Протоиерей Алексий Уминский: «Любовь надо поддерживать, как огонь»

Содержимое

Православие.Fm

Первый раз я увидела отца Алексия Уминского в Вашингтоне, куда он приехал готовить материал о православии в Америке (для «Православной энциклопедии»). Прихожанам Свято-Николаевского собора он запомнился эрудированным, отзывчивым, интеллигентным, с чувством юмора.

Через несколько лет появилась возможность сделать интервью с известным священником в Москве. Его мнение о школе, проблемах подростков, семейных трудностях интересно – батюшка сам много лет работал в школе учителем французского языка.

 

 

 

 

 

Протоиерей Алексий Уминский (род. в Москве 3 июня 1960 г.) – настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах, член редакционного совета журнала «Альфа и Омега». Ведущий телепередачи «Православная энциклопедия». Удостоен ордена преподобного Серафима Саровского III степени. Выпускник факультета романо-германских языков МОПИ им. Крупской.

– С 2012 года среди школьных предметов существуют «Основы православной культуры». Как Вы считаете, можно ли уже говорить о результатах?

– Можно, конечно, прошло достаточно времени. Тем более что экспериментально ОПК ввели в 19 регионах России еще в 2010 году. Пробные площадки дали хороший результат: дисциплина востребованная, не вызывает отторжения у детей и родителей, не конфликтная, не разделяет класс по конфессиональным признакам, как некоторые думали и опасались ранее. И вот, ОПК – обязательный предмет. Пока преподается только четвероклассникам, но есть большие планы расширить курс и сделать его для всех классов. И это было бы логичным, естественным продолжением.

Как пройдет апробация – время покажет. Важно понять, каким содержанием наполнить предмет, как им заинтересовать школьников, особенно старшеклассников. Встает кадровый вопрос – кто будет преподавать? – который касается в первую очередь небольших городов. Нередко там ОПК ведет малоподготовленный учитель, а порой и слабо разбирающийся в теме и имеющий отдаленное отношение к православной культуре.

– Школа – место, где дети получают не только знания по предметам, но и ищут ответы, что такое хорошо и что такое плохо. Нередко сегодня школа становится центром скандалов: одного учителя обвинили в педофилии, другую преподавательницу – в связи с учеником…

– Десять лет работал педагогом в общеобразовательной школе – такого не было. Позже преподавал в православной гимназии – тем более немыслимо было столкнуться с такими явлениями.

История романтических отношений «ученица-педагог» были и в советское время. Но это носило чаще романтический характер. Бывали случаи сексуальных домогательств, но это не носило массовый характер.

Причина сегодняшних происшествий в том, что мы живем во время свободных отношений, интимные связи между взрослым и подростком не считаются чем-то сверхъестественным, не вызывают должного отторжения в обществе. Это связано с сексуальной разнузданностью, вседозволенностью, нравственные ориентиры в обществе стремительно падают.

Эксплуатация взрослым неокрепшего и где-то еще наивного подростка, манипулирование ребенком со стороны учителя – преступно. Такие вещи должны пресекаться и строго наказываться, причем открыто – замалчивание не годится.

– Среди современных школьников-подростков популярны игры вроде «Беги или умри» – чем вызвана такая тяга к экстремальности?

– Несколько факторов толкают ребят на это. Подростковый экстремизм, который существовал всегда – в этом возрасте нет тормозов. В любое время брали «на слабо». А слабо прыгнуть с дерева, прокатиться на подножке трамвая? Это способ доказать себе и другим смелость, бесшабашность, а также самоутвердиться, убедить ровесников, что чего-то стоишь.

Тем не менее, явление не носило такой массовый характер, как сейчас – не было соцсетей, интернета, чтобы тиражировать свои «подвиги» и заражать ими других.

Другой фактор – современный ребенок инфантилен, поэтому безответствен, не думает о последствиях.

«Если бы подросток чувствовал поддержку семьи, он свою силу показывал бы другим способом»

Не стоит забывать и о семье. Если подросток чувствовал бы поддержку дома, он свое достоинство, силу показывал бы другим способом.

И конечно, это и попытка привлечь к себе внимание близких, друзей, докричаться до них. Не хватает общения и тепла взрослых – ребенок будет действовать через такие игры.

– Семья – тыл для ребенка, а что делать, если взрослые не могут жить в мире, постоянно конфликтуют: всегда ли правильно сохранять семью ради детей, или бывают случаи, когда лучше развестись?

– Каждая семья – отдельное дело, у каждой из них свои кризисы, причины разлада, одним словом – своя история болезни. И в каждом случае надо разбираться, речь идет о конкретных людях. Неправильно и безответственно говорить: «да, надо обязательно сохранять семью, чего бы это ни стоило» или «нет, лучше развестись». Такие решения не должны приниматься спонтанно, невозможно найти один рецепт или ответ на все случаи.

– А если больше нет любви, и дети видят фальшь?

– В большинстве своем браки рушатся не по серьезным причинам (прелюбодеяние, алкоголизм), а по бытовым. Подчас просто от того, что людям скучно друг с другом. Потому что они или изначально не были близкими, или не сумели сохранить любовь. Разводящиеся часто успокаивают себя: «Никто не виноват, просто не сошлись характерами, не подходим друг другу». Но когда исчезает любовь – люди ответственны за это. Ведь сама по себе она не умирает. Просто ее не берегут, а любовь надо поддерживать, как огонь, в который кладут дрова, чтобы он не потух.

– Семейные неурядицы, невнимание к детям нередко вызваны материальными проблемами. И улучшений пока не предвидится. Что могут приходы: протестовать, например, против возможной потери ОМС у неработающих?

– Приходская жизнь не для социальных протестов, но предполагает поддержку и помощь нуждающимся.

В «настоящих» приходах знают своих верующих, знают о трудностях и лишениях того или иного человека.

Если человек в тяжелом материальном положении, он найдет поддержку в своей церковной семье. Есть приходы, где есть даже касса взаимопомощи.

– Знаю, что Ваш приход дружный и отзывчивый, хотя нет службы социальной помощи.

– Cоциальная работа, помощь – это в собесе, а в Церкви – дела милосердия. Когда наступает зима, бездомным мы помогаем всем приходом. Проводим сбор средств, одежды, благотворительные ярмарки, в которых участвуют все наши прихожане.

Раз в месяц у нас совершается Божественная литургия для детей, больных раком. Наши прихожане привозят этих ребят в храм на богослужение, кормят их, потом увозят обратно. Жизнь прихода, как и Литургия, – это общее дело

– В конце разговора не удержусь и спрошу Ваше мнение о фильме Учителя «Матильда» – слишком много споров он вызывает.

– Непонятно, какое мнение может быть о фильме, которого еще нет? Из разряда: «»Доктора Живаго» не читал, но заявляю»? Что можно обсуждать, о чем идут споры – премьера будет только в октябре! Лишний раз создается реклама, поднимается шум, привлекается интерес.

Я могу судить по трейлеру, его я видел – и мне не понравилось. Не смотрю низкопробное кино.

Александра Грипас

Православие.Fm

Опубликовано: чт, 09/03/2017 - 07:12

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 30 дней: 2
Всего просмотров: 264

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle