Языки

  • Русский
  • Українська

Русская богословская школа

Содержимое

К 400-летию киевских духовных школ

Православная богословская наука Нового времени связана с именем святителя Петра Могилы и основанием им богословской школы. Конечно, нельзя говорить об отсутствии богословских знаний до этого времени, но надо иметь в виду, что они носили несистематический характер и чаще всего выражались начитанностью того или иного автора в святоотеческой литературе. 

Приняв Крещение от Византии, Киевская Русь, конечно же, стала перенимать и византийскую культуру, однако этому процессу помешали два важных препятствия: незнание языка и внутренние конфликты. Само собой разумеется, основной корпус святоотеческих сочинений и творения крупных византийских авторов были написаны на греческом языке, и для того чтобы иметь возможность познакомиться с ними в большом объеме, требовалось знание языка. На Руси некоторые знали греческий язык, переводили тексты на славянский, но масштаб переводной литературы и знатоков греческого был критически мал для того, чтобы организовать систематическое и массовое богословское обучение.
Можно согласиться с мнением известного православного ученого Николая Глубоковского, писавшего: «Всякая наука для своего развития требует хорошей специальной школы и широкой образованной аудитории. Без первой она лишается питающего источника и объективного фундамента, без второй, не будучи нигде и никем воспринимаемой, не находит для себя жизненных корней, прозябает, чахнет и вянет, как тепличное растение в неблагоприятной обстановке. По отношению к русскому научному богословию оба этих условия долго отсутствовали»(1). 

Становление богословской школы связано с именем святителя Петра Могилы. В Киеве и до него была школа при Киево-Братском монастыре, организованная Елисеем Плетенецким, которая стала своеобразной предшественницей духовной школы, созданной митрополитом Петром. В 1631 году святитель Петр реорганизовал эту школу, объединив с училищем, основанным им, и создал Киево-Могилянскую коллегию. Коллегия была организована по образцу западных иезуитских богословских школ. Это сказалось на программе и методе преподавания.

Надо отметить, что такой дисциплины, как «догматическое богословие» в нашем современном понимании, в Киево-Могилянской коллегии не было. Лекции по богословию включали в себя темы и догматические, и богословско-полемические, и нравственные. 

Впервые разделение богословских и нравственных тем произвел архиепископ Феофан (Прокопович) в начале XVIII века. Именно с этого времени формируется догматическое богословие как наука, рассматривающая сугубо богословские темы. Также архиепископ Феофан ввел разделение догматического материала по схеме: Учение о Боге в Самом Себе и Учение о Боге в отношении к миру.

Ранее также имели место различные лекции по догматическому богословию, однако только в XIX веке стали появляться масштабные работы по догматике. Это столетие богато на такие труды.

Принципиальные изменения в преподавании догматического богословия связаны с именем ректора КДА архимандрита (впоследствии архиепископа) Иннокентия (Борисова), который стал читать лекции на русском языке, а не на латинском, как было принято до этого. В основу распределения материала он положил учение о Царстве Божье, таким образом разделив курс лекций на три части: 1) учение о Боге как Основателе нравственного Царства (теогнозия); 2) учение о Боге как Восстановителе этого Царства (сотериология); 3) учение о Боге как Судии Своего Царства (дикестология).

Подобного разделения курса лекций придерживался предшественник архимандрита Иннокентия архим. Моисей.

Как лектор, о. Иннокентий считался блестящим оратором, поражавшим слушателей эрудицией. Тем не менее, сохранились и лестные отзывы о его лекциях. Так, архиепископ Антоний (Амфитеатров) называл лекции своего учителя «богословским философствованием», а слух о его свободомыслии явился причиной небольшого разбирательства. В любом случае, научная и административная деятельность архим. Иннокентия стала целой эпохой не только для КДА, но и для русского богословия в целом(2).    

В 1848 году архимандрит (впоследствии архиепископ Казанский) Антоний (Амфитеатров) издал «Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви, с присовокуплением общего введения в курс богословских наук». Этот труд почти 20 лет был учебником по догматике в семинариях.  Архимандрита Антония многие современники характеризовали как преподавателя скучного, не одобряющего, чтобы ответ студентов выходил за рамки учебника.

Митрополит Макарий (Булгаков) издал пятитомное «Православно-догматическое богословие» (годы издания 1849–1853). В 1869 году был опубликован сокращенный вариант – «Руководство к изучению христианского православно-догматического богословия», использовавшийся как учебник в семинариях. Митрополит Макарий был удостоен высоких наград за свою догматику. Однако уже его современники критически отзывались об этом труде, усматривая в нем схоластическое наследие и сухость изложения(3). Несомненно, что митрополит Макарий проделал огромную работу по упорядочиванию догматического материала: «Это грандиозная попытка научной классификации накопившегося догматического материала, который она подвергает строжайшему взаимному объединению, принимая все пригодное и устраняя обветшавшее».

Так подводился итог всему предшествующему развитию и создавалась фактическая возможность для дальнейшего движения по новым путям. С этой стороны историческая заслуга «Догматики» митрополита Макария несомненна и громадна, не говоря уже о богатстве и разнообразии ценных данных – особенно по библиологии и церковно-отеческой литературе»(4), – писал об этом труде Н. Н. Глубоковский.

Этот же автор видит и целый ряд недостатков догматической системы митрополита Макария, связанных с теоретической отвлеченностью (безжизненностью), зависимостью от прошлых догматических пособий и проч. Уже в XX веке ряд исследователей в ином ключе рассматривают «Догматику» московского митрополита. Признавая недочеты как естественное явление в научном труде, они акцентируют внимание на глубоком понимании митрополитом необходимости дальнейшего развития догматической науки, в том числе и поиска новых методов изложения, что, в частности, выразилось в подготовке (при непосредственном участии владыки Макария) академического Устава 1869 года: «О ясном понимании митрополитом Макарием важности всестороннего научного раскрытия богословских концепций свидетельствует новый “Устав Духовных академийˮ, введенный в 1869 году в значительной степени под непосредственным влиянием и руководством самого митрополита Макария. Этот Устав (называемый иногда “Макарьевскимˮ) сообщил историческое направление преподаванию всех важнейших богословских наук. В том числе, догматическое богословие, согласно Уставу, должно было излагаться в обязательном сочетании с историей догматов и с критическим разбором инославных интерпретаций… Будучи не только глубоким богословом, но и замечательным церковным историком, митрополит Макарий понимал, что соборное определение догматов имеет, прежде всего, историческое значение: каждое из них было в свое время необходимым и достаточным для ниспровержения именно той ереси, против которой было направлено. Если в Церкви является новая ересь относительно того же догмата, то прежнее его “законченное и непререкаемоеˮ определение может оказаться недостаточным. Тогда Церковь дает новое, уточненное определение догмата – не в смысле изменения его сути, а в смысле более точной заостренности против новой возникшей ереси»(5). Таким образом, исторический метод изложения догматов, использованный епископом Сильвестром (Малеванским), частично восходит к деятельности митрополита Макария.

В 1864 году архиепископ Филарет (Гумилевский) издал «Православное догматическое богословие». В этом сочинении присутствует немало апологетического материала, направленного против рационализма, пытающегося критиковать христианское вероучение. Руководствовался архиепископ также историческим методом. Догматика владыки Филарета вызвала разные отзывы, иногда чрезмерно критичные. Так, ректор МДА протоирей Александр Горский отмечал: «Была у нас догматика католическая (митрополита Макария (Булгакова), теперь явилась протестантская, а православной все-таки нет». Современный историк русской богословской мысли по поводу мнения Горского пишет: «Отзыв А. В. Горского является, может быть, излишне критичным в отношении как к митрополиту Макарию, так и к архиепископу Филарету. Он отражает, однако, основное направление богословского поиска русских догматистов – стремление к полному освобождению от западных влияний в богословской науке»(6).

Своеобразным апогеем догматической науки принято считать сочинение ректора КДА епископа Сильвестра «Опыт православного догматического богословия с историческим изложением догматов» в 5 томах. Как видно из самого названия данного труда, ключевым методом при написании был исторический. Суть этого метода не в приведении исторической справки, как это бывало и в других пособиях по догматике, но в том, что он «демонстрирует догмат в его движении, прочувствованном и продуманном церковным соборным разумом. Таким образом, догмат становится не артефактом, не сухой формулировкой, передаваемой поколениям христиан, а живым свидетельством веры»(7). В то же время некоторые исследователи полагают, что исторический метод означал для епископа Сильвестра фактическое отождествление догматического богословия с историей догматов(8). 

Тематическое разделение производится епископом Сильвестром по двум разделам: учение о Боге в Самом Себе и учение об отношении Бога к миру и человеку. То есть, по сути, он, Преосвященный, возвращается к распределению, предложенному архиепископом Феофаном (Прокоповичем). В своем труде епископ Сильвестр не производит деление на догматы библейские и церковные, общие и частные, раскрытые и нераскрытые: подобную дифференциацию вводит в «Догматике» митрополит Макарий (Булгаков).

Последний крупный труд по догматическому богослову дореволюционного времени принадлежит прот. Николаю Малиновскому. Сочинение это оценивалось современниками по-разному. Прот. А. Введенский раскритиковал его, назвав шагом назад по сравнению с догматикой епископа Сильвестра.

Среди авторов, написавших по догматическим темам отдельные труды или статьи: архиеп. Иларион (Троицкий), прот. Павел Светлов, прот. Иоанн Орфанитский, А. Д. Беляев и многие другие. В КДА после смерти епископа Сильвестра догматику читали М. Ястребов, М. Скабалланович, А. И. Чекановский.

Специфическим было появление на рубеже XIX–XX веков так называемого нового богословия, представители которого – протопресвитер Иоанн Янышев, М. М. Тареев, М. Олесницкий – никогда не преподавали догматическое богословие, но ряд идей, высказанных ими, оказал влияние по разным направлениям богословской науки, включая догматику. Основным посылом представителей нового богословия было желание очистить богословские науки от всевозможных наслоений, которые мешали, по их мнению, восприятию как основы жизни простой евангельской истины(9).

После революции 1917 года по понятным причинам дальнейшее развитие богословской науки было сильно затруднено. И в большей части православное догматическое богословие разрабатывалось в среде эмигрантов, где многие авторы писали статьи на догматические темы: прот. Георгий Флоровский, В. Н. Лосский, протопр. Иоанн Мейендорф, П. Н. Евдокимов, прот. Борис Бобринский, прот. Николай Афанасьев. С уверенностью можно сказать, что В. Н. Лосский и прот. Г. Флоровский – самые авторитетные исследователи этого времени, развивавшие такое направление богословской мысли, как «неопатристика».

архимандрит Сильвестр (Стойчев)

Примечания:

1) Глубоковский Н. Н.  Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. М., 2002. С. 3.

2) Более подробно о свт. Иннокентии как преподавателе, а также о его приемниках по кафедре, таких как архим. Димитрий (Муретов) см. в: Бурега В. В., иг. Сильвестр (Стойчев). Киевская духовная академия // Православная энциклопедия. Т. 33. С. 116–121.

3) А. С. Хомякову, пожалуй, принадлежит самое жесткое высказывание о труде митрополита Макария: «Макарий весь провонял схоластикой». Л. Н. Толстой в своем «Исследовании догматического богословия» также объектом критики делает произведение митрополита Макария.

4) Глубоковский Н. Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. М., 2002. С. 5.

5) Лисовой Н. Н. Обзор основных направлений русской богословской академической науки в XIX – начале XX столетия. М., 2002. С. 19.

6) Там же. С. 24.

7) Введенский А. И. Сравнительная оценка догматических систем митрополита Макария (Булгакова) и епископа Сильвестра (Малеванского). С. 137.

8) Лисовой Н. Н. Обзор основных направлений русской богословской академической науки в XIX – начале XX столетия. М., 2002. С. 27.

9) См. подробней Сильвестр (Стойчев), иг. «Новое богословие» профессора М. М. Тареева // Труды КДА. № 12. С. 267–279, а также Лисовой Н. Школа антропологического раскрытия догматов в русском богословии // Обзор основных направлений русской богословской академической науки в XIX – начале XX столетия // БТ.
 

Опубликовано: пт, 11/12/2015 - 14:33

Статистика просмотров

Всего просмотров: 325
За сутки: 1
За два дня: 1
За последнйи час: 1

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle