Завтра не наступит никогда

Содержимое

В прошлом году Мария Николаевна отметила юбилей, ей исполнилось пятьдесят. Несмотря на немолодой возраст, она была женщиной миниатюрной, чем откровенно гордилась, ведь большинство ровесниц выглядело иначе. Мария тщательно следила за фигурой, старалась больше двигаться и не переедать.

Отправляясь на ежедневный променад, она бродила по улицам, рассматривала манящие витрины и, вспоминая былые времена, сокрушалась до слез. Ей хотелось, как раньше, пронестись вихрем по прилавкам, складывая в корзину всё, что понравилось. Теперь об этом приходилось только мечтать! Прежняя беззаботная жизнь казалась сказочным сном…

В профессии Мария Николаевна не состоялась, похоронив диплом инженера в дальнем ящике бельевого комода. Многочасовые хождения по магазинам не оставляли шансов для иной деятельности, и Марию это устраивало.

Еще в середине девяностых ее муж открыл собственное дело, которое стало приносить прибыль. С ростом финансовых возможностей появились новые потребности. Автомобиль отечественного производства сменил японский внедорожник с кожаным салоном и бортовым компьютером, а в пятикомнатной «хрущевке», где проживала семья, случился евроремонт. На помойку отправилась старая мебель, ее место заняли манерные гарнитуры в стиле «ампир», зеркальные шкафы и итальянская кухня из массива дуба.

Достаток позволял супругам поставить на ноги не одного ребенка, но такие мысли в голову им не приходили. Хотелось пожить для себя, да и на воспитание сына Виталика требовалось все больше затрат: получая платное образование в университете, молодой человек проводил зимние каникулы в Швейцарии, а лето – на побережье Средиземноморья.

Долгие годы жизнь Марии Николаевны была нескончаемым праздником. Женщина посещала салоны красоты, к каждому сезону обновляла гардероб в соответствии с тенденциями моды и не менее трех раз в году выезжала на отдых за рубеж.

Но однажды все рухнуло: фирма супруга разорилась, и наступила черная полоса.

Воскресные походы по ресторанам сменили домашние обеды, а вместо отборных продуктов на столе появились дешевые и простые, что являлось лишь одной стороной суровой реальности. С затруднительным материальным положением исчезло и былое окружение: давние друзья-приятели растаяли, словно дым, вместе с разговорами об увлекательных путешествиях по солнечным курортам…

Пытаясь чем-то заполнить образовавшуюся пустоту, Мария погружалась в просмотр телевизионных передач.

Тихим вечером она по обыкновению устроилась в мягком кресле перед широким плазменным экраном, но на мобильник вдруг поступил звонок с неизвестного номера:

– Здравствуйте! С вашим сыном случилась беда. Он поскользнулся, сломал ногу и госпитализирован в клинику…

Все дальнейшие действия Мария Николаевна осуществляла «на автопилоте» и уже через сорок минут оказалась в послеоперационной палате, где лежал сын. Увидав бледного, беспомощного Виталика, из ноги которого торчали спицы Илизарова, несчастная мать разрыдалась…

Перелом голени осложнился воспалением тканей, у Виталия поднялась температура. Днем и ночью Мария дежурила у его постели, а на четвертые сутки, совсем обессилев, решила поехать домой, вызвала такси и спустилась во двор.

У выхода из больничного корпуса к ней подошел хромой мужичок в грязных лохмотьях и жалобно произнес:

– Помогите, чем можете, ради Христа!

Прежде Мария Николаевна милостыню не подавала, брезгливо обходя нищих стороной, но теперь ее рука вдруг потянулась за кошельком. В кожаном портмоне оказались крупные купюры, и Мария протянула бедняге тысячу рублей. Мужчина упал на колени:

– Спасительница светлая! Да я на эти деньги неделю кушать буду…

– Ну, что вы! Вставайте с земли, а то простудитесь, – в растерянности произнесла Мария и вручила страдальцу, по щекам которого градом катились слезы, еще несколько купюр.

Очутившись дома, Мария Николаевна долго не могла уснуть, размышляя о том, как всего лишь на тысячу рублей можно питаться целую неделю?

Утром за завтраком она по привычке зашла в интернет, чтобы ознакомиться с курсом валют. На глаза случайно попалась статья о деятельности одного благотворительного фонда, где рассказывалось о судьбах людей, лишившихся крова и средств к существованию.

До сих пор, проживая счастливую жизнь в созданном уютном мирке, Мария не задумывалась о другой стороне человеческого бытия, наполненного горем и отчаянием. Лишь теперь, соприкоснувшись с бедой, ее сердце дрогнуло: «А ведь я могу пожертвовать обездоленным некоторую сумму. Конечно, всех не спасешь, но если хоть кому-то это принесет облегчение, будет неплохо», – рассудила Мария, решив в ближайшие дни перечислить на счет фонда деньги. Правда, выполнить это ей не удалось.

Следующую неделю она провела в больнице у Виталия. В состоянии юноши наметились улучшения, вскоре его выписали домой.

Тем временем супруг Марии Николаевны сумел наладить новый бизнес, и жизнь семьи вернулась в прежнее русло.

Отправляясь на ежедневный променад, Мария без устали носилась по магазинам, сметая с прилавков все подряд и, ощущая себя счастливой в созданном уютном мирке, не хотела думать о другой стороне человеческого бытия.

Изредка вспоминая о благих намерениях отправить денежный перевод в помощь нуждающимся, мысленно она повторяла: «Не сегодня! Как-нибудь в другой раз… Может быть, я подумаю об этом завтра».

Наталия Рогозина

Теги

Теги: 

Опубликовано: сб, 11/03/2017 - 18:39

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 1
За последние 30 дней: 0
Всего просмотров: 867

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle