Гитлеровский рейх и религиозная сфера оккупированной Украины. Часть 1

Религиозная сфера Украины стала в годы войны и гитлеровской оккупации настоящим полем боя за души людей. Стремясь к уничтожению православия и христианства в целом, гитлеровцы, тем не менее, на первых порах проводили расчетливую и коварную политику манипуляций и насаждения расколов, последствия которой сказывались долгие десятилетия и нередко всплывают и в наши дни.

Немецкий часовой на колокольне Киево-Печерской Лавры. 1941 год

Оккультный рейх

Рассмотрим основы политики гитлеровского рейха по отношению к христианству и религии в целом. После прихода нацистов к власти на территории Германии внедрялись ограничительные меры против Католической и Лютеранской Церквей. Были созданы концлагеря, которые специализировались на духовенстве. В Дахау содержалось около 2700 священнослужителей, в том числе около 70 православных. Около 5000 католических священников были репрессированы, закрыты сотни монастырей. Однако это не помешало договору (конкордату) рейха с Ватиканом (июль 1933 г.) и контактам Папского престола с Гитлером, за которые отвечал глава католиков Германии кардинал Михаэль фон Фаульбахер.

Основное содержание «религиозной политики» нацистского рейха заключалось в разрушении традиционных церковных структур, разобщении и расколе конфессий, тотальном контроле за всеми проявлениями духовной жизни (последнее предусматривало особую роль спецслужб, активную агентурную работу в конфессиональной среде, кадровую манипуляцию клиром и контроль за настроениями верующих)(1).

«…Был и отдельный антирелигиозный полигон для отработки будущей политики тотального уничтожения христианской Церкви – область Вартегау (территория Польши, присоединенная к Германии) с центром в Познани, – пишет один ведущих исследователей истории Православной Церкви в ХХ столетии Михаил Шкаровский. – Там проживало около 4 млн. населения, в основном поляки… Запрещалось объединение религиозных общин выше уровня приходов. Епархиальные и более высокие структуры ликвидировались. Священники должны были не только выполнять свои обязанности, но и иметь светскую работу. Запрещалась социальная, благотворительная, просветительская, образовательная – вся деятельность, кроме сугубо богослужебной. Были ликвидированы абсолютно все монастыри. К 1944 году, когда в  Вартегау пришли советские войска, там было закрыто 94% всех храмов и репрессировано 97% священников».

Характер веры – нордический

Секретные планы нацистской партии предусматривали введение новой государственной религии, опирающейся на язычество и «германско-нордическое движение». Христианские таинства отвергались, равно как иконы и другие священные предметы богослужения.  В немецких архивах М. Шкаровский выявил подготовленный примерно в 1939 г. план создания новой квазирелигии Рейха, рассчитанный на 25 лет. Новая религия должна была включать в себя некоторые составляющие. «Первое – это германское язычество. Нацисты не просто ввели в официальный календарь зимний и летний солнцеворот, они совершали во время этих праздников достаточно дикие языческие обряды. Например, весной девушки бегали нагими по каким-то священным рощам, и это воспринималось как обряд плодородия. Следующая составляющая новой религии – различные оккультные теории наподобие учения розенкрейцеров, которое в XVIII–XIX веках было распространено в Германии. Третья составляющая – некоторые внешние элементы христианства. Гитлер для новой религии рассчитывал использовать значительную часть христианских храмов и священников, заставив их перейти к исповеданию этой религии…»(2).

Эзотерические изыскания СС Аннербе

В 1935 г. гитлеровцы создали специальную команду «Х» (зондеркоманду) для противодействия христианству и другим «неарийским» религиям, которая взаимодействовала с институциями «СС-Аненербе»(3). Ее деятельность направлялась на разрушение существующих церковных структур, лишение их влияния на людской дух, дробление конфессионального поля и создание новых сект (в дальнейшем также подлежащих дискредитации и свертыванию). Считалось целесообразным на первом этапе создавать псевдоцеркви, автокефальные течения, постепенно с их помощью дискредитировать веру, подменяя ее уже откровенным язычеством и сатанизмом. Особое значение придавалось уничтожению и осквернению христианских святынь. Так, в Киеве оккультистами из Аненербе планировалось уничтожить все церковные памятники, Свято-Успенскую Киево-Печерскую Лавру(4).

В самой Германии применительно к православию планировалась унификация приходов различных церковных юрисдикций – Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ), Временного Экзархата Вселенского Патриарха на территории Европы, Московского Патриархата, причем основой этого принудительного «объединения» предстояло стать РПЦЗ, известной своими резко антисоветскими взглядами, зависимостью от политических кругов зарубежных стран, негативизмом по отношению к РПЦ. С 1936 г. во главе Берлинской и Германской епархии РПЦЗ стал этнический немец и подданный рейха, епископ Потсдамский Серафим (Ляде). Этот архиерей в день нападения Германии на СССР 22 июня 1941 г. в послании к пастве призвал ее стать участником борьбы, «содействовать свержению советской власти», «найти место в новом антибольшевистском фронте» «в освобождении Родины от красной диктатуры». Глава же Архиерейского Синода РПЦЗ митрополит Анастасий (Грибановский) свое отношение к нацизму выразил в приветственном адресе Гитлеру от 12 июня 1938 г., назвав фюрера «вождем в мировой борьбе за мир и правду», от которого ждет освобождения «верующий русский народ»(5).

Виртуозы расколов

Идеолог Третьего рейха Альфред Розенберг

Хотя главное руководство религиозной политикой на оккупированных территориях в Третьем рейхе было поручено главе партийной канцелярии Национал-социалистической партии Германии (НСДАП) Г. Гейдриху, а затем – Мартину Борману, на практике на временно занятых советских территориях религиозной сферой занимались:  военная администрация прифронтовой зоны; Главное управление имперской безопасности (РСХА, 4-м Управлением которого было гестапо) Генриха Гиммлера; рейхминистерство восточных территорий во главе с прибалтийским немцем Альфредом Розенбергом. В ведении последнего пребывали два рейхскомиссариата – «Остланд» (Прибалтика, Белоруссия) и рейхскомиссариат Украины. Розенберг конъюнктурно заигрывал с националистическими силами (даже вынашивал не воспринятые фюрером планы создания марионеточной Украинской державы от Вислы до Кавказа), стремился к созданию самостоятельных автокефальных православных церквей, враждебных РПЦ.

В структуре специальных органов гитлеровской Германии ведущим подразделением по координации оперативной работы в религиозной сфере выступала «группа ІV-Б» ІV управления РСХА (Главного управления имперской безопасности). В приказе РСХА от 4 августа 1941 г. относительно реорганизации спецслужб в военный период подчеркивалось, что добытая разведкой информация об «идеологических противниках (масоны, евреи, церковь и др.) подлежит компетенции контрразведки»(6). Весной 1942 г. в системе РСХА создали специальный разведывательно-диверсионный орган «Предприятие Цеппелин». К его функциям относилось проведение масштабной диверсионной и подрывной работы в советском тылу на основе инспирирования националистических, сепаратистских настроений и движений, создание «национальных формирований» из народов СССР. Пункт 3-й плана организации этого спецоргана предусматривал спекуляцию на националистических чувствах национальных меньшинств. Предписывалось соблазнять советских граждан обещаниями «свободы исповедания любой религии», «защиты религиозных обрядов», хотя и указывалось при этом «ничего не говорить об оставлении неприкосновенной современной церковной организации»(7).

Следует вспомнить, что уже в 1935–1938 гг. в Третьем рейхе разработали стратегию разведывательно-подрывной «тотальной войны». Директива Верховного главнокомандования от 7 марта 1938 г. важную роль в обеспечении боевых действий отводила «невоенным способам борьбы», масштабным мероприятиям по «внутреннему разложению вражеского народа» в период до начала войны. Рекомендовалось активно использовать этноконфессиональные и сепаратистские процессы(8). Контрразведкой НКВД в довоенные годы были добыты сведения о том, что заброшенная в СССР агентура немецкой разведки использовала как прикрытие и для легализации легенды «странников», выдавала себя за «святых», «Николая-пророка» и т. п.(9).

Оккупанты и их спецслужбы (в религиозной сфере также старались активно действовать румынские и венгерские разведслужбы) стремились целенаправленно влиять на конфессиональную ситуацию в Украине для достижения военно-политических целей, руководствуясь принципом «разделяй и властвуй». Поскольку нацистский режим был имманентно враждебен христианству, культивировал в рейхе антигуманные, мистические, оккультные взгляды как основу «новой веры», внимание агрессоров к «религиозному вопросу» объяснялось желанием использовать религиозные объединения захваченных земель для укрепления позиций оккупационной администрации и подрыва лояльности населения к советскому строю.

Религиозная политика нацистов в оккупированных областях СССР (при определенных региональных конъюнктурных особенностях) отличалась общим отношением к славянским народам как к «неполноценным» и стремилась не допустить появления каких-либо объединяющих религиозных центров. «Мы должны избегать, чтобы одна церковь удовлетворяла религиозные потребности больших районов, – формулировал свои указания А. Гитлер, –  каждое село должно быть превращено в независимую секту, которая желает верить в Бога по-своему… наша политика на широких просторах должна заключаться в поощрении любой формы разъединения и раскола», желательными признавались даже шаманские культы, способные «дробить русский простор»(10).

Взгляды и принципы «религиозной политики» упомянутого министра «Восточных территорий» Альфреда Розенберга (1893–1946 гг., повешен по приговору Международного военного трибунала в Нюрнберге)(11) носили враждебный характер по отношению к  православию: «Христианский крест должен быть изгнан из церквей, соборов и часовен и должен быть заменен одним символом – свастикой…; 1) религиозным группам категорически запрещается заниматься политикой; 2) религиозные группы должны быть разделены по признакам территориальным и национальным. При этом национальный признак должен соблюдаться особенно строго при подборе лидеров  религиозных групп…; 3) религиозные общины не должны мешать деятельности оккупационной власти».

При том, что из тактических соображений оккупанты не препятствовали возрождению религиозной жизни, в основе их долговременной политики по отношению к религиозным объединениям лежало их разобщение, раскол, микширование религии с политическими течениями, националистическими течениями (ересь филетеизма), поощрение сектантства, создание новых квазирелигиозных, резко враждебных христианству течений.

«Сыны Дажбоговы» в мундирах СС

Неоязычник Владимир Шаян

Например, доходило до параллельного создания конкурирующими ведомством Розенберга и  РСХА двух течений украинского язычества. А. Розенберг привлек к сотрудничеству санскритолога и индолога из Львовского университета Владимира Шаяна (1908–1974), который пояснял, что в 1934 г. на горе Грехит в Карпатах его посетило «переживание», «взрыв святости», приведший к необходимости возрождения «живой староукраинской веры», «пан-арийского ренессанса». 5 ноября 1943 г. он провозгласил создание Ордена Рыцарей Бога Солнца, принимавшего активное участие в создании дивизии войск СС «Галиция» (в УПА даже было подразделение бойцов-неоязычников имени Перуна).

В свою очередь «религиоведы» из РСХА наставляли уроженца Кировоградщины Льва Силенко (1921–2008 гг.), офицера Красной Армии, попавшего в плен осенью 1941 г. Став офицером СС, он был вовлечен в процесс конструирования украинского язычества и со временем стал основателем Родной Украинской Национальной Веры (РУН-веры, подпольно начавшей возрождаться в УССР еще с 1970-х гг. и уже широко хлынувшей через настежь распахнутые информационные ворота в 1990-е гг.). В конструкцию «украинского язычества» создатели вмонтировали такие «запрограммированные» черты, как воинствующее антихристианство, расистские, ксенофобские, антисемитские, русофобские взгляды, иррационализм(12).

Основатель РУН-веры Лев Силенко в 40-х и 2000-х

Следует признать, что оккупанты в рамках интенсивной психологической войны  на высокий уровень поставили изучение этноконфессиональной ситуации на землях Украины, социально-психологического состояния населения, тем более – столкнувшись с героическим сопротивлением народа и непониманием психотипа нового советского человека. Красноречив в этой связи вывод сотрудников румынской разведки (Специальной службы информации) из отчета о положении на отданной Гитлером Румынии юго-западной части территории Украины с центром в Одессе (Транснистрии, площадью в 40 тыс. кв. км и населением около 2,3 млн. человек). Как вынуждены были признать оккупанты, советская власть «сформировала необходимый человеческий материал, проникнутый коммунистической идеологией, готовый всегда и везде выполнить директивы руководства СССР… вся советская территория заселена населениям с полностью измененным способом мышления, измененным под влиянием более чем 20-летнего господства коммунистической идеологии»(13).

Не случайно те же представители румынских агрессоров прибегали к мерам информационно-психологического противоборства. В частности, при университете в оккупированной Одессе в мае 1942 г. создали Институт антикоммунистических исследований и пропаганды (к нему присоединилась и группа «перекрасившихся» местных научно-педагогических кадров), под маркою которого велась спецпропаганда. Представители режима диктатора И. Антонеску, широко практиковавшего террор против гражданского населения, демагогически  провозгласили среди задач Института «возвращение в сознание  людей великих истин – веры, настоящей свободы и других высоких идеалов человечества». Румыны поощряли деятельность своей духовной миссии в Бессарабии. Как говорилось в обращении Бухареста к населению «Транснистрии», «румынская и немецкая армии освободили вас. Теперь вы имеете право ходить в церковь. Все на работу – пахать землю и пасти скот»(14).

Целенаправленный подход гитлеровцев к научно-аналитическому обеспечению переформатирования идейно-духовного состояния населения оккупированных земель иллюстрирует деятельность учрежденного в Киеве уже весной  (по другим данным – с февраля) 1942 г. т. н. Штаба Розенберга. Там велись работы по исследованию (в частности) национальных отношений, «женского вопроса» в СССР, влияния марксизма-ленинизма на сознание людей, изменения мышления различных социальных групп советского народа, психологии народов СССР(15).

Уже летом–осенью 1941 г. было принято ряд распорядительных документов немецких ведомств (РСХА, вермахта, Главного управления полиции безопасности и СД, органов тыла групп армий), касающихся религиозной политики на оккупированных землях. Особое внимание в них обращалось на регулирование деятельности РПЦ, обреченной в недалекой перспективе на уничтожение как национально-духовной институции.

На первых порах указания оккупантов сводились к тому, чтобы не препятствовать и не поощрять открытия церквей по инициативе населения, культовое имущество передавать жителям только в аренду, не разрешать открытие духовных учебных заведений, предотвратить создание единого религиозного центра, одновременно поощряя создание самостоятельных национальных церквей (в т. ч. украинской), обеспечение политической лояльности клира, его пронемецкие проповеди, развитие сект. В апреле 1942 г. в ближнем кругу Гитлер еще раз подтвердил постулаты курса на уничтожение православия: насильственное дробление церквей, принудительное изменение конфессиональной ситуации на оккупированной территории, запрет на централизованные органы духовного управления, формирование марионеточных религиозных течений(16).

1 сентября 1941 г. на оккупированных землях создали рейхскомиссариаты (РК) «Украина» и «Остланд». Руководителем первого лично А. Гитлером был назначен славянофоб и украинофоб Эрих Кох, чья жестокая линия управления во многом определила и «церковную политику» на захваченных землях Украины. Об украинском народе Кох на одном из совещаний без обиняков заявил: «Мы освободили его не для того, чтобы осчастливить Украину,  а чтобы обеспечить для Германии жизненное пространство и свою продовольственную базу»(17).

С 1942 г. наместник фюрера развернул наступление на украинское образование и культуру (остались лишь начальные школы). В начале лета этого же года он издал циркуляр, определивший содержание подконтрольной немцам «религиозной деятельности» – допускалось существование только лояльных Рейху конфессий. К первой годовщине нападения Германии на СССР в директиве органам СС и полиции Э. Кох подчеркивал: «Нами допускается любая религия и любое церковное направление, если оно лояльно к германской администрации…», а разногласия между религиозными течениями пресекались как способные нарушить в массах «гармонию, необходимую для общего строительства»(18).

Религиоведы из ведомства Розенберга

Митрополит Поликарп (Сикорский) с чинами СС и германского Министерства по делам восточных территорий

Куда более обстоятельной и конъюнктурно «гибкой» была концепция «религиозной политики» Министерства восточных территорий. О ее содержании, в частности, дает представление докладная записка А. Розенбергу от начальника группы религиозной политики этого ведомства Карла Розенфельдера о перспективах развития конфессиональной ситуации в РК «Украина» (20 апреля 1943 г.)(19). В ней четко обозначалось, что «ослабление Православной Церкви московского направления являлось исходным пунктом и руководящей идеей министерства», а «использование всех сил на востоке в борьбе против большевизма требует и привлечения Православной Церкви» для «создания благоприятного впечатления у верующего населения».

Анализировались основные течения православного направления в оккупированной Украине. Автор записки скептически оценил перспективы «отрубного» от Москвы автокефального церковного движения («последнего оплота украинского национализма»), рассуждая о его нежелательности для Рейха в силу тесной связи с «движением национальной независимости Украины», неканоничности, невысокой популярности у верующих и сомнительных моральных качеств части клира и епископата. По мысли К. Розенфельдера, во главе лояльной немцам Церкви епископы-автокефалы «являются непригодными. Более того, личность Предстоятеля «не должна быть экстремистски настроенным украинским националистом, чтобы избежать насильственных действий против сильного и многочисленного русского элемента на Украине, которые привели бы к созданию кошмарной обстановки». Как желательная кандидатура рассматривался архиепископ Холмский и Подляшский Илларион (Иван Огиенко, 1882–1972)(20) – «образованный европеец германской ориентации», имеющий «безупречное германофильское прошлое, честолюбивый, но прямолинейный и волевой характер, способный «относительно благополучно провести Православную Церковь на Украине через ущелье отделения от Московского Патриархата», обеспечить «гарантию того, что генеральная линия будет соблюдена».

В период оккупации в Украине действовала сохранившая молитвенную и юрисдикционную связь с РПЦ Украинская православная церковь (УПЦ, созданная группой архиереев на совещании в Почаевской Лавре 18 августа 1941 г.) во главе с митрополитом Алексием (Громадским, 1882–1943)(21).

Под влиянием митрополита Варшавского Дионисия (Валединского) относившийся до того к УПЦ епископ Поликарп (Сикорский, 1875–1953)(22) стал на путь раскола и возрождения Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ, созданной и «самораспустившейся» в 1930 г. при энергичном влиянии органов госбезопасности). УАПЦ сразу же установила связь с ОУН (оказывавшей физическое давление на противников автокефалов) и в мае 1942 г. была легализована оккупационными властями. Поликарп заверил гитлеровцев в верности «тысячелетнему царствованию культурнейшей нации мира, возглавляемой великим фюрером ее – Гитлером», стремлении бороться с «жидо-большевистской отравой» и «сопротивлением немецким властям и новому порядку». УАПЦ развернуло богослужение в честь «наших освободителей», возглашая «многая лета фюреру немецкой державы, чтобы Господь ниспослал ему победу над всеми врагами»(23). Уже в апреле 1942 г. зафронтовая разведка НКВД докладывала, что Поликарп требует от священников УАПЦ призывать в проповедях к добровольному выезду на работы в Германию, записываться волонтерами в германскую армию или на военные предприятия. Отмечалось, что гитлеровцы сознательно способствуют в подборе «клира» из числа аморальных, слаборазвитых личностей, пьяниц, хапуг и т. п.(24).

Дмитрий Веденеев,
доктор исторических наук, профессор

Примечания:

1. Одинцов М. И. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917–1953 гг. М.: Политическая энциклопедия, 2014. С. 228.
2. Одинцов М. И. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма... С. 228–229; М. В. Шкаровский: В области религии конечной целью идеологов нацизма было тотальное уничтожения христианской Церкви // [Электрон. ресурс]. – Режим доступа:  http://www.patriarchia.ru/db/print/1147202.html.
3. См.: Воробьевский Ю. Ю. Аненербе – оккультный меч рейха. М.: Яуза, Эксмо, 2004. 352 с.
4. Цибулькін В. В., Лисюк І. П. СС-Аненербе: розсекречені файли. К., 2010. С.40–43.
5. Одинцов М. И. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма... С. 230, 232.
6. Советские органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Сборник документов и материалов. М.: РИО ВКШ КГБ СССР, 1988. Т. ІІ.  С. 578; Т. ІV. С. 399.
7. Советские органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне...  Т. ІІІ. С. 916.
8. Авдеев Ю. И. Формирование стратегических установок в области подрывной деятельности фашистской Германии против СССР и их содержание // Труды ВКШ КГБ СССР. 1985. № 35.  С. 103–123; История советских органов государственной безопасности. М.: РИО ВКШ КГБ СССР, 1980. С. 170.
9. Советские органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне… Т. V. С. 297.
10. Третий рейх и православная церковь // Наука и религия. 1995. № 5. С. 23; Русская Православная Церковь во время Великой Отечественной Войны // [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://www.pravmir.ru/russkaya-pravoslavnaya-cerkov-vo-vremya-velikoj-otechestvennoj-vojny/
11. А. Розенберг (прозвище среди германской верхушки – «Розовый Карлик») являлся заместителем фюрера по вопросам «духовной» и идеологической подготовки членов Национал-социалистической партии Германии, с 1933 г. возглавил внешнеполитический отдел партии. Будучи по линии отца прибалтийским немцем, учился до революции в Риге, окончил Московское высшее техническое училище. Досконально изучал процессы «украинизации» православия времен Центральной Рады и Директории УНР, автокефальное движение в Украине. Автор канонической книги рейха – «Миф ХХ столетия» (1929 г.). Выступал сторонником создания полуавтономного «Украинского генерал-губернаторства» в составе Галиции, Крыма, земель по Дону и Волге для борьбы с Россией. В июле 1940 г. создал по поручению Гитлера айнзатцштаб из 350 специалистов с высшим образованием и научными степенями, координировал его деятельность с исследовательскими структурами психологической войны и оккультных разработок «СС-Аненербе».
12. Цибулькін В. В., Рожен Л. М., Вєдєнєєв Д. В. Нариси з історії розвідки суб’єктів державотворення на теренах України. К.: Преса України, 2011. С. 484–485; Цибулькін В. В., Лисюк І. П. СС-Аненербе: розсекречені файли… С. 78–79.
13. Центральный государственный архив общественных объединений Украины (ЦГАООУ). Ф. 57. Оп. 4. Д. 103. Л. 18, 20.
14. Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины (ОГА СБУ). Ф. 60. Д. 83503. Л. 325.
15. Научный архив Института российской истории (НА ИРИ) РАН. Ф. 2. Раздел VІ. Оп. 14. Д. 1. Л. 1–2; Оп. 9. Д. 5. Л. 6–12.
16. Большой массив документов о политике германских властей в отношении религиозных культов на оккупированной территории опубликован в: Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 г.: Сборник документов. М.: Изд-во Крутицкого подворья, 2009. С. 519–649.
17. Шкаровский М. В. Политика Третьего рейха по отношению к Русской Православной Церкви в свете архивных материалов 1935–1945 годов.  М., 2003. С. 307–308.
18. Одинцов М. И. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма... С. 250.
19. Шкаровский М. В. Политика Третьего рейха по отношению к Русской Православной Церкви в свете архивных материалов... С. 626–631.
20. Уроженец Киевщины, активный деятель Украинской революции и государственного строительства, известный историк Церкви и украинской культуры, культуролог, языковед. Министр просвещения, министр вероисповеданий в ряде правительственных кабинетов Украинской Народной Республики (1919–1920 гг., в эмиграции – до 1924 г.). Сторонник украинизации богослужения и церковной автокефалии. Овдовев, в 1940 г. пострижен в монахи, в том же году стал архиепископом Холмским и Люблинским Польской Автокефальной Православной Церкви. С 1944 г. – митрополит УАПЦ. С 1951 г. – предстоятель неканонической Украинской Греко-Православной Церкви в Канаде, митрополит Виннипегский. Переводчик Библии на украинский язык с древнееврейских и греческих текстов.
21. Выпускник Киевской духовной академии (1908), епископ Польской Православной Церкви с 1922 г. Перед войной – архиепископ Ровенский и Кременецкий РПЦ.
22. Выпускник Киевской духовной семинарии (1898), епископ Польской Православной Церкви с 1932 г. Перед войной – епископ Владимиро-Волынский РПЦ. Возглавляя УАПЦ, получил неканонические титулы «временного администратора» УАПЦ на «освобожденных землях Украины», а затем и титул «митрополита Киевского». В  рейхскомиссариате «Украина» 24 декабря 1941 г. митрополитом Дионисием (Валединским) назначен «Временным администратором Православной Автокефальной Церкви на освобожденных землях Украины». 9-10 февраля 1942 г. на Соборе в Пинске митрополит Варшавский Дионисий благословил возрождение иерархии УАПЦ в Рейхскомиссариате во главе с архиепископом Поликарпом (Сикорским), а архиепископ Поликарп объявил себя «главой Украинской Православной автокефалии». Священный Синод Патриаршей Церкви определением от 28 марта 1942 г. за № 12 на основании государственного судебного дела на него как на «изменника Родины» наложил запрещение в служении. В июле 1944 г. эмигрировал в Западную Европу и поселился в Германии, а в 1946 г. Собором архиереев своей юрисдикции был возведен в сан митрополита. С 1944 г. в эмиграции, умер во Франции.
23. Цыпин В., протоиерей. История Русской Православной Церкви: Синодальный и новейший периоды. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2010. С. 455–458; Даниленко С. Амвоны черной лжи // Атеистические чтения. 1979. Вып. 10. С. 66;  Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны… Сборник документов…  С. 18–19; Васильева О. Ю.,  Соловьев И.  Предисловие // Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 г.: Сборник документов... С.19–20.
24. НА ИРИ РАН. Ф. 2. Раздел VI. Оп. 9. Д. 5. Л. 14–15.

Опубликовано: ср, 20/04/2016 - 16:31

Статистика

Всего просмотров 221

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle