Языки

  • Русский
  • Українська

О чем говорит священник, пока варит кофе за барной стойкой

Содержимое

Православие  и мир

Как кафе, созданное православными энтузиастами, стало модным клубом для всех желающих, почему с некоторыми людьми лучше общаться за столиком, а не под сводами храма, и на все ли вопросы можно дать современный ответ – рассказывает хабаровский священник Андрей Долгополов, который сам варит кофе, печет кексы и разговаривает с посетителями.

Священник Андрей Долгополов

Батюшка кофе сварил, поговорил с тобой

— Отец Андрей, у вас был раньше опыт работы в кафе – варить кофе, делать сэндвичи, или все узнавали на ходу?

— Не было никакого опыта. Я встал в бар, мне показали, что как работает. Кофе-машина у нас автоматическая — нажал несколько кнопок, и всё, какой хочешь кофе делай – капучино, американо. Чтобы готовить кейки, я взял из дома хорошую блинницу — и кейки как в ресторане получаются.

Когда проходила акция «Батюшка в баре» — свободных столиков не было вообще. Мы пожалели, что не позвали на помощь в бар еще нескольких человек, потому что мне приходилось постоянно готовить. Может быть, люди видели, что батюшка занят, и сначала особо не спешили задавать какие-то духовные вопросы.

Но ближе к вечеру стало более спокойно, и я начал разговаривать с людьми. Одна женщина говорила о проблемах в семье, с мужем, о том, что дело доходит до развода, а в храм все никак зайти не получается, и, увидев объявление про кафе и про акцию, она решила: «Надо идти». Мы с ней хорошо поговорили, она ушла утешенной.

Кто-то спрашивал по поводу проблем с детьми, кому-то креститься надо, и человек не понимает, почему надо проходить беседу перед крещением. Приходили люди, они говорили, что отошли от храма, у них такие-то грехи. Мы договаривались про исповедь, на которую они потом приходили.

Пришел юноша, признался, что живет с девушкой в «гражданском браке», понимает, что это неправильно, но боится, что вдруг это «не она». Мы с ним поговорили, и он сам, разговаривая, понял, что любит ее по-настоящему и она его любит, и им нужно жениться!

Будем продолжать эту акцию, сделаем регулярной. Будем встречать людей, общаться с ними, пока им тяжело, может быть, в храм прийти, но в кафе будем с ними разговаривать.

Фото: Хабаровская епархия

– Какая реакция у людей была на священника за барной стойкой и на кафе от православных?

– Очень позитивная. Мне прямо писали, что это кафе – гордость Хабаровска. Многие люди пишут, что их не церковные коллеги по работе, родные спрашивают: «В какой день вновь будет эта акция, хочется прийти, поговорить со священником». Как-то получилось, что попали.

Даже для многих прихожан это было немного взрывом мозга – они привыкают видеть священника только на службе, он отслужил и ушел, у него свои дела.

А тут ты пришел, батюшка тебе кофе сделал, посидел с тобой, поговорил.

Только один был комментарий со стороны православных: один наш семинарист написал с возмущением: «Как это так – батюшка в баре?» Он подумал, что я вообще ухожу в бар работать и бросаю священство. Когда мы ему объяснили, что это только акция в помощь людям, и, конечно, батюшка служит тем Богу, он сказал, что идея – отличная.

— Как священноначалие реагировало на идею с открытием кафе?

— Митрополит Хабаровский и Приамурский Владимир очень позитивно отнесся к нашей идее, благословил и сказал: «Дело очень хорошее и нужное». Пришел, освятил кафе и всячески поддерживает. Сделал нам подарок — очень хороший мультикомбайн кухонный. И вообще всячески поддерживает нас. Он говорил нам, что в кафедральном соборе к нему подходят люди и благодарят: «Владыка, спасибо, что завели такое дело – кафе».

Открытие кафе “Две рыбы”. Фото: Хабаровская епархия

Православные сделали крутое место

– Можно сказать, что вы открыли «православное кафе»?

— Нет, это не просто кафе для своих, и мы даже не называем его «православным кафе». Просто кафе-клуб «Две рыбы». У нас при храме было помещение молодежного центра, и мы его переделали в кафе, сделали ремонт в модном сегодня стиле лофт, поставили туда бар, конечно, безалкогольный.

Цель нашего кафе – миссия, но миссия радостная, без навязывания. Мы хотим, чтобы к нам приходили разные люди. Сейчас в Хабаровске уже резонанс, ажиотаж, что православные сделали крутое место на хорошем уровне.

В кафе мы решили проводить акции, которые будут полностью развенчивать мифы, связанные с православием. И первый: православные – скучные люди с сердитыми лицами, а православная вера – это что-то такое, отстающее от времени, ненужное и только для бабушек годное.

Смотрите, говорим мы, православные люди могут достойно жить, нормально есть, хорошо проводить время, это интересно, это не скучно. Можно быть современным человеком и при этом быть верующим.

Человек может прийти в кафе, и за барной стойкой может стоять батюшка. Тебе могут приготовить кофе, чай, могут тебе что-то испечь, пообщаться, поговорить. Если у тебя есть некоторые вопросы духовного характера, ты можешь их задать.

Мне идея про «батюшку в баре» пришла спонтанно, а потом люди сказали, что мы угадали, ведь бармен – это тот человек, который говорит по душам со многими людьми. И у нас батюшка готов с тобой поговорить по душам, только он не алкогольный коктейль подаст, а кофе сварит.

— Давно появилась идея такого кафе?

— Мы над этим проектом лет пять думали. Я знал, что у протестантов есть такие кафе, где они собирают молодежь, у католиков есть кафе при храмах. Почему бы не сделать и нам такое? Защитил свой проект на форуме «Вера и дело» аж в 2012 году, а потом как-то не получалось сделать — то одно, то второе, то денег нет, то что-то еще.

В итоге кафе мы сделали за год — нам попались люди, которые помогли в этом. Люди эти – как раз не воцерковленные, но смотрящие в сторону храма, у них есть опыт – были свои модные молодежные кафе. Мы действительно сломали шаблоны. Все, кто заходил, говорили: «Мы в шоке, что так со вкусом, современно, молодежно и при этом выдержанно сделали». В общем, у нас получилось.

– Почему «Две рыбы»?

— Это же из Евангелия. Христос накормил пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами. Мы специально взяли такое название – оно и наше, но и чтобы человек не подумал: «О! Это чисто для христиан, для православных, я туда не пойду, я что-нибудь другое выберу». То есть для верующих – это отсылка к Евангелию, для остальных – словосочетание, связанное с едой.

Название это предложил наш дизайнер – замечательный человек по имени Лаврентий, с пирсингом и татуировкой, в общем, наш человек, смотрящий в сторону Церкви.

Когда название прозвучало, я нашел толкование, что, если трактовать символически, две рыбы – это символ Ветхого и Нового Заветов. Все сошлось. Ведь в кафе будут ходить люди уже из Нового Завета – воцерковленные, а также и люди из Ветхого Завета, которые еще стоят на пороге храма. У них здесь встреча будет происходить, и мне кажется, это как раз отражает суть нашего проекта.

– А регулярно кто работает в кафе?

– Мы обучили наших ребят из молодежного движения «Курс-Восток», они стоят в баре барменами, официантами, администраторами. Поваров взяли профессиональных. В будущем будем повторять акции вроде «Батюшка в баре» несколько раз в месяц.

Следующая акция — «Батюшка рядышком» – буквально целый день я буду находиться в кафе, но уже за столиком, и любой желающий сможет прийти поесть и присесть ко мне за столик, пообщаться, поговорить. Мы делаем хэштег «#Батюшкарядышком», он уже есть в Инстаграме.

Мы, кстати, готовим брендбук — книжка с эскизами, с дизайном, с рекомендациями для тех людей, которые захотят открыть у себя подобное кафе. Но для этого очень важны два условия – должен быть священник, легкий на подъем. Священник нужен потому, что иначе все потом скатится в мирское. А второе – нужна команда: команда людей, которые смогут создать особую христианскую атмосферу.

Фото: Хабаровская епархия

Острые темы в мягком кафе

— Вы хотите показать, что православные – современные люди. Но есть и острые вопросы, в которых нельзя согласиться с современными установками — например, допустимость абортов. Как вы общаетесь на такие темы?

Могу сказать по опыту общения с людьми, в том числе в школах: думаю, 70%, не меньше людей, из тех, с которыми мы говорим непосредственно, понимают, что аборт – это плохо, спорно и неправильно. Пусть даже еще они до конца не осознают, что это убийство.

Мы такие темы постараемся в кафе особо и не поднимать, не дискутировать. Кафе должно быть таким местом, где человек просто будет оттаивать.

До понимания острых тем человек должен дорасти. Пока он только что к нам пришел, зашел, уже пересек границу христианского кафе и с ним нужно обращаться бережно.

— Если человек придет и скажет: «Я хочу аборт сделать» или «Мы тут живем в гражданском браке, так и все должны жить», – вы с ним не будете дискутировать?

— Давайте пример приведу, каким должно быть христианское отношение. Вспомним евангельского Закхея. Закхей – грешник, коррупционер, он наворовал себе кучу денег, был начальником мытарей. Вот приходит в Иерихон Христос, и Закхей залезает на дерево, и Христос к нему подходит и говорит: «Закхей, слезай, Мне нужно быть у тебя в доме». Ему Господь не говорит: «Эй ты, грешник, кайся немедленно!» Он к нему обращается с любовью: «Потрудись, слезай, Мне нужно быть у тебя в доме». И Закхей, видя это незлобие и любовь, покаялся, собрался половину имения отдать нищим…

Если, например, приходит женщина, задумавшаяся об аборте, – первая мысль, которая у меня возникает в собственный адрес: «Не смей даже думать, что грешница пришла». К тебе пришел человек, и ее нужно посадить за стол, налить ей чаю, сесть рядом и расспросить. В том числе, в каких условиях она живет, почему собирается делать это? Нужно ей помочь всем, чем только можно, в том числе материально, лишь бы не совершила ошибку.

Я объясняю: «Кто тебе дал ребенка сейчас? Бог. Если Он дал тебе, значит, знает, что ты справишься, потому что Бог не дает испытаний выше сил. Доверься Ему. Мы тебе поможем. Мы для чего? Церковь для чего?» У нас уже такие случаи были, когда мы помогали беременным девушкам, сохранившим ребенка, например из детского дома, сначала просто выжить – едой, одеждой, потом — встать на ноги, чтобы дальше самой содержать себя и ребенка. Мы всегда говорим: «Ты роди, а дальше посмотрим. Если родишь и будет тяжело, поможем найти хорошую семью для ребенка, но не убивай, не надо грех на душу брать».

Я же говорю, наше кафе – это место отогрева людей. Православные, они и так знают, куда идти – на исповедь к батюшке.

Наше кафе хочет разрушить встречающийся стереотип, уже с другой, с церковной стороны, что все, кто сейчас не в Церкви – будут, прости, Господи, гореть в аду, в отличие от нас, таких хороших. Нет, в миру есть столько людей, которые любят Бога и живут милосердием, просто пока боятся переступить порог храма.

— «Батюшка в баре, «Ночь в храме» — все акции – это точно не заигрывание с людьми?

— Наоборот, наша задача – сломать шаблон, чтобы донести главное. Священник же не начинает в алтаре на гитаре играть. Во время акции «Ночь в храме» мы показываем то, что имеем, то богатство, которое часто зарываем и прячем, а им нужно делиться, его нужно показывать людям.

Мы показали экспозицию «Церковное облачение». Облачение носит священник? Носит. Мы показали, объяснили все. Мы показали каллиграфию церковнославянского языка. Была беседа со священником. Мы вынесли переносной престол, поставили на него сосуды, к которым, само собой, нельзя было прикасаться, и священник стоял рядом и объяснял, что, как и для чего.

Это на самом деле гораздо мягче, чем бывает, когда во время литургии снимают на видео самый сакральный момент, когда уже хлебопреломление происходит, когда на престоле Тело и Кровь Христа – это, мне кажется, в какой-то степени не всегда бывает оправданным, в отличие от того, что сделали мы.

То же самое и с кафе. Это никакое не заигрывание, это просто красивое хорошее место. Ведь мы храмы делаем красивые и хорошие, мы Богу их посвящаем, так же и наше кафе посвящено Богу, чтобы туда люди приходили и видели какие-то христианские символы, чтобы они здесь могли вкусно поесть, встретиться со своими близкими людьми, с прихожанами. Здесь можно праздники отметить — венчание, крестины.

У нас будет много мероприятий, кроме бесед со священником — антилекции, встречи с интересными гостями, кинолектории. То, что, мне кажется, нужно всем нам.

Полюби человека, а потом говори о Боге

— Вы постоянно говорите, что молодежи нужна духовность. А как это реализовать? Вы же не приходите, скажем, в школу или колледж со словами: «А сейчас – о духовности…»

— Конечно, нет. Что касается церковной молодежи, понятно, это люди православные, ходят в храм, мы с ними читаем Евангелие, обсуждаем — то есть как раз и происходит духовное общение.

Что касается молодежи нецерковной, к ней нельзя приходить и сразу говорить о Боге. У нас принцип, сформулированный святым Николаем Японским: перед тем, как кому-то говорить о Христе, сначала полюби этого человека, потом сделай так, чтобы он полюбил тебя, и только потом говори ему о Христе.

Мы приходим в школу, мы говорим про те вещи, которые косвенно свидетельствуют о Боге, например, мы говорим о любви и влюбленности, о семейных ценностях.

Уже шесть лет я вместе с супругой веду со школьниками беседу «Любовь и влюбленность» по книге отца Ильи Шугаева «Один раз и на всю жизнь».

Когда люди видят, что священник и ребята православные говорят с ними на одном языке, приводят простые примеры из своей жизни, они понимают, что православные — нормальные люди, живут полной жизнью, умеют любить, и они в жизни встретили Бога, Который изменил их жизнь.

Священник для них становится человеком, который не принуждает их креститься и вообще ни к чему не принуждает, он уважает собеседника и говорит на интересную для него тему без какой-то агрессии. Все привыкли думать, что мы агрессивные, только любим пообвинять и построить окружающих. А оказывается, все совсем не так.

Мы с ребятами шутим, что эти наши беседы и ведущие этих бесед – некие имиджмейкеры Церкви.

– Бывает, что после ваших бесед подростки приходят в храм?

— В 2016 году мы поехали в город Советская Гавань с миссионерскими беседами в школах. Пригласили потом ребят прийти в храм на экскурсию и на просмотр фильма «Форпост». Мы сами удивились, когда в храм пришло 90 школьников, из них только 10 человек были в церкви до этого, остальные вообще никогда не переступали ее порога. Мы для них экскурсию провели, фильм посмотрели, чаем напоили, поговорили, после этого в храме появилась молодежь.

— Вспомните ошибки, которые вы совершали, когда только стали священником?

— Пошел седьмой год моего священства, меня рукоположили в 23 года. И хотелось все быстро-быстро сделать, что-то придумать и воплотить в жизнь. Наверное, иногда спешка была слишком сильной.

А еще со временем начинаешь видеть очень много хорошего в людях.

– Вы сами переступили порог храма, уже будучи взрослым…

– Да, когда папа сильно заболел. Мама сказала: «Иди, свечку поставь!» Мне было 19 лет, я учился в институте. Болезнь отца была потрясением: как это происходит со мной, таким счастливым с детства?

Я пришел в храм и стал молиться за папу. Потом мы молились вместе с мамой. Когда он поправился и я понял, что это именно Бог нам помог, я понял, что Он действительно существует, всегда рядом и слышит меня.

— Когда человек только приходит в Церковь, он испытывает восторг, ему кажется, что там — идеальные люди, а когда обнаруживает, что и за церковной оградой люди со своими грехами, может наступить разочарование…  

— Нет, у меня не было разочарований. Разве только в себе – я увидел, какой я на самом деле грешник. Поэтому язык как-то не поворачивается кого-то осуждать.

— Есть примеры, когда люди становились священниками, что называется, горели служением, а потом наступало выгорание. Они или уходили из священства, или просто уставали. Не боитесь перегореть?

— Чтобы этого не случилось, нужно сохранять какую-то внутреннюю трезвость и частое покаяние. Мне кажется, что выгорание бывает, когда человек много о себе думает. И потом, когда демонстрируется и умножается тщетность всех этих мыслей, тогда человеку становится плохо.

А еще я искренне не понимаю, когда священник служит и служит, не исповедуясь. Такое замечаешь нередко, к сожалению. Мне всегда есть что принести на исповедь. Когда ты исповедуешься, ты не впадешь в крайность.

Отец Андрей с женой и детьми

Также надо стараться больше времени проводить с семьей. Жена — это человек, который, что бы ни произошло, будет с тобой всегда, тебя поддержит, утешит.

Служение священника – это действительно самое важное. Но при этом семью нужно любить – жену и детей, и им тоже уделять время. В общем, без крайностей.

Я строю свой график так, чтобы детей можно было на занятия возить – у меня две дочки, пять с половиной лет и полтора года, и с женой разговаривать.

– Что вас больше всего расстраивает в жизни, в окружающих?

– Меня больше расстраиваю я сам. Больше так никто и ничто не расстраивает. Когда видишь свои грехи, то осуждать кого-то становится делом глупым.

– Есть то, чего вы опасаетесь?

– Наверное, потерять любовь и веру. Как говорил один мой любимый священник в пожелании другому батюшке: «…и чтобы никогда не оскудела любовь…» Вот этого себе и всем молитвенно желаю!

Оксана Головко

Православие  и мир

Опубликовано: вт, 06/02/2018 - 11:02

Статистика просмотров

За час: 1
За сутки: 1
За неделю: 1
За месяц: 1
За год: 572
За все время: 572

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle