Языки

  • Русский
  • Українська

Чрезвычайно важные слова апостола Павла: как верно их понять

Содержимое

Объяснение фрагмента апостольского чтения (Евр. 9:13–14) на Пятой Неделе Великого поста.

Господь Иисус, приближаясь к Своему последнему часу, понимал, что для Его учеников осуждение и смерть любимого Учителя будет сильным ударом и соблазном. Поэтому Он и словом, и делом готовил учеников к предстоящим испытаниям. Прежде чем тело Богочеловека было изувечено римскими воинами, Христос явил ту великую славу, в которой оно пребывает, приоткрыв ученикам глаза на невидимую, духовную реальность во время фаворского Преображения. Несколькими спокойными словами Он изгнал беса из отрока под той же горой Преображения, доказав в который раз Свое господство над миром духов. Незадолго до того как Сын Божий позволил наложить на себя узы, Он показал свою силу, иссушив смоковницу. За неделю до смерти Своей Христос вырвал из рук смерти Лазаря, засвидетельствовав Свою власть над ней.

При этом Спаситель постоянно повторял ученикам, что надлежит Ему быть преданным в руки грешников и распятым и в третий день воскреснуть. Но апостолы еще не могли уразуметь этого. Они не понимали, что значит «воскреснуть из мертвых» и как может умереть Воскрешающий мертвых; им казалось невозможным, чтобы всесильный Иисус допустил насилие над Собой; они не были способны оценить всей серьезности происходящих событий и вели споры о первенстве, мечтая о земном царстве Мессии.

Мы сегодня знаем и имеем гораздо больше, нежели апостолы до Воскресенья Христова. Мы живем в Церкви, наполненной Святым Духом, читаем Писание Нового Завета, знаем, что Христос – единосущный Отцу Сын, что Он умер и воскрес, что Царство Его не от мира сего. Поэтому Церковь и открывает нам сегодня, готовя нас к Страстной седмице, великие истины домостроительства нашего спасения, которые мы обязаны знать и понимать, как уже наставленные в вере.

***

Апостольское чтение пятой Недели Великого поста состоит всего лишь из четырех стихов. Хотелось бы обратить внимание на последние два: «Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!» (Евр. 9:13–14).

Место чрезвычайно важное. Для того чтобы верно понять его, нам нужно обратиться к Ветхому Завету, к богослужебному уставу о жертвоприношениях.

Апостол говорит о крови тельцов и козлов и пепле телицы. Все это имеет прямую связь с так называемым днем очищения (йом киппур), который по закону предписывалось соблюдать евреям раз в год. В этот день Богу приносились многие жертвы. Мы скажем о самых главных.

К этому великому дню выбирались: два козла (в жертву за грехи народа), телец с овном (за грехи первосвященника и всего священства) и рыжая телица (о ее значении мы скажем отдельно). Овен сжигался. Телец и один из козлов закалывались; кровь их вносилась во «святое святых». Над вторым козлом совершался обряд отпущения. Первосвященник читал над животным общий список грехов Израиля (причем при произнесении имени Божьего народ и священники падали ниц, взывая: «Да будет благословенно славное имя Царства Его во веки веков»). Затем обремененного грехами козла отсылали с «нарочным человеком» (обыкновенно не израильтянином) в пустыню, где животное низвергалось в пропасть. При этом, по преданию, вывешенная у ворот храма багряная лента изменялась в белую – в знамение последовавшего от Яхве прощения, в соответствии со словами пророка: «Если будут грехи ваши как багряное – как снег убелю» (Ис. 1:18). Таким образом, два козла выражали два момента одной и той же идеи освобождения народа от грехов: очищение грехов (кропление кровью первого козла) и удаление грехов (отпущение козла).
Важно понимать, что «очищение» и «удаление» грехов, связанное с ветхозаветными жертвоприношениями, не тождественно новозаветному «прощению грехов». Ветхозаветные жертвы приносились во свидетельство о грехе, об обличении своей немощи, для умилостивления Бога и носили прообразовательный характер – как указание на будущую совершенную жертву Христову. «Очищались» последствия от внутренней испорченности человека, но не сама причина, не корень. Природа человеческая не исцелялась, и человек не преображался изнутри. До Христа люди не имели духовных сил бороться с грехом внутри себя. Да они, за редкими исключениями, и не мыслили такими категориями. Не существовало самого понятия «личности». Жертвы приносились за народ, но не за каждого человека в отдельности, как теперь священник поминает на проскомидии всякого христианина по имени.

Христианство рассматривает грех как дело и как состояние. Есть греховный поступок, а есть всеобщая поврежденность человеческой природы, удобопреклонность ко греху. Ветхозаветные жертвы приносились именно за дела. Греховное состояние человека древние люди понимали, но не могли ничего с этим сделать. Кровь тельцов и козлов не могла исцелить от вируса первородного греха, передаваемого по наследству. Для этого нужна была новая Жертва и новый Первосвященник. Им стал Христос.

И в связи с этим стоит внимательно рассмотреть то жертвоприношение, о котором вспоминает апостол в сегодняшнем чтении – сожжение рыжей телицы. Порядок совершения этого обряда имеет глубочайшее символическое значение и указывает на Христа.

Во-первых, почему рыжая? Багряный цвет символизирует греховную нечистоту человека. «Если будут грехи ваши как багряное, – как снег убелю», – говорит Господь (Ис. 1:18). Это наша нечистота, которую взял на себя Христос. Также этот цвет указывает на материал, из которого было создано тело первого человека – на красную землю.

Во-вторых, почему именно телица, а не телец? Женский пол как пол рождающий наиболее ярко мог выразить идею духовного возрождения от греховной смерти. Телица должна была быть «без порока, у которой нет недостатка» (Чис. 19:2). Это тоже прообраз – во время службы мы слышали, что Иисус «принес Себя непорочного Богу».  Выбиралась телица, «на которой не было ярма» (Чис. 19:2) – т. е. она не служила человеку, но была предназначена для Бога в жертву за людей. Снова напоминание об Агнце Божием, творящем волю Божию, а не человеческую; закланном за грехи мира, но славы от людей не искавшем.

Жертвоприношение, вопреки правилам для других жертв, совершалось вне стана. Так же и Христос принес Свою Жертву за пределами Иерусалима.

На сжигаемую телицу священник бросал кедровое дерево, иссоп и нитку из червленой шерсти. Кедровое дерево – прообраз древа Креста. Иссоп (пучок зелени, используемый для окропления) – знаменование животворящей и освящающей благодати Святого Духа (в чтении слышим, что Христос «Духом Святым принес Себя непорочного Богу»). Червленая (т. е. красная) нить – указание на кровь Иисуса.

Пепел сожженной телицы, разбавленный «живой (ключевой) водой», являлся средством для снятия с человека законной нечистоты. «Нечистым» в еврейском обществе считался человек, сделавшийся как-то причастным смерти – прикоснувшийся к мертвому телу и предметам, принадлежащим мертвецу; зашедший в шатер, где кто-то умер, и т. д. Понятие нечистоты связывалось со смертью, так как причиной ее был грех. Окропление «живой» водой с пеплом телицы символизировало тайну новозаветного крещения водою и духом, уничтожающего грех и дающего вечную жизнь.

Итак, жертвенные козлы и рыжая телица были символом уничтожаемого греха и в то же время указанием на будущую жертву Агнца Божия, взявшего на себя грех мира и уничтожившего «рукописание наших грехов» на Кресте; очистившего «совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному», по словам апостола. Действительно, только жертва Спасителя открыла возможность для внутреннего преображения человека, так как грехи прощаются и дается благодать Духа. Поэтому Павел и говорит об очищении уже не тела, но совести. «Мертвые дела» – это дела без Бога, дела греха и страстей. Они оторваны от Источника жизни, потому и мертвы.

Последняя  фраза сегодняшнего зачала самая важная. Она говорит о цели всего домостроительства нашего спасения, которое мы получили «для служения Богу живому и истинному». Как и пишет Павел в другом месте: «Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (2 Кор. 5:15). Христианин есть человек обновленный, призванный не к пассивному потреблению земных ресурсов и репродуктивной функции, но к служению. Избавленный Спасителем от смерти и тления уже не для себя живет, но для служения Богу через ближних и ближним во имя Божье. Насколько мы соответствуем этой высокой идее, спросим сами у себя. При честном взгляде в любом случае останется зазор между тем, кем мы должны быть, и тем, кем мы являемся. Данная неувязка должна быть причиной «доброго беспокойства о себе», по мысли прп. Паисия Святогорца.

***

Сколько христианских прообразов мы нашли в древнееврейском обряде! Тем и интересен Ветхий Завет. Там все о Христе. Апостол Павел говорит о древних евреях: «Все это происходило с ними, [как] образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков» (1 Кор.10:11). Будем вчитываться в эти тексты и находить в них христианские смыслы, греющие сердце и поучающие нас вере и нравственности. «Все Писание богодухновенно» (2 Тим. 3:16) – свидетельствует апостол Павел. С такой мыслью, отдохнув после службы, возьмем в нынешний воскресный день Святую Библию и проведем день Господень в общении со Христом – в чтении слова Божьего. Это есть благая часть, которая не отнимется от нас.

Сергей Комаров

 

Опубликовано: чт, 14/04/2016 - 16:27

Статистика просмотров

Всего просмотров: 881
За сутки: 1
За два дня: 1
За последний час: 1

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle