Языки

  • Русский
  • Українська

Библия о даре «языков» – владении иностранными языками без предварительного изучения

Содержимое

Чем отличается библейское говорение «на языках» от сектантских камланий, разбирался Сергей Комаров.

В новозаветных книгах нередко упоминается феномен «говорения на языках». Необычайно ярко явленный в апостольское время, но ушедший из Церкви уже во II веке, этот дар главным образом показан в двух новозаветных книгах, а именно: во второй главе Деяний, и в четырнадцатой главе Первого Послания к коринфянам. Небесполезным будет сравнить и сопоставить эти источники, так как сегодня можно видеть множество религиозных объединений харизматического и пятидесятнического толка, утверждающих, что дар «языков» есть главный атрибут истинной Церкви и сим даром владеют именно они. Посмотрим, что говорит об этом Священное Писание.

Согласно библейскому тексту, можно рассуждать по меньшей мере о трех разновидностях говорения «на языках». Впервые в Писании мы узнаем об этом необычайном даре в книге Деяний (см. Деян. 2:4–11). Во время еврейского праздника Пятидесятницы на учеников Христовых, собранных в горнице, снизошел Дух Святой, и они «начали говорить на иных языках» (Деян. 2:4). Представители многих народов, сошедшиеся в Иерусалим на праздник, слышали речь учеников как родной для них язык. «Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились?» (Деян. 2:8) – удивлялись они.

Здесь библейские страницы сообщают нам о первой грани дара «языков» – владении иностранными языками без предварительного изучения. Остается загадкой, говорили ли апостолы на одном языке, который был понятен всем, или же получили возможность без подготовки проповедовать на каждом наречии отдельно. В любом случае, во второй главе Деяний описан особый дар, предназначенный для проповеди Евангелия по всему миру на незнакомых ранее иностранных языках. Сегодня ученые условно называют это явление ксеноглоссией. Она должна была помогать апостолам во внешней миссии, в благовествовании язычникам.

Впоследствии, когда христианство распространилось по всей Римской империи и образовались поместные церкви, Бог отнял дар «языков», чтобы у христиан появились миссионеры, учащие иностранные языки, читающие книги, умеющие спорить о вере, владеющие всем инструментарием катехизации и проповеди. В данном отношении Церковь I века можно уподобить ребенку, сосущему грудь, носимому на руках. Возрастание неизбежно – дитя должно быть отнято от груди, научиться ходить, говорить, читать, писать, по-взрослому мыслить. Так и в Церкви было неизбежно появление монашества, христианской учености; проповедникам необходимо было постигать язык и культуру той страны, в которую они шли, вложить в дело проповеди максимум усилий, потрудиться для назидания своего и ближних (конечно же, не без помощи Божией). И мы знаем, что такие люди появились – великие миссионеры, обратившие в христианство целые народы.

При этом у Церкви отнимались многие прежние дары и давались другие. Да, «языки» исчезли, но при этом евангельское благовестие с триумфом обошло вселенную. Имели место чудеса, но не меньше было и личного труда миссионеров по переводу Писания и богослужебных книг, изучения жизни и нравов обращаемого в христианство народа. В итоге и без «языков» цивилизованный мир стал христианским. К сожалению, об этом забывают харизматы, утверждающие, что христианство без дара «языков» невозможно.

Но рассмотрим и две другие грани означенного дара. В четырнадцатой главе Первого Послания к коринфянам апостол Павел пишет: «Кто говорит на [незнакомом] языке, тот говорит не людям, а Богу; потому что никто не понимает [его], он тайны говорит духом» (1 Кор. 14:2). Очевидно, в данном случае мы имеем дело с неким молитвенным (или ангельским) языком, предназначенным для личного славословия, благодарения, прошения Бога, а также для  собственного назидания христианина. Видимо, такой дар был нужен каждому новокрещенному для внутреннего удостоверения личного спасения. Кроме того, он имел и некоторое миссионерское значение для тех неверующих, для которых «языки» были знамением истинности христианства. Об этом пишет сам Павел: «Языки суть знамение не для верующих, а для неверующих» (1 Кор. 14:22). Итак, перед нами вид дарований, принципиально отличающийся от способности вести беседу на иностранных языках, не изучая их.

А вот и третья сторона говорения «на языках»: таинственный язык, обязательно соединяющийся с даром истолкования. «Если кто говорит на [незнакомом] языке, [говорите] двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй» (1 Кор. 14:27), – пишет апостол. Перед нами сверхъестественный язык, предназначенный для назидания Церкви – но при этом обязательно требующий толкования. Очевидно, функция данного вида «языков» включала в себя и внешнюю миссию (привлечение людей к Богу такими необычайными вещами), и внутреннюю – назидание общины с помощью толкователя «ангельского языка». Данная разновидность говорения «на языках» упоминается Павлом также в 1 Кор. 12:10, 30; 1 Кор. 14:5, 13. И второй, и третий тип «иных языков», непонятных для человека постороннего, некоторые условно называют глоссолалией (впрочем, под этим термином разные богословы и ученые часто подразумевают нечто разное). 

Последние два типа интересующего нас дарования ушли в прошлое так же, как и первый. Со временем Церковь должна была научиться молиться трезво, внимательно, покаянно, без таинственной ксеноглоссии и бурлящей глоссолалии. Ко Христу нужно было приходить уже не от эффекта услышанной проповеди на «ангельском языке», а от воздействия красоты лика Христова, от ощущения необходимости в Искупителе, от разъедающей ржавчины своих грехов и в то же время от полноты радости, которую дает Церковь.

Все это более-менее понятно православному человеку. Но сегодня мы видим целые движения (вне Церкви, разумеется), якобы говорящие на «языках» и утверждающие, что без сего дара спасение невозможно. Попытаемся разобраться в двух вопросах: 1) имеют ли отношение к библейскому говорению «на языках» камлания пятидесятников и харизматов? 2) точно ли Библия учит, что «языки» – нужнейший и необходимый для спасения дар?

Попробуем сопоставить сектантскую практику «языков» с теми тремя гранями «языков» библейских, о которых мы уже сказали. Первая категория дара – ксеноглоссия (знание иностранных языков без предварительного изучения). Есть ли такая способность у харизматов? Нет. Они не могут проповедовать на незнакомых языках, если не обучались им специально. Служения зарубежных харизматических проповедников у нас, как правило, проходят с переводчиком. Более того – их бессмысленная болтовня даже не является языком как таковым. Профессор КДА В. М. Чернышев рассказывает на своих лекциях, как он предоставил записи лаяний харизматов в лингвистический институт. Специалисты института провели исследования и определили: данные возгласы не имеют признаков человеческого языка, но являются произвольным набором звуков, рожденным групповым трансом.

Вторая категория – молитвенный (или ангельский) сверхъестественный язык, предназначенный для личного славословия, благодарения, прошения Бога, а также для назидания верующего. Видим ли мы такой дар у сектантов? Нет. Означенные звуковые комбинации нетрудно научиться воспроизводить, и этот «дар» остается у человека, если он переходит в другие конфессии. Более того: говорить «на языках» вовсе не отучаются и те, кто впадает в смертные грехи и отказывается от Бога. Как это могло бы быть, если бы дар воистину был от Господа? «Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром?» (2 Кор. 6:14–15). Дух Святой не живет там, где грех и нечистота. Не может действовать дар Духа в еретиках, неверующих, блудниках, наркоманах. К тому же истинный духовный дар никак не может быть дан вне Церкви. Церковь – сокровищница всех даров, «полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1:23). Нецерковные группировки не могут быть носителями даров Духа. Поэтому то, что харизматам кажется проявлением древнего духовного дара, на самом деле является чисто человеческой способностью, которой раз и навсегда может научиться любой человек. Такой «дар» и не дается, и не отнимается – он нарабатывается.

В данном отношении очень показателен американский документальный фильм 1972 года «Марджо». Сын евангелиста-пятидесятника Марджо Гортнер сызмала был обучен родителями всем тонкостям проповеднического служения и с четырех лет выступал на протестантских собраниях, зарабатывая миллионы долларов. Потом необычный ребенок вырос и, освободившись от гнета родителей, начал вести самостоятельную жизнь, далекую от христианства. Спустя годы он вернулся к проповеди исключительно с целью заработка, не имея никакой веры. Снова к нему пришли великая слава и большие деньги. Проведя несколько лет в религиозном мошенничестве, он решает вновь уйти, но прежде предлагает снять документальный фильм о нем. Во время последнего тура проповедей съемочная группа получает доступ к служениям Марджо. Снимаются уникальные кадры как его «молитв» и «благовестия», от действия которых на верующих обильно сходит «святой дух», так и его закулисных признаний в своем неверии и использовании манипулятивной техники для отъема денег. В 1973 году фильм получил «Оскар», но прокат в кинотеатрах был остановлен в связи с многочисленными скандалами.

Показательно, что, будучи неверующим циником, Марджо свободно изъяснялся на «языках» и легко вводил в экстаз толпы людей. Упомянутый фильм можно порекомендовать к просмотру не только пятидесятникам и харизматам, но и всякому христианину, чтобы понимать: в случае с современными проявлениями «языков» мы имеем дело с чем угодно, но не с даром Божиим.

И, наконец, третья категория – таинственный язык, обязательно соединяющийся с даром истолкования. И здесь протестантские проповедники не раз уличались в обмане. Широко известна история, рассказанная, кажется, о. Олегом Стеняевым. Будучи еще семинаристом, он пришел в пятидесятническое собрание к известному «пророку и толкователю языков». Прочитав «Отче наш» на арамейском языке, семинарист попросил истолкования. В ответ он услышал какую-то чушь про несение снопов на поле. Тогда он прочитал «Отче наш» на греческом. Последовало толкование – такая же несуразица. То же произошло после чтения молитвы Господней на латыни. Тогда семинарист прямо обличил «толкователя» во лжи. И действительно, если бы тот владел даром толкования, сразу определил бы, что читается «Отче наш». И про снопы там точно ничего нет...

Подобных случаев разоблачения «толкователей» довольно много.

Итак, согласно всем трем категориям, клекот, раздающийся на харизматических сходках, никакого отношения к библейскому говорению «на языках» не имеет.

Кроме того, относительно говорящих «языками» апостол дает три правила: 1) в каждом собрании число их не должно быть более трех; 2) говорить они обязаны не вместе, а лишь по очереди; 3) им дозволено говорить только в том случае, если в собрании присутствует лицо, обладающее даром изъяснять их речи. Данные повеления мы можем видеть в следующих словах Павла: «Если кто говорит на [незнакомом] языке, [говорите] двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй. Если же не будет истолкователя, то молчи в церкви, а говори себе и Богу» (1 Кор.14:27–28). Нет нужды доказывать, что в харизматических собраниях не исполняется ни одно из этих установлений. В неком массовом психозе болтать на «языках» начинают все подряд, часто валясь на пол, корчась от «святого смеха». На сектантских сходках царит хаос, шум, произвол, не имеющий ничего общего с повелением апостола Павла о богослужении: «все должно быть благопристойно и чинно» (1 Кор.14:40).

Обратите внимание: согласно словам Павла, истинно духовное состояние не отнимает у человека силы воли. Он пребывает в сознании! Говорящий на «языках» может сдержать прилив вдохновения, пока еще не высказался другой пророк, или же дать место новому оратору. «Духи пророческие послушны пророкам», – пишет апостол (1 Кор. 14:32). Шаманский экстаз харизматов явно попирает этот важный принцип, ибо человек в таком состоянии никак не способен себя контролировать.

«Прорицателю свойственно быть в исступлении, терпеть принуждение и насилие, увлекаться и неистовствовать, как бесноватому. А пророк не таков, но он говорит все с трезвою душою и здравым рассудком, зная, что он говорит. Так различай прорицателя исступленника и пророка», – подчеркивает истинность апостольских слов святитель Иоанн Златоуст (1). И вместе с тем обозначает подлинное духовное состояние современных сектантских проповедников.

Далее – являются ли обсуждаемые дары главным и необходимым условием спасения? Писание однозначно говорит: нет. Апостол Павел постоянно отмечает условность дара «языков», показывая, что вовсе не в них суть духовной жизни. Они совсем не обязательны. Дары Божии могут быть очень разные, и «языки» вовсе не первые по важности. Саму по себе речь «языками» апостол считает бесплодною, так как она приносит мало назидания: «Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками; но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на [незнакомом] языке» (1 Кор.14:18–19). Пророческий дар, например, Павел ставит выше говорения на «языках»: «языки суть знамение не для верующих, а для неверующих; пророчество же не для неверующих, а для верующих» (1 Кор.14:22). А в тринадцатой главе того же Послания, в гимне любви, первоверховный апостол ясно пишет о превосходстве любви и над «языками», и над пророчеством.

Да и не достаточно ли нам будет, христиане, вспомнить слова Самого Христа: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35). Не по «языкам» и пророчествам, не по крикам «аллилуйя», не по «святому смеху» и судорожным припадкам узнают ученика Христова, но по любви к Богу и людям. Любовь, «совокупность совершенства» (Кол. 3:14), и есть конечная цель духовной жизни, а вовсе не исступленное щебетание на птичьем языке, выдаваемом за «ангельский».

Да будет внимателен всякий христианин, чтобы не перепутать Ангела света с сатаной (см. 2 Кор.11:14), чтобы не стать жертвой опасной подмены. «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить», – предупреждает апостол Петр и советует: «Противостойте ему твердою верою» (1 Пет. 5:8–9). А мы прибавим: верою библейской, трезвой и рассудительной. Такую веру исповедует Церковь, такую веру необходимо иметь и нам.

Сергей Комаров

Примечание:

1) Цит. по: Святитель Феофан Затворник. Толкование Первого Послания апостола Павла к Коринфянам. Глава 12, стих 2 // Эл. ресурс: http://azbuka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/tolkovanie-na-pervoe-poslanie-k-korinfjanam/6
 

Опубликовано: ср, 20/04/2016 - 13:09

Статистика

Всего просмотров 133

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle