Стойкость и вера. Истории новомучеников-мирян

Церковь исполнена благоухания святых. Вот апостолы – утверждение Истины, за ними их ученики – мужи апостольские. Далее святые отцы, святители, мученики, преподобные, праведные и юродивые. У каждого лика есть своя красота, свое неповторимое благоухание. И от каждого святого веет благодатью Святого Духа.

Всмотримся в мирян. Мужи и жены, обременённые заботами житейскими, но с пламенеющим сердцем. Вся их жизнь проходит под знаком памяти Божией. Есть постоянная борьба за то, чтобы жить с Богом. Одна наша современница как-то сказала: «У меня такое чувство вот “я”, а вот отдельно где-то “Бог”». Этого более всего боялись святые христиане. Возьмем пример новомучеников.

Верующих крестьян-колхозников заставляли работать не только в двунадесятые праздники, попадавшие на будние дни, но и во все воскресные дни. Отказ от работы в воскресенье становился в то время подвигом исповедническим. Для тех, кто по религиозным соображениям не желал оказаться в плену безбожников, существовали формы экономического давления, когда хозяйства таких крестьян облагались непомерными налогами, а затем описывались за долги. Так одного верующего крестьянина осудили. Проводить его в ссылку пришли жители двух деревень, все собравшиеся молились и плакали, а затем, когда пришло время прощаться, он сказал собравшимся: «Не плачьте, братие, не долго терпеть, придет время – и мы возрадуемся, но сейчас нам нужно терпеть и стоять за свое дело, не уступать безбожию».

Мученицу Феоктисту Ченцову власти арестовали как активного верующего человека, обвинив в контрреволюционной деятельности: «Следствие располагает точными данными, что вы, обставив свою квартиру иконами, устраиваете у себя тайные громкие моления. Признаете себя виновной в этом?» Конечно, верующая женщина не могла признать себя виновной в том, что верит Богу и исповедует Его.

Нельзя отделять себя от Бога. Немощных в вере мученики укрепляли стоять за истину. Администрация педучилища, где работала мчц. Анна Остроглазова  бухгалтером, дала ОГПУ такую характеристику: «Известен случай, когда Остроглазова убеждала уборщицу при проведении всесоюзной переписи записаться верующей».

Конечно, мученичество неразрывно связано с исповедничеством. Выражение веры на деле есть необходимое условие спасения. Мученик Стефан Наливайко из Херсонского края претерпел несколько ссылок, лагерей. Пережив это, он приложил неимоверные усилия к открытию храма в 30-е. А рабочие заводов и духовные чада сщмч. Петра (Зверева), узнав об аресте владыки, устроили трёхдневную забастовку.

Какой-то простотой и духом первохристианской самоотверженной любви дышат поступки мучеников. Как доказательство преступления дома у церковного чтеца искали Библию и Евангелие. Семидесятилетний Тимофей Карасев при аресте велел жене накормить чекистов. Когда у церковной старосты, верующей женщины, требовали отдать ключи от храма под педологом: «Нам надо церковь, чтобы хлеб туда ссыпать» – она отвечала: «Не отдам. Берите мой дом, ломайте печь и насыпайте, а ключи я не отдам». Мученик Сергей Тихомиров содержал мясную лавку возле храма. Он одним из первых по первому удару набата бросился защищать церковные святыни.  На суде держался мужественно, пощады не просил, от последнего слова отказался.

Невольно вспоминаются слова Спасителя: «Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как и что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас» (Мф. 10:19). Вот беседа сотрудника органов с послушницей: «Слушай, бабушка, внимательно. Тебе дали двадцать пять лет. Ты живой уже не выйдешь». Она же спокойно отвечает: «Ну, что ж, и там Бог».

Это не книжная премудрость. Это слезы и молитвы, это дыхание Духа. Вот всесоюзные выборы 1937 года, начало жесточайших гонений. Во время голосования в урну вместе с бюллетенем опускает письмо мученик Иоанн Чернов. Тут просьба… об открытии храма: «Добрый день тебе, многоуважаемый наш помощник и посредник народа Михаил Петрович… Мы от лица верующих в Бога и Святую Церковь просим посодействовать за нас, старичков и старушек, дайте нам молиться Богу за весь мир и за вас, чтобы нам под вашим руководством проводить тихую, мирную жизнь и ходить в церковь молиться Богу, где мы ощущаем отраду души. Мы радуемся за конституцию, которая в статье 124-й говорит о свободе отправления религиозных обрядов. Вот что нам дороже всего на свете. Молодым нужно повеселиться, песни попеть. А нам, старичкам и старушкам, в Божий храм сходить, приобщиться, отпеть усопшего. Вот нам это дороже всего земного богатства, это всё на земле временно, а за гробом вечно. Дорогие наши собратья и друзья, почтите нашу старость. Нам нужно псалмопение, молитва, пост, кротость, повиновение властям… Глас народа – глас Божий. Дорогой друг! Народа будь защитником, партийным и беспартийным, верующим в Бога и неверующим. Будь ко всем равным».
Из материалов его жития узнаем, что он ходил по деревне и собирал подписи на открытие церкви, в связи с чем среди колхозников проводил религиозные беседы, что инкриминировали в «религиозную пропаганду», говоря о необходимости верить в Бога и улучшение жизни через милость Божию, «когда откроем церковь и будем ходить и молиться».

В деле веры нужно мужество. Нужна твердая уверенность, о которой говорит апостол Павел, где вера становится уверенностью в невидимом, как в видимом (Евр. 11:1). Мученик Михаил Новоселов пишет: «Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня – Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю всё упование свое». Он был одним из авторов воззвания верующим от совета приходов по организованной защите храмов от посягательств богоборческой власти: «…(необходимо) тревожным звоном (набатом) созвать прихожан на защиту церкви. При этом совет считает безусловно недопустимым, чтобы прихожане в этом случае прибегали к силе оружия. Если есть поблизости другие храмы, то желательно войти с ними предварительно в соглашение, чтобы и в них раздался тревожный звон, по которому население окрестных приходов могло бы прийти на помощь и своей многочисленностью дать отпор покушению на церковь». Еще за десятилетие до революции и гонения мученик создал «Кружок ищущих христианского просвещения». Житие повествует, что тут основной была «мысль, что внешними мерами – реформами, новыми уставами и т. п. – ничего не достичь, если не будет внутреннего изменения человека. А достичь внутреннего изменения можно только в ходе совместного продумывания основ православной веры, изучения Писания и Предания. Люди, собиравшиеся на новоселовских «четвергах», стремились реализовать хомяковскую идею соборного богопознания. Цель эта постоянно и сознательно «держалась в уме» – какой бы вопрос ни возникал перед членами кружка». После революции мысль о духовном образовании мирян не оставляла мученика и он по благословению Патриарха Тихона открывает богословские курсы у себя на квартире. «Их целью было приблизить православных мирян к сокровищам благодатной жизни Церкви, знакомя их с проявлениями церковного духа по первоисточникам (Слово Божие, жития святых, творения святых отцов, богослужебные книги и т. д.), и подготовить их к деятельному служению Церкви». Современник Новоселова характеризовал как человека верующего, безгранично преданного своей идее, очень активного: «участливый к людям, всегда готовый помочь, особенно духовно. Он всех хотел обращать. Он производил впечатление монаха в тайном постриге».

Разносторонние и глубоко преданные Богу наши святые. В этом их красота и привлекательность. В этом стимул нам для подражания, стимул служения Богу и Церкви.

Иерей Андрей Гавриленко
 

Теги

Опубликовано: Tue, 22/11/2022 - 10:33

Статистика

Всего просмотров 1,361

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle