Языки

  • Русский
  • Українська

Мы растем, пока в нас верят

Содержимое

На примере жития прп. Иоанна Кассиана Римлянина.

прп. Иоанн кассиан Римлянин. Икона Максима Шешукова

Доверие Богу и доверие Церкви. Святые любили Бога и даже в страданиях доверялись Ему, верили, что всё переносимое ими важно для преображения их души.

Личный подвиг ради преображения души давал им возможность получить собственный духовный опыт, позволял не только читать о духовном мире, но и ощущать его. Личный духовный опыт святых подтверждал Предание, а Предание подтверждало их опыт. Подлинное богообщение всегда подтверждается Преданием, так как оно известно благодаря апостолам, передававшим эту традицию. А в Таинствах Сам Бог передавал Себя, и так люди Его постигали.

Светлый и радостный взгляд на мир как на место особого присутствия Бога. Мир исцеляем Богом и нужен Богу. Человек не кость, чтобы Бог его бросил собакам. Душа одного человека имеет для Христа ту же ценность, что и все души вместе.

Эта светоносность мира, которую ощущают праведники, существует, так как Дух Святой изливает себя на всё творение.

Иерей исповедник Анатолий Журавский (письмо из лагеря о 9.11.1935): «Бог укрепляет меня не восторгами чрезвычайных посещений… а тихим светом излучающимся через неожиданно утончившуюся и ставшую прозрачной оболочку всего окружающего».

Благодать приходит в душу, которая исстрадалась. Один человек, измученный врагом, говорил, что видит благодатный свет на всём творении.

Благодати предшествует смирение.

Многие творения говорят о широчайшей эрудиции и глубочайшей образованности многих отцов. Святые не боятся мира, но стараются быть собой в этом мире. Быть христианами. Они радостно ищут отблески фаворского света в неправославной мысли. Они берут в неправославной мысли то, что уже есть в православии, но ещё не было выражено такими красивыми словами.

Жизнь Иоанна Кассиана Римлянина

Человеку, идущему ко Христу, очень важно, чтобы его путеводителями были те, кто весь путь прошел до конца. Слишком много трудного и сложного встаёт перед человеком, когда он набирается опыта. Как правильно бороться с грехом? Что делать, если отчаяние толкает нас к самоубийству? Как быть, если мир кажется нам слишком чёрным, а Бог слишком далёким? На эти и многие другие подобные вопросы ответить может только тот, кто опытно знает, о чём говорит, опытно знает духовную борьбу, которая разгорается у человека уже не в начале, а в середине его духовного пути. Ответы на такие вопросы мы можем найти у живых свидетелей духовной борьбы или у отцов. Один из таких отцов – преподобный Иоанн Кассиан Римлянин.

Святой Иоанн Кассиан Римлянин, ученик святого Иоанна Златоуста, много лет путешествовал по египетской пустыни, которая в то время была густо населена множеством святых старцев-монахов. Иоанн Кассиан жил с ними, слушал их наставления, которые все были практикой христианской жизни и деятельно обретённым богообщением. У этих святых подвижников Иоанн Кассиан и узнал, как молитву исполнить Богом, а также многое о правильной духовной жизни. Позднее святой Иоанн стал учеником святого Иоанна Златоуста. После ссылки Златоуста Кассиан уехал на запад, куда принёс восточную монашескую традицию.

Творения Кассиана ставят человека перед фактом реальности духовной борьбы, тем фактом, который слишком мало известен людям и совсем не известен тем, кто не борется за свою настоящесть, а пришел решать в храме свои проблемы. И хотя Господь помогает каждому, но Церковь всё же существует не для того, чтобы люди через Неё обретали максимально комфортную жизнь на земле, но само Небо – в сердце и в Небесном Иерусалиме.

По мере своего духовного роста человек обращает на себя всё большее внимание врага рода человеческого, и борьба становится всё более напряженной. Быть христианином в часы этой борьбы очень трудно.
Духовная жизнь вообще всегда идёт в такой последовательности: вначале – радость встречи со Христом, когда тебя словно на руках носят. Как говорит об этом периоде Старец Паисий Афонский: «Господь даёт нам конфету, чтобы мы знали, какая хорошая наверху кондитерская». Но потом Творец делает не явным Своё присутствие, и человеку приходится рождать из себя духовную жизнь. Дело в том, что воспринятая человеком благодать ещё внешняя по отношению к нему, так как он не победил страсти. Следует начать с ними борьбу. Человеку в этот период кажется, что он Богом оставлен, но это не так: Христос позволяет нам проявить нашу веру и любовь к Нему.

Одна монахиня рассказывала, что до пострига пламенела верой, а после пострига вера ушла из сердца, и ей приходилось каждую секунду бороться за то, чтобы хоть в голове сохранить веру. За этот многолетний труд она была награждена многими дарами, когда, наконец, Господь отогнал врага, вкладывающего в её душу неверие.

Так и святой Иоанн Кронштадтский писал: если в математике мы один раз узнали таблицу умножения и помним её всю жизнь, то в вере мы должны каждый день много раз пробиваться к Богу молитвой, усердием, подвигами, чтобы жить в чувстве Его присутствия. Ведь вера, по мысли святого Феофилакта Болгарского, есть живущий в христианине Христос. И насколько мы стяжали Бога, настолько и ощущаем Его реальность.

Как бы ни тяжело в это время жить по Евангелию, радость от встречи со Христом поможет забыть труды и скорби.

В духовной жизни в этот период человеку кажется, что он топчется на месте, но борьба с грехом и есть духовное делание, и она должна продолжаться до победы. Опыт святой Марии Египетской, много лет мучившейся от страстей в пустыне, но не оставлявшей борьбу, есть опыт каждого человека, глубоко живущего верой. Через этот мрак должен пройти каждый, кто хочет быть христианином. Но по мере борьбы будет расти благодать, а человек начнет обретать зрячую веру опыта, хотя до самого конца жизни ощущение моментов богооставленности не покинет его. Святой Григорий Богослов испытывал их даже в старости. Причины этого предельно ясно изъясняет святой Иоанн Кассиан Римлянин.

Христианин – это тот, у кого жизнь Церкви и Христа становится его личной жизнью. Церковь неотделима от жизни во Христе. Как у моря есть поверхность, где бывают бури, плавает мусор и водоросли, так и у Церкви есть видимая Её сторона. Это архитектура, отношения между священниками, епископами, людьми и т. п. А на глубине – личная встреча со Христом, которая соединяет человека со всем человечеством. Но чтобы дойти до этой глубины, нужен личный подвиг самоотречения и жизни для других. Чтобы встретить Христа, нужно умереть для греха и ступить на путь служения. Тогда мы постепенно станем открывать для себя мир как красоту и радость Господню, как место Его особого присутствия, и даже на факт гонений на всех людей Неба мы станем смотреть как на трагедию гонителей, но не гонимых, ведь гонят лишь тех, кто учится обретать Духа.

Гонения на людей Неба

Иоанн Кассиан пережил гонения на своего любимого учителя Иоанна Златоуста. Ему, видевшему причинённую праведнику боль, важно было осмыслить для себя, отчего такие ситуации вообще возможны в Православной Церкви и в храмах.

Святой Макарий Великий говорит: «Где Дух Святый, там, как тень, следует гонение…» Причём, по мысли святого Тихона Задонского, «христианин больше всего от своих страдает». Происходит это потому, что даже в Церкви люди часто бывают очень далеки от евангельского, светлого и святоотеческого христианства, что всякий человек, созидающий себя в Духе, какое бы он служение перед Богом ни нёс: постригает ли он газоны в храме или моет там полы, учит людей, проповедует, работает в церковном журнале или что ещё – в результате часто изгоняется со своего места, теряет эту работу и переходит куда-то ещё.

Иосиф Бродский так говорит об этом явлении: «Человек, решивший создать свой собственный независимый мир внутри себя, рано или поздно становится в своём обществе инородным телом, а затем и объектом давления физических законов сжатия и вытеснения».

Так становится ясно, почему были изгнаны из Константинополя Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, почему настоятель Нифонт обижал Серафима Саровского, отчего Симеон Новый Богослов умер в изгнании, Иустин Сербский был лишен права издавать церковную газету, Нектарий Эгинский всю жизнь страдал от клеветы завистников, оптинских старцев обвиняли в колдовстве, сомневались в духовности Иоанна Кронштадтского, вынуждали уйти из собственной обители Савву Освященного и т. д.

Их гонители – всегда внешние христиане, не выносящие присутствия Духа в своих современниках, но нередко занимающие административные (пусть даже мелкие) посты, которые позволяют осуществлять гонения.

И, конечно, святые и праведники и в другом месте будут светить, писать, утешать, вдохновлять, потому что Господь допускает гонения на людей Неба, чтобы те растили небесное по миру. Так считали афонские старцы, когда Софрония Сахарова, ученика святого Силуана Афонского, не понимавшая его и завидующая его уму и талантам часть монахов вынудила покинуть Афон. Слова старцев, конечно же, исполнились, и авва Софроний создал свой монастырь в Англии, став поистине всемирным духовником, которого как святого почитают такие современные афонские старцы, как Эмилиан Вафидис, Захария Эссекский или Ефрем Ватопедский.

И так каждый раз, к какому бы периоду истории Церкви и мира мы ни обратимся, то увидим, что настоящее и отмеченное Небом всегда чужеродно в мире ложных человеческих отношений.

Об умниках

Святым отцам приходилось защищать веру и красоту не только от формалистов, но и от тех гордых людей, которых в евангельские времена называли саддукеями, а теперь именуют умниками.
Святые и великие писатели, такие как Честертон, никогда не ограничивались перечислением недостатков, но являли красоту Христа и всего, чего в мире касается Дух, чтобы людям радостно было тянуться к свету.

А умники во все века предпочитали брюзжать, что вселенная слишком плохо скроена для их пессимистического восприятия, и готовы были подвергнуть сомнению любую современную и древнюю красоту, лишь бы только мир не заметил их собственного безобразия.
Умник любит рассуждать на духовные и высокие темы, но он, что бы ни прочёл, далеко отстоит от понимания сути и подлинности, потому что всё Господне постигается не чтением и не гордостью, а жертвенной жизнью для других и умножением в себе Святого Духа.
Умник готов насмешливо сомневаться в чудесах и светоносной жизни святых, но поступает так по зависти: ведь это не он властен творить чудеса и не его лицо сияет небесным светом. Потому-то умник стремится поставить под сомнение всё доброе, великое, красивое и священное – ведь всё это ставит под сомнение самого́ умника и делает все его заслуги, регалии, дипломы и гордоумие несущественными.

Он боится того, что свет есть отрицание его гордости, а потому яростно нападает на каждого из несущих свет.

Если формалисты в Церкви никак не возьмут в толк, для чего христианам творчество и культура, то умники так же не понимают, для чего нужны благодать, старцы и святые. Нападки и формалистов, и умников, конечно, возникают от зависти к тому, чего они не имеют, а путь христианина всегда лежит в стороне и от тех и от других, потому что Бог и всё, что Его, познаётся только Духом Святым. И потому те немногие, кто следует за святыми отцами в понимании мира, понимают драгоценность и преображённых подвижников, и нашего назначения – умножать вокруг красоту.

Об обретении Бога

Слишком часто люди задаются вопросом: «Я хожу в храм 5, 10, 15 лет и не имею никакого опыта Бога, из года в год я выполняю все правила, но душа моя по отношению к познанию Творца всё на том же месте, что и в начале пути. Отчего так?»

И эта печаль постигает всех, кто хотел бы войти в божественное одной только храмовой жизнью, в то время как обрести Бога можно лишь сочетанием причащения и деятельной практической доброты.

Дивная наука египетских старцев

Иоанн Кассиан многому научился у своих египетских преподобных учителей. Так, он увидел, что нам важно быть для доверившихся нам теми, кто поможет другим раскрыться в свете, раскрыть задуманную о них Господом красоту.

Только люди извращённого восприятия и те, кто тиранит других, стараются внушать окружающим мысли об их ничтожестве. Бог и все Его слуги, напротив, тратят много сил, чтобы каждый из нас возвысился над опытом боли и почувствовал себя человеком.

И одно из свойств настоящего священника, друга, любящего – помочь человеку в росте всего того доброго и высокого, что Господь сполна вложил в него, но чему не позволяли раскрыться трудные обстоятельства жизни и тиранство обидчиков, внушавшим другому, что он – ничтожество. Любящий помогает любимому встать во весь рост задуманной о нём Господом красоты.

Много столетий назад Господь сказал, что человеку нехорошо быть одному. И с тех пор человек ищет человека, который глубоко воспримет его жизнь, станет его другом и помощником. Встреча с таким человеком – это всегда встреча на вечность, потому что союз любви не может быть прерван смертью. У Иоанна Кассиана Римлянина есть высказывание, что подлинная дружба может возникнуть и сохраниться только во сходстве интереса к добродетели, в едином понимании и постижении общего пути к свету. Подлинное совпадение – это совпадение сердца, и оно не часто встречается в нашем мире, где люди привыкли больше говорить, чем слушать. Поэтому в Ветхом Завете читаем, что кто нашел друга – нашел сокровище. В каждом и нас слишком много, и наших близких.

Гёте писал: «Обращаясь с ближними так, как они того заслуживают, мы делаем их только хуже. Обращаясь же с ними так, будто они лучше того, что представляют собой в действительности, мы заставляем их становиться лучше».

Об этом законе бытия говорил когда-то и святой Исаак Сирин, отмечая, что человеку мы должны оказывать честь выше меры его. И этим приведем каждого к добродетели. Это не означает лесть, но веру в то, что человек задуман необыкновенно прекрасным. Это вера в добро человека, в его способность быть хорошим и светлым. Когда кто-то проявляет такую веру в отношении нас, то мы откликаемся ростом души к добру. Нам важно, чтобы в нас верили так, как это делают по отношению к людям Бог и небесные люди. Гениально это показано в сказке «Красавица и чудовище»: она полюбила монстра – и тот превратился в принца...

Артем Перлик

Опубликовано: вт, 10/04/2018 - 15:17

Статистика просмотров

За час: 1
За сутки: 4
За неделю: 24
За месяц: 283
За год: 283
За все время: 283

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle