Языки

  • Русский
  • Українська

«Толстовское непротивление злу силою ведёт к равнодушию и торжеству зла», — утверждает студент КДА

Идея непротивления злу силой уходит корнями в древность, ее проповедовали адепты западных еретических и сектантских учений: вальденсы, анабаптисты и др. Среди русских сектантов-пацифистов XIX века можно назвать духоборов и пашковцев.

Огромную роль в становлении концепции непротивления злу силой сыграло учение Льва Толстого. Это учение было своего рода итогом развития этико-социального направления в пацифизме.

С самого начала круг оппонентов Толстого был чрезвычайно широк. Критику непротивления мы находим в трудах таких ведущих представителей русской религиозно-философской и богословской мысли конца XIX – начала XX века как В.С. Соловьев, Н.Ф. Федоров, И.А. Ильин, Н.А. Бердяев, В.В. Розанов, митрополит Антоний (Храповицкий), профессор А.Д. Гусев и многих других учёных, богословов и философов. В их фундаментально-полемических трудах раскрывается полная несостоятельность концепции Толстого о непротивлении, логическое и практическое бессилие толстовского морализма. Оппоненты Толстого указывали на тот факт, что концепция непротивления учитывает лишь земной аспект, а метафизический упускает. Из основных возражений против концепции Толстого можно выделить следующий: неверное понимание самой природы зла и неоправданное игнорирование онтологической реальности.

Митр. Антоний (Храповицкий) указывает, что разница между учением христианским и учением Толстого в том, что христианство смотрит на насилие в борьбе со злом как на поступок менее греховный, чем равнодушное примирение с беззаконием, а Толстой считает первое безусловным грехом, а второе вовсе не грехом. Учение Толстого не избавляет человека от сухой замкнутости и себялюбия.

Важно помнить, что именно толстовская идея непротивления усилила развитие материалистического понимания самого человека

По словам митр. Антония (Храповицкого): воззрения Толстого ни в чем существенном не расходятся с материализмом, остаются таким же скрытым атеизмом. Н. Бердяев указывает, что толстовский атеистический гуманизм диалектически переродился в антигуманизм. Профессор А.Д. Беляев акцентирует внимание на том, что Л. Толстой в своем «богословствовании» вдается в крайний рационализм, результатами которого являются легкомыслие и невежество относительно христианской веры. Для проф. А.Д. Беляева Л. Толстой – представитель крайнего пантеистического пессимизма, идеи которого граф заимствовал из сочинений Шопенгауера. Морализм Л. Толстого - односторонний и антицерковный.

Русский религиозный философ Н. Бердяев указывает, что учению Толстого было присуще "удушье добром", которое могло внушить читателю отвращение к добру.

В критике Л. Толстого значимы слова В.В. Розанова: «ни нового, ни значительного в учении Толстого о несопротивлении злу нет (В.В. Розанов указывает на полную неоригинальность учения Толстого). Толкование слов Спасителя Л. Толстым есть ничто иное, как клевета, он поработил все Евангелие одной строке в нем».

Главным критиком концепции непротивления в русской религиозной философии был И.А. Ильин, который написал в противовес книгу «О сопротивлении злу силою». Главные моменты из его книги следующие: доктрина о непротивлении строится на отрицании духа и духовности; проповедуется любовь как сострадание и жалость. Такая бездуховная любовь не имеет ничего общего с истинной любовью, ключевая цель которой – благо любимого человека, а не простое уменьшение страданий. Полное отсутствие всякого сопротивления злу фактически означает принятие зла.

Из вышеуказанного мы видим, что концепция непротивления злу силой вызвала всеобщую критику и непринятие среди русских религиозных философов и богословов.

В чем же её — концепции непротивления злу силою — несостоятельность?

Центральным местом Священного Писания Нового Завета, на которое ссылаются непротивленцы, являются слова Господа нашего Иисуса Христа: "Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую" (Мф. 5:38‑39). Это главный Библейски аргумент учения толстовцев. Однако они, по словам митр. Антония (Храповицкого), хотя и ссылаются на слова Божии, но сами в них не верят.

Но здесь нет и намека на отстаиваемую пацифистами мысль о каком-то пассивном отношении ко всякому злу, вплоть до абсолютного игнорирования самозащиты. Последняя может и должна быть, потому что, сопровождаема кротостью и любовью к врагу, она будет способствовать его вразумлению и исправлению.

Любое зло, которое переходит границы справедливости, должно быть пресекаемо. Вопреки мнению непротивленцев, принцип «непротивления злу и злому» не является руководящим началом во взаимоотношениях людей.

Для торжества справедливости в жизни людей всякий имеет право защищать себя, свое имущество, друзей, защищать слабых от притеснения сильных, защищать ближних своих, хотя бы для этого пришлось положить душу свою (Ин. 15:13). 

Во имя правды и добра христианин может нарушить мир, нисколько не боясь стать в противоречие с духом Христова учения

Сторонники «чистого» непротивления, вместе со всем остальным человечеством, пользуются плодами всей предшествующей борьбы со злом. Именно благодаря тому, что находились люди, добровольно принимавшие на себя бремя активной борьбы со злом, всем остальным людям открылась возможность мирно трудится, духовно творить и нравственно совершенствоваться.

Учение о непротивлении злу относится к области морали. Мораль не только со стороны основных своих начал, но и существенных подробностей всецело зависит от метафизического учения об абсолютном, о его отношении к миру и человеку, о природе и конечном назначении последнего.

Заповедь о непротивлении не может выражать сущность евангельского учения и давать ключ к пониманию всего содержания Евангелия. Нельзя почитать заповедь о непротивлении такой, которая выражает сущность христианского учения об отношении людей друг к другу.

Толстой говорит, что без правила о непротивлении любовь, будто бы, неизбежно должна выражаться в противных ей формах и видах. Злоупотребление самой любовью - вполне возможно, это не подлежит сомнению. Но отсюда вовсе не следует ни то, что возможность такого злоупотребления устраняется лишь заповедью о непротивлении, ни то, что «прикладная» заповедь должна иметь усвояемое ей Л. Толстым значение.

Возможность злоупотребления любовью к людям всего более открывается тогда, когда забывается любовь к живому Богу

И когда Евангельская заповедь о любви ко всем людям отодвигается на задний план, а в качестве главного и даже единственного руководящего начала поставляется правило о непротивлении.

Концепция непротивления Л. Толстого требует «идеального» по своему совершенству нравственного исхода и не приемлет никакого иного, но Л. Толстой не понимает основной жизненной трагедии: нет идеального исхода. Ожесточенная, противодуховная, противолюбовная воля в душе другого человека делает «идеальный» исход не только трудным, но и невозможным.

Ярким примером противления злу в наше время может послужить патриарх Сербский Павел, который призывал всех делать столько, сколько есть сил в противлении злу, с какой бы стороны оно ни исходило. Патриарх сербский Павел (Стойчевич) подчеркивал то, что человек должен противостоять злу, но никогда не должен делать это как нелюдь. Его слова «Будем людьми!» как никогда актуальны в наше время.

Протоиерей Андрей Ткачев указывает на то, что Церковь не призывает к насилию, но нужно помнить, что безнаказанность рождает вовсе не смирение и раскаяние, как утверждает концепция непротивления. Толстовство пленяло умы ложной духовностью. Проповедовало торжество гуманизма и всеобщей радости. Но если этому учению следовать, то результат один: невиданный хаос, равнодушие и торжество зла.

Христос заповедовал людям прощать обиды и притеснения, нанесенные лично потерпевшему, но Он никогда не оправдывал эгоистически и хладнокровно взирающих на притеснения или убийства ближнего. Поэтому во все времена христианской истории находились святые подвижники, поднимавшие меч против угнетателей и завоевателей, без сомнений жертвовавшие своей жизнью, исполняя высшую меру любви к людям.

«Академический Летописец» №2, 2014г. Стр. 27-29

Автор Владимир Фенота, студент ІІІ КДА

 

 

Теги

Теги: 

Опубликовано: пн, 09/03/2015 - 10:00

Статистика

Всего просмотров 784

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle