух, а более того осязание. Скромность, отвержение блудных помышлений и мечтаний, служение больным и увечным, молчание, безмолвие в свою очередь помогают бороться с этой страстью.

Однако какие бы подвиги в борьбе за целомудрие человек ни предпринимал, все может быть напрасным, если (он) не обратится в молитве за помощью Божией: «Кто хочет бороться со своею плотью и победить ее своими силами, тот тщетно подвизается; ибо если Господь не разорит дома плотской похоти и не созиждет дома душевного, то всуе бдит и постится думающий [его] разорить».

Наивысшая степень целомудрия – это когда при виде женщины человек не только не искушается блудными мыслями, но и хвалит Творца за благолепие: «Поведал мне некто об удивительной и высочайшей степени чистоты. Некто, увидев необыкновенную женскую красоту, весьма прославил о ней Творца и от одного этого видения возгорел любовию к Богу и пролил источник слез. Поистине удивительное зрелище! Что иному могло быть рвом погибели, то ему сверхъестественно послужило к получению венца славы. Если такой человек в подобных случаях всегда имеет такое же чувство и делание, то он воскрес, нетленен прежде общего воскресения».

Подобные чувства у целомудренных людей возникают и при слушании мирских песен: «Так должны мы поступать и при слушании песнопений и песней. Боголюбивые души, когда слышат пение мирских или духовных песен, исполняются чистейшего утешения, любви божественной и слез, между тем как в сластолюбивых возбуждаются совсем противные чувства».

Для юношей и девушек очень важно сохранить целомудрие до брака. Кто вступает в блудные связи до брака, согласно каноническим правилам, не может быть священником. Об этом говорит 61-е Апостольское правило: «Аще верный обвиняем будет в любодействе, или в прелюбодействе, или во ином каком запрещенном деле, и обличен будет, да не вводится в клир», а также 9-е и 10-е правила Неокесарийского Собора.

Вступление в близость – это событие, которое сильно меняет человека. Люди становятся одной плотью. В особенности существо женщины претерпевает такие изменения, что их безболезненность и естественность предполагают атмосферу брака. Если сеять семя нужно в приготовленную землю и вовремя, то почему священная, по сути, близость между мужчиной и женщиной должна совершаться как и когда попало? Мусульмане, к нашему стыду, убеждены, что вышедшая замуж не девушкой никогда не родит настоящего воина.

Проблема противоестественных плотских грехов

В настоящее время насаждается мнение, что противоестественные грехи (содомские) – врожденные, что человек рождается с предрасположенностью к ним. Таким образом, нравственная вина человека как бы смягчается и сами эти грехи выдаются за естественные. В 1981 году Американская психиатрическая ассоциация исключила содомизм из списка психических заболеваний. И с тех пор обсуждается вопрос, а не включить ли гомофобию (боязнь содомизма) в этот список? Сейчас эти дискуссии активизировались, и, скорее всего, дело закончится тем, что нормальные люди, которые не хотят заниматься гомосексуализмом, будут признаны сумасшедшими. В 2003 году Европарламент уже принял резолюцию о гомофобии, в которой она приравнена к антисемитизму, расизму, и где написано, что недопустимы пренебрежительное отношение, даже насмешка над содомитами. И в некоторых странах даже вводят уголовную ответственность за это. То есть любой человек, который будет выступать за традиционную семью, за то, что будут сохранены понятия «мама» и «папа», «родители» (те, кто рождает детей, а не называющие себя так извращенцы), будет рассматриваться как представитель опасной патологии, которого надо изолировать от общества (из доклада доцента МГИМО Ольги Николаевны Четвериковой).

Преподобный Иоанн Лествичник никак не считает рассматриваемую страсть естественной и пишет: «Бог не есть ни виновник, ни творец зла. Посему заблуждаются те, которые говорят, что некоторые из страстей естественны душе; они не разумеют того, что мы сами природные свойства к добру превратили в страсти. По естеству, например, мы имеем семя для чадородия, а мы употребляем оное на беззаконное сладострастие. По естеству есть в нас и гнев, на древнего оного змия, а мы употребляем оный против ближнего. Нам дана ревность для того, чтобы мы ревновали добродетелям, а мы ревнуем порокам. От естества есть в душе желание славы, но только горней. Естественно и гордиться, но над одними бесами. Подобным образом естественно душе и радоваться, но о Господе и о благих деяниях ближнего. Получили мы и памятозлобие, но только на врагов души нашей. По естеству желаем мы пищи, но для того, чтобы поддержать жизнь, а не для сластолюбия».

Многие наблюдатели замечают, что порок или какая-либо страсть начинают действовать в человеке очень рано, когда он еще не отдает себе отчета в этом, а окружающие люди несправедливо заключают, что человек родился с пороком. Действительно, человек рождается с общей склонностью ко всем грехам, которая у него остается даже после Крещения. Предрасположенность к определенному греху развивается через унаследованный общий душевно-телесный состав и под влиянием окружающей среды.

Существует еще один фактор в развитии подобных страстей – козни бесовские. Об этом пишет епископ Варнава (Беляев): «Диавол – тонкий и великий психолог, с которым, конечно, не сравняются все ученые мира, взятые вместе за все века. Он сразу же, как только человек появляется на свет, многое учитывает такое, чего человек предвидеть не может. И по малейшим душевным проявлениям у малого ребенка диавол безошибочно определяет, какую страсть всего удобнее в нем развить, в зависимости от его личного темперамента, наследственности и прочее, и начинает действовать». Как некую приманку диаволподбрасывает помыслы и влечения такого рода. Как только душа стала уловленной, бес начинает каждую минуту с детства складывать и направлять обстоятельства, насколько возможно в промысле, таким образом, чтобы выгодная ему страсть всячески питалась, развивалась и увеличивалась не в пример прочим страстям; и создается впечатление, что эта страсть врожденная, создается навык у человека,  и вс это еще задолго до того времени, когда он сознает, что хорошо, а что плохо. Когда он начинает разбираться, что есть грех, то видит себя опутанным по рукам и ногам и не находит в себе возможности избавления.

Какой вред совершают те, которые должны были бы сказать человеку, что вс это привнесено им самим, посредством диавольского обольщения, и что ему нужно всю жизнь очищать себя от грязи, а они, наоборот, начинают его уверять, что это природное и естественное, лишь бы сильно не бросалось наружу. «Что же делать, если он таким родился?»  говорят современные «гуманисты», и гибнет и этот человек, и его учителя. Чем же виноват, скажут, ребенок во всей этой хитрой облаве демонов, не видимой для него, о которой он ничего и не знает? И зачем вс это устроено, разве Бог не мог оградить от этого? Но если родители живут чисто и свято, тогда есть надежда на то, что и дети их будут защищены благодатью и научениемот грехов подобного рода.

Прп. Исаак Сирин пишет: «Бес преседит той страсти, которую сам человек желает. Подобное соединяется с подобным». Эти грехи не свойственны человеческой природе и цели его жизни. Наоборот, увлекаясь постыдными грехами и заменяя естественное употребление противоестественным (Рим. 1:26), люди уподобляются скотам, ибо уничтожают чувство половой стыдливости. Важно, чтобы человек осознал это, иначе он получит должное возмездие за свое заблуждение и никогда не достигнет святости и Царствия Небесного. Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники  Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6:9, 10).

Прп. Нил Афонский Мироточивый замечает: «Если не будешь остерегаться от привязанности к юному, будешь любосластничать с ним оком, или словом, или делом, то благодать Всесвятаго Духа тотчас удалится от тебя и вселится в тебя бес. Если не будешь видеть юного, то и разговорами с ним заниматься не будешь. Если же не будешь собеседовать с юным, то как возможно будет тебе сделать злое дело с ним? Блажен, кто не взирает на юного; треблажен тот, кто и не сообращается с юным, ибо сообращение с юным есть огонь, пламя реки огненной; сообращающийся с юными тотчас теряет сущность души своей и нисколько не бывает плодоносен пред Богом.

Не говорю я вам, что юный нечист, но говорю вам, что глаза ваши осквернены, (т. о. от юности человек навыкает блуду очес и пристрастию к красивым лицам). Говорю я вам, что вы безумны в спасении своем. Когда сообращаетесь с юными, то, взирая на юного пред собою, тотчас оскверняетесь в расположении своем. Чем виноват юноша, что ты, как животное и как жеребец, прельщаешься им, лаская его? Юный, видя твое прельщение им, начинает и сам ласкаться к тебе, потешаясь над тобой, как над (глупой) овцой, а ты не разумеваешь сетей молодого и того, что он потешается над тобою, посмеиваясь над твоим увлечением. Посмеиваясь над тобою, юный ласкается к тебе, а ты его одаряешь нарядами, чтобы еще больше ласкать око твое. Предаешь ему все чувства твои, делаешься бесчувственным к Богу в расположении твоем, с нечувствием расположения твоего помрачаешься, не ведаешь спасения своего, мечтая о лице юного».
В борьбе с противоестественными страстями в первую очередь помогат нелицемерная регулярная исповедь строгий пост и молитва. Митрополит Никодим (Руснак) Харьковский рассказал случай, как к нему пришла на исповедь женщина, страдавшая нечистой любовью к своей подруге. Из-за того, что та с ней поссорилась, она хотела покончить жизнь самоубийством. Пастырь не растерялся, а посоветовал ей прийти к нему на исповедь через неделю, как будто для того, чтобы уточнить некоторые детали, а на самом деле усердно молясь  не. Через неделю эта женщина пришла с другим настроением, осознавая свой грех, а еще через неделю она полностью раскаялась в сугубом грехе.

Преподобный Иоанн Лествичник, рассуждая о борьбе с этой страстью, советует сеять между любящими друг друга нечистой любовью вражду: «Блажени миротворцы (Мф. 5:9), и никто не может этому противоречить; впрочем, я видел и враждотворцев блаженных. Два человека имели нечистую любовь между собою; некто же, искуснейший из рассудительных, желая прекратить это зло, поссорил их между собою, сказав тому и другому особо, что друг его худо говорит о нем между людьми. Так сей премудрый успел человеческою хитростию отразить злобу бесов и произвести ненависть, которая уничтожила предосудительную любовь».

Чтобы не подавать соблазна другим, даже те, которые любят друг друга любовью по Богу, должны на время разделяться между собой: «Иногда разрушают заповедь ради другой заповеди. Например, видел я юных, связуемых союзом любви по Богу; но, чтобы не соблазнить других и не уязвить их совести, они уговорились между собою и удалились на время друг от друга».

Архимандрит Маркелл (Павук), духовник Киевских духовных школ
 

Теги

Теги: 

Опубликовано: ср, 28/04/2021 - 21:04

Статистика

Всего просмотров 1,048

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle