Противостояние Римско-Католической Церкви и советских спецслужб в Украине. Ч.4

Содержимое

Окончание.

Проект «Киевская церковь»

Преемник предстоятеля (в 1901–1944 гг.) Грекокатолической Церкви (ГКЦ) А. Шептицкого, арестованный в апреле 1945 г. митрополит Иосиф Слепой, руководил бывшей паствой через «нелегальных епископов-викариев» из сибирской ссылки (репрессированного архиерея по делам «Рифы», «Крестоносцы», «Униаты», «Иезуиты» и другим разрабатывало до двух десятков агентов КГБ).  Упомянутая разработка «Рифы» была заведена КГБ УССР в январе 1958 г. в связи с получением сведений о существовании руководимой Слепым тайной религиозно-политической организации «Ассоциация святого единства», ставившей целью отрыв Украины от СССР и создание подчиненной Ватикану «Киево-христианской церкви»(1).

Слепой в длительной ссылке (Мордовия. Красноярский край) не только работал над капитальным трудом по истории Грекокатолической Церкви, но и выдвинул ряд концептуальных положений религиозно-политического характера, призванных составить идеологический фундамент деятельности нелегальной Униатской Церкви. Они, в частности, излагались в изъятых КГБ рукописях «По зову предков» и «Бороться неустанно». Их основные постулаты излагались в письме заместителя Председателя КГБ УССР генерал-майора Н. Мороза начальнику Секретно-политического управления КГБ СССР генерал-лейтенанту Е. Питовранову от 29 января 1958 г.

В этих работах, отмечалось в документе, проповедуются «основные националистические концепции, направленные в итоге на отрыв Украины от Советского Союза», делается попытка противопоставить «разные духовные пути» русского и украинского этносов, поскольку «украинскому народу ближе западные народы». Конструировалась несуществующая в истории «Киево-католическая церковь», которая якобы изначально была Католической, а ГКЦ объявлялась формой этой Церкви, основанная на «чувстве национальной солидарности». Православие подвергалось огульной критике как «неполноценная религия». Вся история Древней Руси объявлялась историей исключительно украинского народа, более древнего, чем русский, а племя полян («украинцев») являлось  якобы самым культурным. Украинская церковь всегда боролась с Константинополем и Москвой, а Богдан Хмельницкий вырвал Украину из западного мира, утверждал автор(2).

Как сообщала агентура отдела МГБ при Особом лагере № 3 МВД, работавшая по делу разработки Слепого («Униаты»), целью митрополита является разрушение Православия, «духовное завоевание России» в интересах Ватикана. И в лагере он ведет тайную деятельность: «прекрасно играет на слабых струнках своих соотечественников», опутывает сознание людей «с иезуитской тонкостью», действует скрытно, осторожно, весьма интересуется светскими делами(3).

Самого митрополита, сообщалось в документе КГБ СССР, адресованному в УКГБ по Красноярскому краю (2 июля 1956 г.), дважды (в 1946 и 1954 гг.) пытались привлечь к негласному сотрудничеству. Однако при попытках вербовки Слепой «показал себя до фанатизма преданным Ватикану, категорически отказался перейти в православие, неоднократно заявлял, что он не считает для себя возможным быть «осведомителем» органов госбезопасности… Наряду с этим Слепой заявлял, что ликвидация униатской церкви является большой ошибкой и он смог бы сотрудничать с органами госбезопасности при условии» хотя бы частичного восстановления ГКЦ(4). В 1963 г. отбывшего 18 лет лагерей больного митрополита выслали из СССР. В дальнейшем у него сложились крайне непростые отношения с Ватиканом, поскольку амбициозный владыка стремился к созданию независимого Грекокатолического Патриархата.

В катакомбах

«Оттепель» ускорила возвращение осужденных грекокатолических клириков в Западную Украину, что всерьез беспокоило секретно-политические подразделения КГБ. «Являясь убежденными сторонниками идей Ватикана, – отмечалось в ведомственных документах, – после возвращения из мест заключения устанавливают между собой связь и проводят активную работу по возрождению  униатской церкви и распространению католицизма… блокируясь в своей враждебной деятельности с украинскими националистами». Подчеркивалась ведущая роль посланий митрополита Слепого, направляемых им из ссылки «униатскому подполью» Галичины во главе с епископом Николаем Чарнецким (наладившим канал связи с Ватиканом)(5).

Епископ ГКЦ Николай Чарнецкий (тюремное фото)

Свои, назначенные Ватиканом «провинциалы» были у монахов ранее разогнанных духовных орденов. Создавались организационные звенья («округа»). По агентурным данным, в Западной Украине верные Папе униаты образовали «Ассоциацию священного единства». В лагерях Воркуты создали «Коалицию католических священников».

Бывший епископ Василий Величковский (в 1963 г. назначенный Ватиканом местоблюстителем главы ГКЦ и рукоположивший не менее 40 священников катакомбной церкви) сумел не только провести сбор подписей под обращением к правительству СССР о восстановлении УГКЦ, но и всерьез напугал органы КГБ  подготовкой в Тернополе «массового провокационного выступления верующих по изгнанию из церквей православных священников». Трудами Величковского в 1963–1965 гг. открыли нелегальные курсы грекокатолических священников в трех областях Галиции, дома для катакомбных монастырей во Львове, Ивано-Франковске и Долине, оборудовали фотолаборатории для тиражирования литературы, «нарезали» зоны ответственности для подпольного епископата(6).

Спецслужба изъяла установочные рукописи подпольной ГКЦ «Бороться неустанно», « По зову предков»,  в которых не только содержались рекомендации по организации религиозного подполья, но и выдвигались лозунги отделения Украины от СССР, создания подчиненной Ватикану «Киево-Христианской Церкви», отмежеванию от «неполноценного православия»(7).

Епископ катакомбной ГКЦ Василий Величковский (оперативное фото во время обыска)

К 1959 г. в УССР насчитывалось около 96 тыс. верных РКЦ (из них 35 тыс. – в Винницкой обл., 15 тыс. в Закарпатье, 12 тыс. в Дрогобычской, 10 тыс. – в Житомирской),  работало 170  костелов и каплиц, однако в них служило всего 66 ксендзов (36 из них пребывало в негласной оперативной разработке КГБ). По линии католиков использовалось 136 агентов органов госбезопасности. Кроме того, в разработке находилось 130 бывших епископов и священников-униатов.

22 человека проходило по многолетней централизованной оперативной разработке «Рифы»,  главным фигурантом которой был преемник Шептицкого – митрополит Иосиф Слепой. Считалось, что до 100 «непримиримых» клириков-униатов продолжают богослужения в катакомбных условиях, по линии бывшей УГКЦ работало около 150 агентов КГБ(8). Всего же в 1943–1958 гг. в Украине арестам подверглись 88 римокатоликов и 601 грекокатолик – «потенциальная агентура Ватикана и опорная база украинских буржуазных националистов», по оценке советской спецслужбы(9).

«Ходоки» от КГБ

Ряд оперативных источников («Бандура», «Ириней» и др.) использовался как маршрутная агентура. По каналам туризма в Италию или во время поездок к родственникам в диаспору они пытались установить контакты и завязать разработку ректора «Руссикума» Иринея Назарко, генерального архимандрита ордена «Василиан» Павла Миськива, генеральной настоятельницы ордена «Служебниц» Химий, авторитетных священнослужителей-католиков. Агент «Верный», в прошлом священник УГКЦ, проверенный в разработках катакомбного подполья униатов,  готовился к бессрочной командировке  (выводу и внедрению в закордонные религиозные центры).

Источник «Тихий» вошел в доверие к Слепому, удачно был «подставлен» чекистами в Польше польскому кардиналу Вишенскому, папскому визитатору,  арихиепископу Ивану Бучко. Правда, сами чекисты отмечали низкую результативность подобных вояжей в силу подозрительного отношения к ним в Ватикане, настороженности – того же «Иринея» встретили осторожно, подвергли обстоятельным опросам. Агент «Нина» (несмотря на полученные во Львове рекомендательные письма от «неприсоединившихся» униатов) вообще имела изобилующую «белыми пятнами» и метаморфозами биографию (включая возвращения из монастыря в мир), так что шансов на доверительное общение в Ватикане у нее не оставалось(10). Больше повезло негласному помощнику Стягу (псевдоним изменен. – Прим. авт.), который с 1944 г. результативно разрабатывал среду УГКЦ и подполье ОУН, где по его материалам произвели многочисленные аресты. Со временем он выехал на постоянное местожительство за рубеж и до начала «перестройки» поставлял достоверную информацию о «замыслах Ватикана и закордонных антисоветских клерикально-националистических центров»(11).

«Вселенские» замыслы КГБ

По мере демократизации общественной жизни в постсталинском СССР, возвращения в УССР досрочно освобожденных клириков РКЦ и УГКЦ, развития международных связей страны с Западом и поиска путей разрядки международной напряженности усложнялись и задачи спецслужбы по удержанию под контролем католической религиозной среды и «непримиримых» униатов. Это лишний раз подчеркнул созыв 15 сентября 1958 г. совещания в КГБ СССР по проблемам оперативной работы по католикам, в котором ведущую роль играли представители КГБ Украины. Одним из ключевых вопросов, вынесенных на обсуждение, стал проект «отрыва католической церкви в странах народной демократии от Ватикана» и отделение РКЦ в СССР от Папского престола.

Предлагалось для отделения советских католиков и подготовки к созданию «Русской католической церкви»:

– провести кампанию по компрометации католического духовенства (нарушения целибата, материальные злоупотребления и т. п.) и через агентуру из епископата направить письмо в Ватикан с просьбой разрешить «централизованное руководство католической церковью в СССР»;
– создать деканаты (благочиния) РКЦ во главе с проверенными агентами-ксендзами;
– учредить печатный орган советских католиков, провести масштабную кампанию по подрыву репутации Ватикана и подготовке окончательного разрыва(12).

Однако даже для такой мощной спецслужбы, как КГБ, подобный «вселенский план» оказался неосуществим. В октябре 1959 г. Ватикан провел конференцию 12 униатских епископов зарубежных стран, принял послание к украинскому народу и верующим всего мира «в защиту гонимой украинской католической церкви», хранящей верность Святому престолу. Тогда же, докладывали оперативные источники, провели укрепление Восточной конгрегации Папской курии, «руководившей подрывной деятельностью в социалистических странах». За первый месяц 1960 г. было не допущено поступление в СССР 40 тыс. экземпляров католической литературы (13).

Негласное противостояние продолжалось. В частности, планом работы 4-го отдела 4-го Управления КГБ при СМ УСССР (1960  г.) предусматривалась подготовка инициативной группы по подготовке отрыва католиков СССР от Ватикана (агенты-ксендзы «Аргус», «Путнис», «Кардинал»), проведение оперативной игры (совместно с внешней разведкой) с кардиналом Леони в Ватикане, подстава агентуры префекту Восточной конгрегации Ватикана(14).

Папская курия активно включилась в психологическую войну. Как отмечал уже после гибели СССР Петер Швейцер, автор нашумевшей книги «Победа» (о роли тайной стратегии США в распаде СССР и Варшавского блока), «на оперативном уровне в борьбе против России(15) объединились спецслужбы и агентурная сеть США, Израиля и сионистских организаций, Ватикана и западноевропейских стран»(16). Как писал украинский поэт и видный государственный деятель, академик НАН Украины Борис Олийнык, «Карл Бернстайн, взяв интервью у 75 представителей рейгановской администрации и Ватикана, пришел к выводу, что 7 июня 1982 года в результате встречи между Рональдом Рейганом и Папой Иоанном Павлом ІІ было достигнуто направленное против СССР, Польши и других стран Восточной Европы соглашение о проведении тайной кампании с целью ускорения процесса распада коммунистической системы»(17).

Преддверие «Храмовой войны»

Использование религиозного фактора в подрывных информационно-психологических мероприятиях стало одной из важнейших составляющих массированной и всесторонней кампании по дестабилизации СССР, развернутой администрацией президента США Рональда Рейгана с начала 1980-х гг. В аналитических документах КГБ УССР отмечалось, что зарубежные пропагандистские акции, связанные с эксплуатацией темы Украинской ГКЦ, особенно активизировались в связи с подготовкой к празднованию в СССР на общецерковном и государственном уровне 1000-летия Крещения Руси(18).

В добытом «оперативным путем» разведкой КГБ УССР докладе Государственного департамента США (январь 1987 г.) «Подавление украинской католической церкви в СССР» содержались рекомендации по инспирированию в Советской Украине «враждебных проявлений на почве униатства». Как подчеркивали аналитики Госдепа, «украинский католицизм является наиболее сильным и представительным выразителем культурных и религиозных связей Украины с Западом и основным препятствием для укрепления единства советского народа». В материалах госбезопасности освещались мероприятия по использованию фактов преследования религии в СССР в психологическом противоборстве. В частности, шла речь о формировании специальных групп диаспорных украинцев, прибалтов  по линии туристических связей с СССР, которые должны были устанавливать контакты с религиозными конфессиями (католиками, грекокатоликами, протестантами и другими), доставлять религиозную и пропагандисткую литературу, инструкции по оппозиционной деятельности.

Активизировалась издательская деятельность. Как пример приводилось издание 3-томного сборника (на украинском, польском и основных европейских языках) «Структура украинской церкви», серии «Мартирология украинских церквей», на которые Ватикан и ЦРУ США ассигновали $ 2млн.(19).

При этом внешнее применение «организационного оружия» опиралось на существование (несмотря на оперативные усилия КГБ и репрессии) грекокатолического подполья. В подготовленной КГБ для ЦК Компартии Украины «Справке о подрывной деятельности противника в связи с предстоящим 1000-летием введения христианства на Руси» (по состоянию на 1 ноября 1987 г.) приводились данные о том, что с 1946 г. «катакомбные» иерархи УГКЦ высвятили 119 униатских священников, постригли в монашество 165 человек (причем рукоположение и постриг осуществлялись не только в Западной Украине, Казахстане, Прибалтике и Сибири, т. е. местах отбывания наказания или ссылки «непримиримого» грекокатолического клира), а также подобрано 28 человек для обучения в нелегальной семинарии. К 1987 г. действовало четыре диецезии (епархии) катакомбной УГКЦ во Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской и Закарпатской областях, нелегально служили епископы Васылык, Дмитерко и Семендий во главе с Владимиром Стернюком. По данным КГБ, к этому времени на Западной Украине катакомбная УГКЦ имела до 250 священников и примерно 500 монашествующих, осуществлявших богослужения на частных квартирах, в лесах(20).

Советская спецслужба также стремилась к проведению «активных мероприятий» против зарубежных центров УГКЦ. В докладной записке «О специальных мероприятиях против зарубежных центров ОУН», направленной КГБ УССР «лично» первому секретарю ЦК КПУ Владимиру Щербицкому 9 февраля 1988 г., шла речь об операции «Конклав», проводимой спецслужбой «с целью подрыва авторитета верхушки так называемой Украинской католической церкви (УКЦ) перед Ватиканом». В ходе операции, с использованием выявленных в архивах рукописных документов, исполненных лично Слепым, его почерком были сфабрикованы материалы «тайного архива». Обыгрывая действительно имевший место конфликт между Ватиканом и амбициозными устремлениями преемника Шептицкого к получению статуса патриарха, чекисты в этих «документах» отразили «интриги» Слепого в пользу создания «украинского патриархата» (что всегда болезненно воспринималось папской курией). По агентурным каналам эти «документы» довели до зарубежных клерикальных и националистических центров(21).

Противостояние продолжалось до известной встречи М. Горбачева с Папой Иоанном-Павлом II 1 декабря 1989 г., одним из важнейших последствий которой стало разрешение на деятельность грекокатолической конфессии. Загнанные под спуд проблемы, связанные с административно-чекистской ликвидацией УГКЦ и подавлением катакомбного движения униатов в совокупности с политическими шагами по демонтажу советской федерации, и «отключение» сверху возможностей силовой машины СССР незамедлительно привели к новой трагедии в религиозной сфере западноукраинского региона.

Встреча Горбачева с Папой Иоанном-Павлом II

Вспыхнула печально известная «храмовая война» 1990–1993 годов, нанесшая страшный урон Православию Украины и всего СССР. Показательно, что к 1985 г. наибольшей епархией РПЦ являлась Львовско-Тернопольская (свыше 1000 приходов), и даже в Ленинградской духовной семинарии 58% абитуриентов составляли украинцы (русские – 34,5%, 3,2% – молдаване, 2,6% – белорусы)(22).

При поддержке местных Советов, где коммунисты оказались в меньшинстве и глухой оппозиции, начались повальные силовые захваты православных церков адептами возродившейся УГКЦ и УАПЦ «третьей волны». Так, в с. Новый Роздол Львовской области 7 ноября 1990 г. в драке за храм с обеих сторон сошлось до 300 человек, 9 граждан госпитализировали. В иных случаях были и погибшие. К концу года УГКЦ силою захватила 822 храма, адепты УАПЦ – 817(23).

Упомянутая драма, не подвергнутая осуждению Ватиканом, и доныне является основным камнем преткновения в диалоге Русской Православной Церкви и Папского престола. «Униатская идеология сегодня не соответствует истории этой конфессии. Исторически украинские грекокатолики вообще не поддерживали украинский национализм, – заявил в апреле 2015 г. бывший вице-ректор Восточного Папского института в Риме, экс-советник Папского совета, перешедший в Православие иеромонах Константин (Симон). – Были среди них и русофилы. Управление греко-католической Церкви – это эмигрантское управление. У них только одна цель – создать украинский католический Патриархат и удалиться еще дальше от Православия и от России». Каждый раз, отметил богослов, когда со стороны католического Рима было какое-то приближение к Православной Церкви, «униаты, как будто умышленно разъединяли и портили отношения между православными и католиками»(24).

В августе 1993 году Апостольская нунциатура Ватикана в Германии на запрос Института по изучению мировой политики сообщила, что государство Ватикан и Святой престол никакими разведывательными службами не располагают, сведения военно-политического характера не добывают, а необходимую информацию церковного характера получают от представителей-нунциев в зарубежных странах.

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. 9113. Т. 1. Л. 1–6.
2. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. 9113. Т. 1. Л. 251–251 об.; Т. 4. Л. 180–185.
3. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. 9113. Т. 2. Л. 8–9; И. Слепой до 1953 г. отбывал 8-летний срок в Мордовии, затем был переведен в Маклаковский дом для инвалидов в Красноярский край под надзор.
4. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. 9113. Т. 32. Л. 240–241.
5. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. С-9113. Т. 1. Л. 24–25.
6. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 12. Д. 2. Л. 180; Ф. 65. Д. С-9113. Т. 33. Л. 74. Величковский Василий (1903–1973, канонизирован РКЦ как блаженный священноисповедник) в 1969 г. очередной раз был лишен свободы, отбывал наказание в ИТК-15 в Ворошиловградской области. Под давлением зарубежных кругов и в процессе разрядки международной напряженности было принято решение о разрешении ему выезда из СССР (по согласованию с 5-м Управлением КГБ СССР и ЦК КПУ). Начальником 4-го отдела (антирелигиозного), отдела 5-го Управления КГБ УССР от него было получено обязательство о сотрудничестве с КГБ  под псевдонимом Римский. При этом собственноручно засвидетельствовал согласие «помогать компетентным органам в любом месте, где бы я ни находился» и благодарил советское правительство. Ранее предлагал свою помощь в нормализации отношений с Ватиканом. КГБ УССР характеризовался как «фанатик», от которого «не удалось добиться исчерпывающих данных по подполью» ГКЦ. Рассматривался чекистами как ведущий участник перспективной разработки «Иезуит» по грекокатоликам в диаспоре. Покинул СССР 27 января  1972 г., вылетев  в Югославию к сестре (Ф. 65. Д. С-9113. Т. 33. Л. 83–84, 135–138, 189–190), вскоре умер в Виннипеге (Канада).
7. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20. Д. 10. Л. 209–212.
8. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20.   Д. 3. Л. 17.
9. ОГА СБУ. Ф. 2.  Оп. 21. Д. 2. Л. 11а.
10. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 12. Д. 2. Л. 23, 131–132.
11. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 501. Л. 20.
12. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 20. Д. 10. Л. 277–279.
13. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 21. Д. 2. Л. 54–55.
14. ОГА СБУ. Ф. 1. Оп. 21. Д. 2. Л. 35.
15. По определению Збигнева Бзежинского, «говорить, “это была не Россия, а Советский Союз» – значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена” (цит. по: Панарин И. Н. Информационная война и геополитика. М.: Поколение, 2006. С. 204).
16. Швейцер П. Победа. Минск, 1995. С. 77.
17. Олійник Б. І. Два роки в Кремлі. К.: Сільскі вісті, 1992. С. 16.
18. Политические центры украинской диаспоры делали акцент на том, что это было исключительно «крещением Украины-Руси», а не «дикой Московии».
19. ОГА СБУ. Ф. 16. Оп. 13. Д. 3. Л. 247–250.
20. ОГА СБУ. Ф. 16. Оп. 13. Д. 3. Л. 254–255; Стернюк Владимир Владимирович (1907–1997). Митрополит Украинской Грекокатолической Церкви. В монашестве с 1926 г. Отказался признать решения Львовского церковного собора 1946 г., в 1947 г. осужден Особым совещанием при МГБ к 5 годам лагерей, до 1952 г. отбывал наказание в Архангельской области. По возвращении тайно служил священником, в 1963 г. тайно хиротонисан во епископы УГКЦ. После высылки за границу митрополита Василия (Величковского) – местоблюститель Галицкой митрополии УГКЦ (1972–1991), пребывал под надзором. С 1990 г. возглавил процесс легального восстановления грекокатолической конфессии (до прибытия из эмиграции Верховного архиепископа УГКЦ Мирослава-Ивана (Любачивского)).
21. ОГА СБУ. Ф. 16. Оп. 14. Д. 7. Л. 31–33.
22. Иннокентий, игумен, Батыгин Г. С. «Время благоприятно…» // В человеческом измерении. М.: Прогресс, 1989. С. 418–419.
23. Сборник  КГБ СССР. 1990. № 152. С. 35–36; О событиях по насильственному переформатированию конфессионного поля Западной Украины см. подробнее: Анисимов В. С. В кругах Левиафана. Православная Церковь и Украинская держава. К.: ЧПИФ, 2009. 560 с.
24. [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://www.politnavigator.net/ukrainskie-uniaty-sryvayut-sblizhenie-pravoslavnojj-i-katolicheskojj-cerkvi-byvshijj-vice-rektor-vostochnogo-papskogo-instituta-v-rime.html

Опубликовано: вт, 25/04/2017 - 16:09

Статистика просмотров

За последний час: : 1
За последние 24 часа: 4
За последние 7 дней: 9
За последние 30 дней: 45
Всего просмотров: 224

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle