Как радуга стала проповедником милосердия и долготерпения Божия?

Об осмыслении завета Бога с человечеством (в лице праведного Ноя).

Во вторник четвертой седмицы Великого поста положено на вечерни читать отрывок из книги Бытия о завете Бога с человечеством (в лице Ноя), где говорится, что больше не будет «истреблена всякая плоть водами потопа, и не будет уже потопа на опустошение земли» (Быт. 9:11). В знак этих слов, Бог дает знамение этому завету – радугу. Это внешний знак, в котором Бог не нуждается, но он так необходим человеку. Об этом как раз и пишет святитель Иоанн Златоуст: «и это не потому, чтобы Бог сам имел нужду в припоминании, но — чтобы мы, взирая на этот данный знак, не страшились никакой опасности, но тотчас, припомнив обетование Божие, были уверены, что не потерпим подобного несчастья».

Напрашивается весьма логичный вопрос: «А знало ли человечество такое атмосферное явление как радугу еще до Всемирного потопа? Или же радуга появилась только после потопа в знак заключения завета между Богом и Ноем?» На этот счет мнения экзегетов расходятся, одни считают, что радуги до потопа никогда не было, что она появляется впервые, ссылаясь при этом на слова: «но пар поднимался с земли и орошал все лице земли» (Быт. 2:6). Из этого следует, что до потопа дождя не было, а земля орошалась только туманом и росою. Но другие экзегеты полагают, что радугу люди знали и видели и до потопа, но после потопа ей усваивается особое значение. Почему в знак завета избирается именно радуга? Профессор А. П. Лопухин об этом пишет следующее: «дело в том, что радуга, то есть видимое нами преломление солнечных лучей, возможно лишь при том условии, чтобы тучи не сплошь покрывали собой небо, а оставляли просвет и для солнца, и дождь не представлял собой сплошной водяной массы, могущей угрожать потопом».

Стоит отметить, что заветы заключенные с Богом всегда подтверждались видимыми знаками. На примере Авраама, это было обрезание, с Израилем – это суббота, и только Давидов завет не нуждался в таких знамениях, потому что Потомок Давида и был этим знамением. Если сравнить вышеизложенные знамения, то увидим, что радуга на их фоне особенная, ведь обрезание – это действие по отношению к человеку, суббота тоже самое. Понятно, что с Христом радуга не сравниться, но она была и есть постоянным напоминанием о том великом и страшном Всемирном потопе, который, впрочем, уже не повторится. Но она напоминала еврейскому народу и утешение, которое наступило, со дня Пришествия в мир Спасителя.

Многие экзегеты, в своих трудах обращают свое внимание на цвет радуги, и каждый выделяет цвета по-разному. Например, святитель Филарет (Дроздов), выделяет 3 цвета: «огненный, червленый и смарагдовый (зеленый), они изобразуют огнь Божия правосудия, кровь Христову, Его угашающую, и благодатное обновление жизни». Преподобный Максим Исповедник, говорит, что радуга вообще состоит из 4 цветов (но не называет их) и далее он пишет: «Поскольку радуга четвероцветна, она показывает, что плоть Господа, как и наша, состоит из четырех стихий и что у нее, как и у радуги, нет причины возникновения». Святитель Григорий Двоеслов выделяет два цвета: красный и лазуревый (один из оттенков синего цвета), эти цвета он сопоставляет с огнем и водой, которые в свою очередь по мысли свт Григория означают два суда: «чтобы быть свидетелем того и другого суда, то есть одного, имеющего быть, а другого, уже совершившегося, так как мир хотя и сгорит от огня суда, но не будет уже истреблен водою потопа». Епископ Виссарион (Нечаев) говорит о классических семи цветах радуги, но не дает на эти цвета какого-то особого прообразовательного значения. Таким образом, святые отцы и экзегеты Священного Писания имею различные мнения о значении цветов радуги, но каждый вариант несёт собой прежде всего назидательный характер. Поэтому, каждая теория имеет место быть. Так же, как и в некоторых спорных богословских и экзегетических местах, церковные авторы имеют разнящиеся мнения, но главное, что в основных догматах, доктринах мнения общие. Ведь, у всех вышеизложенных авторов, радуга – это символ завета между Богом и человечеством (в лице Ноя).

Примечательно, что Господь называет радугу Своею. Епископ Виссарион (Нечаев) делает на этом особый акцент, потому что красота ее (радуги) преимущественно свидетельствует о величии Его, как Художника мира, и невольно располагает зрителя к прославлению Его. Подобную мысль высказывает и святитель Иоанн Златоуст, говоря о Божественной любви к человечеству: «Видишь, как велико снисхождение Божие, какое прилагает Он попечение о нашем роде, какое оказывает человеколюбие, не потому, чтобы уже видел перемену (к добру) в людях, но — чтобы всем этим внушить нам мысль о безмерном величии Своей благости».

В других книгах Священного Писания, радуга также соотносится со знамением божественного величия и славы, например: «Взгляни на радугу, – говорит сын Сирахов, – и прославь Сотворившего ее: прекрасна она в сиянии своем» (Сир. 43:12), также, в таком же контексте о радуге говорит и пророк Иезекииль (Иез. 1:27–28), а также о ней говорится в книге Апокалипсис (Откр. 4:3, 10:1).

Замечательно о радуге как о божественном завете писал еп. Виссарион (Нечаев): «радуга есть красноречивый проповедник милосердия и долготерпения Божия, и в этом отношении имеет великое значение в истории домостроительства спасения человеческого».

Поэтому, когда мы будем видеть очередную радугу на небе, нужно обязательно поблагодарить Бога за Его человеколюбие к нам грешным, за Его великую любовь к нам. Ведь радуга – это напоминание нам о Его любви и о нашей будущей райской жизни, при условии хранения себя в чистоте и соединении с Богом.

Даниил Андреев

Теги

Теги: 

Опубликовано: Wed, 07/04/2021 - 09:59

Статистика

Всего просмотров 1,322

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle