Языки

  • Русский
  • Українська

Грех – убийца души

Содержимое

Проповедь на апостольское чтение 23-й Недели по Пятидесятнице.

В богослужении 23-й Недели по Пятидесятнице мы слышим в апостольском зачале такие слова: «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом» (Еф. 2:4–5).

Состояние человека до пробуждения в нем христианской веры Павел обозначает как мертвое. «Нас, мертвых по преступлениям», Бог «оживотворил со Христом». Оказывается, можно быть живым телесно, но мертвым духовно. Священное Писание нередко напоминает об этом. «Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Откр. 3:1), – говорит Сардийской Церкви Христос. «Вас, которые были мертвы во грехах и в необрезании плоти вашей, оживил вместе с Ним» (Кол. 2:13), – пишет Павел колоссянам. Из этой мысли, кстати, происходит и гоголевский оксюморон «мертвые души», вынесенный в заглавие знаменитой поэмы. Бессмертное творение Николая Васильевича показывает примеры омертвения души в образах Коробочки, Манилова, Ноздрева и других героев книги. Физически эти люди прекрасно себя чувствуют, но души их давным-давно умерли.

Оказывается, человек по-настоящему начинает жить только тогда, когда приобщается к источнику жизни – Богу. Без богообщения человек не живет, он, скорее, «влачит существование». Бытие тела при омертвении души и духа еще не есть полноценная жизнь. Страшно сказать, братья и сестры, но по улицам наших городов ходит множество таких «живых мертвецов». Миллионы людей бегают, суетятся, строят, разрушают, покупают, продают, путешествуют, женятся и выходят замуж. Им кажется, что они в центре жизни и что сама жизнь бьет в них ключом. Но оказывается, они еще не родились духовно, еще и не начинали жить – ибо они не знают Господа. Или же знали и забыли.

Апостол Павел указывает причину таковой мертвости – преступления, т. е. грехи. Грех убивает духовную жизнь и делает человека живым трупом. «Как телесная смерть – прекращение жизни телесной, так со входом греха в человека подсекается корень внутренней жизни, – жизни духа, которая из Бога», – объясняет святитель Феофан Затворник (1).

Как именно это происходит? «В грешнике, преданном греху, чувственные склонности и страсти душевные все более и более берут верх над высшими духовными требованиями и подавляют их до того, что свет жизни духовной совсем наконец погасает. Вместе с тем вянет и телесная жизнь от нарушения целости жизни человеческой и пресечения должных ее отношений к верховному источнику бытия и жизни. Отсюда болезни, страдания и ранняя смерть. Так не духовно только, но и телесно грех убивает, – и не одно только лицо, но нередко целый род, коль скоро он усердно работает греху», – пишет святитель Феофан (2).

Как удивительно точно сказано! Грех убивает и духовно, и телесно. Привязанность ко греху есть нарушение целостности человеческой жизни и искажение замысла Божьего о ней. Грех затрудняет и порой делает невозможным общение с источником бытия – Богом. Ибо Бог свят, Он есть Свет (см. 1 Ин. 1:5) и Любовь (см. 1 Ин. 4:8), а в грехе нет ни света, ни любви. Если страсти и плотские движения правят человеком, он теряет связь со Светом и Любовью. А может, он и не знает ничего об этой связи, о жизни духовной. Как в одном из фильмов Тарковского герой говорит: «У них нет органа такого, которым верят». Все это и называется смертью души.

Святитель Иоанн Златоуст, толкуя данное место, отмечает, что за омертвение души мы будем отвечать перед Богом:  «Есть смерть телесная, и есть смерть духовная. Подвергнуться первой – не грешно и не страшно, потому что это (теперь) естественно; явившись вследствие грехопадения, смерть телесная потом соделалась как бы необходимою для нашей природы, хотя и она скоро упразднится. Другая же смерть душевная, – так как происходит от нашего произволения, – подвергает нас ответственности и не имеет никакого извинения» (3).

Мы очень боимся телесной смерти, братья и сестры. Так боимся, что предпочитаем не думать о ней. Смерти же душевной совсем не боимся – настолько не боимся, что также предпочитаем не думать о ней. О первой смерти не думаем от страха, о второй – из небрежения к своему спасению. Это какой-то род «окамененного нечувствия» – греха, упоминаемого в вечерних молитвах. А Златоуст напоминает: мы все ответим Богу за омертвение нашей души. Смерть тела – не грех. Смерть души – грех.

Поэтому забвение о неминуемой смерти тела и о возможной смерти души по сути и есть смерть духовная. А ведь и мы, церковные люди, редко осознаем, что мы мертвы, или же полумертвы духовно. А ведь это – начало покаяния. Признать себя мертвецом духовным и припасть к источнику жизни для того, чтобы ожить – вот первая ступень духовной жизни. Стопы нашего сердца обязательно должны коснуться этой ступеньки. Без видения своей мертвости греховной не начнется выздоровление души. Кто-то, возможно, и дальше пойдет, в бесконечные дали святости. Но без этой ступени – видения своего внутреннего омертвения – никакой духовной жизни не будет.

Дай Бог, чтобы наши души не были мертвы, чтобы грех-убийца не имел над нами власти. Дай Бог, чтобы мы разглядели нашу духовную парализованность, омертвение нашего сердца и обратились к источнику жизни вечной, жизни настоящей; к Тому, Кто есть Свет, Любовь и Жизнь вечная. Он наполнит нас истинной жизнью, которая никогда не отнимется у нас. Аминь.

Сергей Комаров

Примечания:

1) Святитель Феофан Затворник. Толкование на Послание апостола Павла к ефесянам. Толкование на гл. 2, стих 1. Эл. ресурс: https://predanie.ru/feofan-zatvornik-svyatitel/book/67824-tolkovanie-na-poslanie-k-efesyanam/#toc13
2) Там же.
3) Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на Послание апостола Павла к ефесянам. Толкование на гл. 2, стих 1. Эл. ресурс: http://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/tolk_67/4

 

Теги

Опубликовано: сб, 26/11/2016 - 23:22

Статистика просмотров

Всего просмотров: 365
За сутки: 1
За два дня: 1
За последний час: 1

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle