Женщины, которые поют, или Воспитание клиросом

Содержимое

В третью Неделю после Пасхи в Православной Церкви празднуется день святых Жен-Мироносиц (в этом году 30 апреля). Накануне праздника редакция Кафедрального листка предложила ответить на вопросы о церковном пении женщинам, которые несут послушание на клиросе в Андрее-Владимирском храме при Воскресенском кафедральном соборе УПЦ. Предлагаем вашему вниманию беседу с регентом хора Еленой Савчук и уставщиком Ольгой Старшевской.

– Какова, по Вашему мнению, роль женщины в Церкви, в том числе на клиросе?

ЕЛЕНА: Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть на лучших представительниц женского рода в церковной истории. Наивысшей, совершеннейшей вершиной для каждой из нас может служить пример Богородицы Девы – Царицы Неба и земли. Её жизнь, с одной стороны, – недостижимый идеал, а с другой, – пример всем нам, на кого равняться и по какому лекалу выправлять свою жизнь.
Прежде всего, она Мать, посвятившая себя служению Божественному Сыну. Ходатаица за род человеческий. Устроительница монашеских обителей и заботливая Игуменья. Гора Афон – единственное место в мире, куда запрещено ступать земной женщине.

ОЛЬГА: В Послании к Галатам (3:28) сказано: «…Нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе». У каждого из нас своё служение. Есть священническое служение – доступное только мужчинам, и никто в здравом уме и твёрдой памяти не будет оспаривать это право. Есть материнское служение – наивысшее женское служение, недоступное мужчинам.

Наш регент Елена прежде всего – мама. Мать троих замечательных сыновей. Её материнское начало доминирует и на клиросе. Она умеет расположить к себе человека, утешить его и дать дельный совет, когда он в этом нуждается.

ЕЛЕНА: У нас на клиросе поют и дочь священника (Ангелина Степанова), жена священника (Лариса Кошуба, мать троих детей), жена дьякона Павла (Мария Филипович), жёны пономарей, и невесты. Все они находятся в разном статусе, но объединены одним – радостью участия в богослужении.

Многие женщины занимаются просветительской работой в Церкви – ведут воскресные школы, благотворительную деятельность, украшают храмы, обшивают, стирают священническое облачение, готовят еду, пишут иконы. В нашем храме староста – тоже женщина (Лидия Палатная). Проще сказать, чем не занимаются женщины в храме.

– Не все знают об обязанностях на клиросе. Расскажите, пожалуйста, кто такой уставщик в храме и в чем состоит ваша задача?

ОЛЬГА: Обязанности уставщика заключаются в наблюдении за чином церковных служб, дабы таковые совершались в соответствии с Церковным Уставом. Уставщик следит за чтецами на клиросе, чтобы не было ошибок, чтобы все звучало благоговейно и отчетливо. Как уставщик, я заблаговременно приготавливаю кафизмы, тропари, кондаки и другие чтения дня. Еще в мои обязанности входит согласование богослужебных нюансов и других уставных моментов со священноначалием. Во время самой службы не должны возникать заминки и ошибки.

– Какими знаниями необходимо обладать уставщику?

ОЛЬГА: Нужно хорошо разбираться в Церковном Уставе. Нужно также хорошо знать церковнославянский язык и быть немного психологом. Ну, и, конечно, многие знания приходят уже с опытом.

– Где Вы научились этому делу?

ОЛЬГА: Я окончила дневное отделение Черниговского духовного училища и получила образование регента-псаломщика. Оно как раз подразумевает, кроме всего прочего, и знание Церковного Устава.

– Служение уставщика, в отличие от регента, не имеет творческого начала, а только механическое, точное следование схемам богослужения. Можно ли так сказать, что уставщик – это мозг хора, а регент его душа?

ОЛЬГА: Обязанность уставщика распространяется немного дальше хора. Уставщик – как церемониймейстер на клиросе: он знает, когда и что петь, когда и что читать, когда помолчать, когда стать на колени и многое другое. Благо в том, что Елена – регент опытный и знает ход службы, и моя задача слегка облегчена. Многие моменты по ходу службы уставщик согласовывает с алтарём. Скорее, мы с регентом – два крыла.

– Существует извечный спор о том, какая музыка должна звучать храме. Кто‑то говорит, что надо петь «просто и молитвенно», а некоторым на душу больше ложатся «концертные» варианты произведений. Есть даже признания в ненависти к партесу (стиль многоголосного церковного пения). Где грань?

– Ключевое слово в вашем вопросе – «ненависть». Она априори не должна присутствовать в каких‑либо спорах христиан, а тем более в дискуссии подобного рода.

Преподобный Лаврентий Черниговский с 14 лет управлял хором. Он писал партесные произведения, которые исполнялись при его жизни на богослужении и достались нам в наследство.

Если композитор свой творческий дар использует, чтобы прославить величие Создателя, а не себя в богослужебном тексте, то это всегда чувствуется. К тому же можно спеть и простые молитвенные произведения кичливо и вычурно, а можно исполнить концертное произведение так, что «душа улетит в горняя».

Прекрасен знаменный распев – он собирает мысли и чувства и как бы «вгоняет» в молитву, но нужно обладать высоким исполнительским мастерством, чтобы удержать это молитвенное состояние у молящихся, потому что если появляется хотя бы малейшая фальшь, то такое исполнение выдержать невозможно. Знаю по опыту – мои друзья долго признавали исключительность знаменного пения. И это открытие я сделала, будучи на Литургии в храме, где они служат.

Когда не обращаешь внимания на внутреннего человека, энергия перенаправляется на внешние раздражители. Для кого‑то иконы должны быть писаны исключительно в каноне, для других иконостасы должны быть только из дерева, без всяких завитушек и золота, а кто‑то страстно ненавидит партес….

На мой взгляд, всё, что одобрено нашей Святой Церковью, можно со спокойной душой петь, главное – не потерять душевный мир. Наш Бог – Бог Любви. Он видит, в каком состоянии мы исполняем, будь то знаменный распев, концертное произведение или партес.

– Судя по вашему опыту, есть ли смысл в дальнейшем сокращении служб в приходских храмах или чтение длинных кафизм необходимо?

ОЛЬГА: В вопросе уже таится Ваше отношение к кафизмам – «длинные»… Одна кафизма занимает минут 10, самая длинная 15. У нас на Всенощном бдении читаются 2 кафизмы из положенных трёх по Уставу.
Я прочла, не помню у кого из святых отцов, что христианин на закате своей жизни будет вспоминать не то, сколько он суетился и сколько дел переделал, а благодатные мгновения совместной молитвы с близкими по духу людьми. Это окажется самым драгоценным приобретением человека. Молитва горы сворачивает.

Мне могут возразить, что 3 часа молитвы (говоря о Всенощном бдении) и полтора-два часа на Литургии безумно много. Но посмотрим с другой стороны. В неделе 168 часов. Если человек молится утром и вечером обычным молитвенным правилом (полчаса в день) – это еще 6,5 часов. Итого: 11 часов в неделю мы пытаемся посвятить общению с Создателем. С Тем, Кто нас безмерно любит. Это меньше десятой части недельного «лимита». А нам и этого времени жаль.

Казалось бы, высокие технологии упрощают нам жизнь, мы можем в доли секунды связаться с другим континентом, добраться домой на метро, машине или самолёте в десятки, а то и сотни раз быстрее, чем это было доступно нашим предшественникам. Найти любую информацию в считаные минуты, рассчитаться за коммунальные услуги, не выходя из дома, стирка, частично готовка – автоматизированы… О таких условиях жизни наши прародители и мечтать не смели. Сколько ВРЕМЕНИ высвобождается на ГЛАВНОЕ! На самосовершенствование и общение с Создателем! Но парадокс в том, что эти же технологии наше драгоценное время жизни и забирают. Все говорят, что время сокращается катастрофически, но мало кто признаётся сам себе, что 5 часов после работы может просидеть в социальных сетях или  2 часа проболтать с подружкой/другом. Не спорю, много и действительно загруженных людей. Жизнь каждому ставит свои задачи, порой трудноразрешимые. Принесите их Богу. Он поможет, пошлёт помощников. Многие замечают, как после службы на душе становится легко и радостно. Потому что Церковь – это Дом Божий и душа пришла домой, туда, где её ждут и любят всегда. Во время богослужения Сам Господь служит нам, Причащая Своими Телом и Кровью, очищая наши души и тела, укрепляя нас в столь непростое время.

Могу только добавить, что согласна с мнением иерея Андрея Чиженко, который в своей статье «Можно ли сокращать богослужения» отметил: «Известный литургист профессор КДА Михаил Скабалланович писал, что Типикон не только нормативный Устав, но еще и идеал, к которому должно стремиться фактическое богослужение православного храма».

Из собственного опыта хочется сказать, что приходы, где опускаются или сокращаются уставные богослужения, как‑то хиреют и оскудевают. Там же, где к этому идеалу – к Типикону – прихожане во главе со священником стремятся в своем богослужении, наблюдается подъем и процветание. Пример тому монастыри. На Руси они всегда были не только образцами духовной жизни, но и экономического хозяйствования. Почему? В них происходит каждодневное богослужение, призывающее Божью благодать. И Господь призирает на верность своих.

– Встретилось такое понятие в сети, как клиросная этика. Что это?

ЕЛЕНА: Прежде всего – вежливое и уважительное отношение к священству, регенту, к каждому члену хора, к работникам церкви и прихожанам. Опрятная и соответствующая месту одежда. На службу нужно приходить заранее, чтобы отдышаться, посмотреть репертуар и настроиться.

Во время службы на клиросе разговаривать имеет право только регент (указывая певчим, что нужно петь) и уставщик (помогая регенту и чтецам в тот или иной момент службы сориентироваться, а также делая замечания чтецам, когда они ошибаются при чтении). Разговоры не по делу, звонки по мобильному телефону, беспричинные хождения, шуршания, чтение светской литературы, газет, журналов и тому подобное, не относящееся к службе, – недопустимы. Ненужные вопросы, не касающиеся службы, к регенту или уставщику также неуместны на клиросе, потому что могут отвлечь и нарушить ход службы.

Если возникает сложная ситуация, необходимо постараться разрешить её своими силами и не выносить за пределы клироса рабочие моменты, чтобы никого из членов хора не поставить в неловкое положение. Ошибаться могут все, нужно уметь снисходить к немощам ближнего и покрывать любовью, если не получается – стараться научиться этому.

ОЛЬГА: Мне как уставщику приходилось сталкиваться с дилеммой, до какой степени соблюдать субординацию. Ведь есть Устав и есть священноначалие. Бывает, необходимо что‑то согласовать, урегулировать, а иногда и подсказать. Как поступать в таких случаях, чтобы не перейти черту и не заниматься самочинием, с одной стороны, а с другой – человекоугодием в противовес Уставу? Эту дилемму для меня разрешил благочинный Андрее-Владимирского храма протоиерей Павел Белый. На мой вопрос он ответил: поступать нужно по Уставу, если что‑то не понятно или если что‑то необходимо подсказать – не смущаться, а исполнять своё послушание.

Ну, и, конечно, за пределами клироса и храма певчий не должен забывать, где он служит, и не давать повода к осуждению своим недостойным поведением. Оставаться самим собой, не лицемерить и не лицедействовать, изображая из себя святошу, но понимать, что на тебя смотрят как на представителя Церкви. И твоё поведение – это или проповедь, или антипроповедь.

– Какая акустика в Андрее-Владимирском храме? Ведь это не куполообразный храм, а базилика.

– Отличная. На мой взгляд, в храме правильно рассчитаны объём, размеры и геометрическая форма поверхностей, а также качество строительных материалов. Я не знаю, была ли сделана акустическая штукатурка храма, но звук мне лично нравится. Даже при большом скоплении прихожан голоса хора и священства звучат звонко и чётко. Помогает, конечно, в этом и акустическая подзвучка храма.

– Клирос в Андрее-Владимирском храме располагается на балконах. Имеет ли это какое-то значение? Не возникают ли сложности в коммуникации со священниками в алтаре?

– Расположение клироса имеет огромное значение. Звук, идущий сверху, не вязнет внизу, особенно если в храме много молящихся, а, поднявшись вверх, отразившись от потолочных поверхностей, стен, окон и колонн, спускается вниз преображённый и красивый.

Коммуникация у нас тоже налажена. На клиросе и в алтаре находятся телефонные аппараты – военная рация (её нам доставил протоиерей Сергий Дерменжи), и в случае необходимости мы связываемся и согласовываем все нюансы службы.

– Что изменилось за последние годы в Андрее-Владимирском храме больше всего: сам храм, приход, атмосфера или что‑то иное?

– Лично для меня больше всего, конечно, поменялась атмосфера. Из отстранённо-официозной она постепенно переросла в тёплую и семейную. Повторюсь: это моё личное ощущение. Ну, и, конечно, приход значительно увеличился.

– Как вы пришли к профессии регента?

ЕЛЕНА: Мой дедушка по линии отца был дирижёром военного оркестра Киевского Военного округа, и все, кроме моего папы (он адвокат), в роду были связаны с музыкой. И мама тоже музыкальный работник, так что, можно сказать, я потомственный музыкант. В своё время окончила музыкальный факультет училища имени Гринченко и по своей первой специальности я учитель музыки и пения. Потом Налоговая академия, юридический факультет, преподавала в различных вузах юридические дисциплины. Жизнь моя была обеспеченной и состоявшейся в глазах окружающих людей. Ещё бы: семья, дом – полная чаша, дети, престижная работа. Но душа моя томилась и искала во всём этом смысл. Мои поиски и жизненные обстоятельства привели в храм. Как‑то сразу я попала на клирос и довольно скоро стала управлять хором. Пригодился дедушкин камертон – он перешёл ко мне по наследству.

– Что такое регент? Это дирижёр или нечто большее?

ЕЛЕНА: Я считаю, что нечто большее. Светские хоры, как правило, развлекают публику, заполняют досуг, а церковный – от лица молящихся в храме возносит молитву к Богу и помогает им.

Если талантливый дирижер светского хора вкладывает душу, силы, эмоции в каждое исполнение хоровых произведений, то регент, делая то же самое, стремится в первую очередь донести молитву и настроить хор на соответствующую волну.

Если регент и хор не понимают того, что они произносят, Кому они поют, а просто красиво и слаженно исполняют произведения – у молящихся возникнет ощущение концертного зала, а не церкви. Молится регент, молится хор – молятся и прихожане.

– Какие функции и обязанности регента?

ЕЛЕНА: Создать хор: подобрать голоса, разделить их по партиям; продумать и разучить репертуар: подразумевается знание гласовых распевов, знаменных, столповых, путевых распевов их структуры, ну и, конечно, партесные произведения; знать, в какой период времени и какие произведения исполняются; подобрать репертуар к каждому богослужению; знать чинопоследования богослужений; уметь ориентироваться в богослужебных текстах.
Что касается первого пункта «Создать хор». Я за свои 20 лет работы регентом никогда не искала певчих. Они сами приходили и приходят, вернее, их приводил и приводит Господь. Этого невозможно не видеть. Певчих всегда было столько, сколько нужно – не больше и не меньше. И всегда это удивительные люди с удивительными судьбами. Хор – это живой организм, который живёт своей жизнью, можно сказать, духовная семья, здесь зарождаются духовные отношения с людьми и часто Господь связывает людей на долгие-долгие годы.

– Расскажите, пожалуйста, о становлении вашего хора.

ЕЛЕНА: Идейным и духовным вдохновителем создания хора стал владыка Варсонофий, на тот момент он был архимандритом и казначеем Киево-Печерской Лавры. В конце 2003 года я поступила на работу в КПЛ в отдел снабжения, будучи регентом храма в честь «Почаевской иконы Божьей Матери» в «Охматдете». Владыка Варсонофий, узнав, что я регент, предложил создать хор для строящегося лаврского храма в честь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость».

По ходатайству владыки и с благословения наместника Киево-Печерской Лавры был создан хор храма «Всех скорбящих радость». За годы службы в Лавре мы пели в Успенском, Трапезном, Троицком Надвратном, Всесвятском Надвратном, Живоносном и Анно-Зачатьевском храмах. Мы довольно часто сослужили с архимандритом Варсонофием. Когда его хиротонисали во епископа Бородянского и дали новое послушание – ключаря строящегося Кафедрального собора – тогда, после освящения Андрее-Владимирского храма, он пригласил наш хор.

– Представьте ваших хористов.

ЕЛЕНА: Ольга Старшевская – мой помощник, заместитель регента, уставщик. Окончила Черниговское духовное училище. В прошлом – регент Свято-Николаевского собора г. Котовска. Поэтому мы хорошо друг друга понимаем, как регент регента. Ольга меня заменяет, когда я отсутствую. Она пришла в хор в 2005 году по благословению владыки Варсонофия. Работает также режиссёром студии звукозаписи Киево-Печерской Лавры.

Хочу заметить, что все наши хористы с музыкальным образованием, при этом имеют и светские профессии.

Юлия Богачук – второй альт. Грамотная и одарённая певчая и чтец. Скрипачка. По образованию учитель начальных классов и детский психолог. Окончила Киевский университет имени Н. П. Драгоманова. Работает в издательском отделе Кафедрального собора.

Людмила Мастерова – второй альт. Старожил – поёт в хоре с первых дней его создания. Сотрудник паломнического отдела Киево-Печерской Лавры.

Олег Петров – баритональный тенор. Окончил Киевский политехнический институт. Бизнесмен. Композитор, музыкант, аранжировщик. Многодетный отец.

Максим Кривонос – бас. Студент музыкального училища имени Глиера. Учитель музыки.

Елена Молчанова – альт. Окончила Белорусскую государственную академию музыки и Минское духовное училище, получила образование регента и звонаря. Участвовала в международном фестивале звонарей «Хрустальные звоны» (г. Каргополь Архангельской обл.), в конкурсе звонарей и в течение 4‑х лет была участником Московского Пасхального фестиваля. Учитель музыки.

Ангелина Степанова – сопрано. С шести лет всё лето была в женском монастыре в честь Волынской иконы Божьей Матери (в Ровненской епархии). Там научилась читать по-церковнославянски (псалтырь, вечерние правила читала в храме и пела на клиросе). Студентка Киевского колледжа строительства, архитектуры и дизайна. Прекрасно рисует.

Анна Исакова – альт. Моя сокурсница по училищу им. Гринченко. Майор полиции. Инспектор патрульной полиции. Окончила Киевскую милицейскую академию. Она так любит церковное пение, что иногда с патрулирования, не переодевшись, мчится на службу. Окончила Киевскую милицейскую академию, юридический факультет.

Лилия Волошина – сопрано. Окончила регентские курсы при Киевской духовной академии и семинарии. Студентка Нежинского государственного университета имени Н. В. Гоголя (факультет иностранных языков).

Марина Медведева – сопрано. Окончила Киевский национальный лингвистический университет, по специальности – филолог (китайский язык). Работает в банке, юрист.

Светлана Цедик – сопрано. Учится в КНУ им. Т. Г. Шевченко, Институт филологии, факультет фольклористики, украинский язык и литература, иностранный язык. Оканчивает в этом году регентские курсы в Киево-Печерской Лавре.

Наталья Николабай – сопрано. Пианистка, вокалистка. Окончила университет им. Т. Г. Шевченко. Политолог. Преподаватель английского языка.

Мария Филипович – сопрано. Окончила Городоцкое духовное училище. Регент-псаломщик.

По большим праздникам с нами поёт матушка Лариса Кашуба (жена протоиерея Олега Кашубы). Родилась в семье священника. Регент Свято-Покровского собора г. Смела Черкасской обл. Окончила медицинское училище, церковной грамоте училась самостоятельно.

– Каковы принципы подбора репертуара?

– Произведения должны быть написаны в одном стиле. Нельзя сочетать сложное многоголосное произведение с одноголосным знаменным распевом. Не нужно излишне упрощать или чрезмерно модернизировать репертуар. Исключить из богослужебного репертуара музыкальные произведение не церковного, а концертного характера, разного рода хоровые эксперименты, которые не помогают, а мешают молитве и богослужению.

– До какой степени следует полагаться на вкус настоятеля в подборе репертуара?

– К моему счастью, я не знала таких проблем с настоятелями храмов, в которых служила. Бывает, что батюшки подойдут и попросят исполнить какое-то конкретное произведение, которое им по душе. Почему не выполнить эту просьбу? Я не вижу проблемы.

– Идеальный регент, идеальный певчий – какими они должны быть?

– «Идеальный»? Идеален только Господь. Можно много фантазировать, но жизненный опыт показывает, что идеальных не бывает. Потому что каждый из нас несёт свои скорби и немощи, и подходить с лекалом идеальности к конкретному человеку невозможно. В идеале должно быть главное: ЛЮБОВЬ. И если в хоре будет любовь, то появится и снисхождение к немощам ближнего, покроются ошибки и недочеты, будут силы терпеть недостатки, особенности характеров, потому что любовь всё покрывает.

– Запомнилось что-нибудь особенное за время регентского служения?

– Самое яркое, без преувеличения, событие – это встреча с владыкой Варсонофием, через которого осуществился Промысел Божий в моей жизни (служение в Киево-Печерской Лавре и в Андрее-Владимирском храме). Пусть не прозвучит это слишком высокопарно, но всем известно, что Господь действует через людей.

Запомнилось, как в «Охматдете» мы посещали в онкоотделении больных детей и служили молебен о болящих перед чудотворной иконой Божьей Матери. Конечно, счастье от служения в Лавре.

В Рождество мы как‑то хором колядовали у Блаженнейшего Митрополита Владимира (Сабодана), у священноначалия Лавры. От изобилия благословений и рождественской благодати, полученной на службе и разлившейся по святой Лаврской обители, кружилась голова. Счастье переполняло тогда наши сердца. На сегодняшний день каждодневное счастье от служения в Андрее-Владимирском храме.

Беседовал Андрей Герман

Дорогие сестры, желаем вам благоденствия, мира, согласия в семьях, чтобы искренней была теплота чувств ваших близких к вам. Пусть Господь всегда пребывает с вами. Желаем всем матерям, сестрам, отроковицам и младенцам заступничества Пресвятой Богородицы.

Желаем вам горячей любви к Богу, к ближнему своему! Пусть те, кто вашу любовь испытывает, по достоинству ее оценят и возвратят вам сторицей своей любовью. Многая и благая вам лета!

Теги

Опубликовано: ср, 26/04/2017 - 16:16

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 2
За последние 30 дней: 24
Всего просмотров: 993

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle