За «Рождественскую ёлку» — в тюрьму

Опыт преподавания Закона Божия в условиях безбожных гонений.

Просветительская церковная работа с детьми до революции переплеталась с государственным просвещением. В школе наряду с другими предметами преподавался Закон Божий. Немалая доля новомучеников преподавала этот предмет по селам и городам. Сам патриарх-исповедник Тихон видел в этом факте весомую возможностью для духовного воспитания маленьких христиан.

В революционные дни этому вопросу большое значение уделил Священный Собор 1917-1918 гг. Уже прославлено около 50 святых бывших тогда на Соборе. Все они непосредственно участвовали в обсуждении вопроса передачи живого опыта веры и православной жизни детям. Через несколько дней после октябрьского переворота Поместный Собор издал постановление «О правовом положении Православной Российской Церкви» от 2 декабря 1917 г. В нем, между прочим, выражалось убеждение, что во всех школах «воспитание православных детей должно соответствовать духу Православной Церкви», а преподавание Закона Божия для православных учащихся низших, средних и высших учебных заведений происходит за счет казны (ст. 19 определения). Таким образом, Церковь подчеркнула важность преподавания Закона Божия на всех ступенях образования.

Атеистическая власть, уже раскрывшая к тому времени свою личину, по мысли историков, в ответ на это заявление Собора издала известный декрет «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» от 20 января 1918 г. Декрет последовательно отвергал все пункты постановления Собора.

Весь старый строй обучения религии в школах рухнул. Нарушая декрет, по настоянию родителей и педагогических советов, еще по местам продолжалось преподавания Закона Божия в школах, но с каждым днем делать это становилось все сложнее. Через полгода после декрета, 10 августа 1918 года, на Священном Соборе докладчик Отдела по преподаванию Закона Божия заявил: «Преподавание Закона Божия по декрету...не допускается. Священный Собор в свое время протестовал против означенного распоряжения. На Собор после того стали поступать сообщения о протестах на местах: эти сообщения получены Собором из всех мест государства и говорят о твердом желании народа оставить преподавание Закона Божия в стенах учебных заведений как начального типа, так и средних… благодаря поддержке родительских организаций и педагогических советов, преподавание Закона Божия в школах фактически, за немногими исключениями, и до сих пор всюду продолжается». Однако ситуация неуклонно менялась не в пользу христианского воспитания в школе.

Учитывая «дух времени», представители Собора уже понимали, что необходимо разрабатывать систему внешкольного духовного образования детей. То, что Закон Божий преподавался в школе, было до революции хорошо, но не следует забывать статистику посещающих учебные заведения, приведенную на Поместном Соборе: 4 человека на 100 человек населения. В одной из епархий били опрошены дети и оказалось, что половина из них вообще не учатся в школе, а учащиеся страдают невежеством в делах веры.

Как ни странно, на Соборе были дебаты о возрасте обучения закону Божию. Думается, следует привести возражение одного из делегатов от мирян родом из Херсонской губернии, генерала Л.К. Артамонова: «Утверждение, что Закон Божий необязателен в детском возрасте и может быть преподаваем только в зрелом возрасте, есть замаскированное желание ослепить духовно будущее наше поколение, и притом как можно раньше… все религии признают обязательность обучения детей истинам веры на своем материнском языке. Закон Божий на Руси с древнейших времен был обязателен для православных русских людей. Стоит лишь прочитать «Домострой», чтобы в этом убедиться. В нашей Святой Руси считалось для верующего и церковного человека постыдным не знать Священного Писания и псалмов. В старину не знающим и не желающим научиться Закону Божию грозило даже суровое наказание. Я считаю обязательным обучение наших детей истинам нашей православной веры, и это — первое постановление, которое Собор должен огласить пред всей нашей Церковью. Родители должны добросовестно исполнить это требование Собора пред страхом отлучения от Церкви, если они не будут учить своих детей или не примут мер для их научения законоучителями».

Почти год на Соборе развивалась мысли о внешкольном и внебогослужебном обучении детей вере. Становилось все яснее, что центром религиозного воспитания и просвещения детей должны стать храм и семья. И, пока это было возможно, необходимо было действовать и находить подходящие формы, что и случилось уже летом 1918 года, когда был принят доклад о внешкольном, внебогослужебном обучении народа вере.

18 января 1918 г. в Священный Собор поступило заявление священника Аполлинария Рождественского, предложившего в качестве внешкольного церковного образования древнюю форму – катехизаторские и огласительные беседы с детьми и взрослыми в храме. Это могло бы заложить мировоззрение на всю жизнь. При этом он сослался на успешный опыт петроградских священников, которые устраивали при церквях особые детские организации: дети собирались два раза в неделю в храме по вечерам, пели, участвовали в богослужении, слушали беседы и задавали вопросы.

Следует заметить, что уже после Собора многие пастыри озаботились  возможностью испробовать на практике такую работу.

Священномученик Пётр Зверев в монастыре ввел преподавание Закона Божия детям. Священник Евлампий Своеземцев, друг сщмч. Кирилла (Казанского) и сщисп. Афанасия (Сахарова) был арестован 27 ноября 1922 и обвинен в «преподавании Закона Божиего несовершеннолетним», а в другой раз, в 1927 году, между прочим, о.Евлампию вменялась в вину организация детской «Рождественской елки».

К слову сказать, деятельность братьев Егоровых, которая приводилась на Соборе в качестве примера, имела свой успех и после революции. Александро-Невское братство во главе со сщмч. Львом (Егоровым) одной из своих приоритетных задач сделало церковную работу с детьми. Братчики делали все возможное, чтобы после запрещения изучения Закона Божия в школах, в народе не угас огонь веры. По благословению митрополита Вениамина, лаврские иноки и миряне из братства вели 69 детских кружков, в которых изучался Закон Божий. Много внимания уделялось катехизации детей – их учили церковному пению, церковнославянскому языку.

Священномученик Михаил (Люберцев) был арестован 19 марта 1931 года. Его обвиняли в  организации нелегального монастыря, а также  в том, что он  со своими сообщниками организовал кружки для школьников по изучению Закона Божия, и создал сестричества, в среде которых широко распространялась богословская литература.

В это время уже набирал свою силу молодежный Христианский студенческий кружок, как средство проповеди Евангелия в атеистические времена, куда входила и православная молодежь, и будущие новомученики. Это была, по существу, целая серия связанных между собою кружков, союзов, они  существовали во многих городах СССР. Эти дети, юноши и девушки, до конца дней своих пронесли духовную связь между собою и в условиях советской власти передавали огонь веры новым поколениям.

Идея воспитания и образования в духе веры в Церкви жива во все времена. Опыт новомучеников уникален, так как  дело образования было для них делом первостепенной важности. Гонения и ужас репрессий не могли погасить огонь веры и просвещения. Для возрождения в наше время катехизаторской и просветительской работы нам просто необходим опыт наших братьев по вере, необходимо  горение духа  и ревность о Слове Божием. Евангелизация, или передача веры в Воскресшего Господа, призвана встать в основе современной Церковной жизни. Наш Господь – Учитель, и нам необходимо Ему подражать во все времена.

Иерей Андрей Гавриленко
 

Опубликовано: Mon, 04/01/2021 - 12:41

Статистика

Всего просмотров 3,575

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle