Противостояние Римско-Католической Церкви и советских спецслужб в Украине. Ч.3

Содержимое

Линию на обвинение римокатоликов в шпионской деятельности развила ориентировка НКГБ УССР № 53 от 20 апреля 1945 г. РКЦ, отмечалось в ней, активизировала работу по упрочению своих позиций на западе Украины, ведет разведывательную работу пользу Ватикана. Шла речь о ликвидации «антисоветской группы католических священников» под руководством архиепископа Шельонжека. Последний, указывалось, на допросах свидетельствовал о командировании им в восточные области УССР «ряда видных ксендзов» для сбора разведданных.

В октябре 1944 г. ксендз Кучинский  выезжал по его поручению в Харьков и Днепропетровскую область, создал в Киеве «нелегальный костел», распространял антиправительственную литературу. Был налажен канал связи с Ватиканом через Перемышльского викарного епископа Тумака и папского нунция в Берлине Орсениго. Подчеркивалось, что велась не только разведка, но и пропаганда среди польского населения УСССР восстановления Польского государства в границах 1939 г. Католическое духовенство активно помогало польским нелегальным боевым организациям, подконтрольным Лондонскому эмиграционному правительству. «Осевшие» в Одессе иезуиты Леони и Никола подготовили по заданию Ватикана (осень 1944 г.) информационный материал о положении католиков в СССР(1). По распоряжению С. Савченко от 12 сентября 1944 г. оба они были взяты в агентурную разработку как «агенты Ватикана»(2).

Клирики от Муссолини

Прошли аресты католического священства, наиболее резонансным стало задержание в апреле 1945 г. и осуждение упомянутых клириков костела святого Петра в Одессе Жана Николи и Пьера Леони(3).  Николи стал монахом монастыря в бельгийском городе Сент-Жираре и сотрудничал в духовной миссии «Асумционист», имевшей в мире широкую сеть филиалов и богословских учебных заведений. В 1921 г. пребывал во французском армейском контингенте в Турции. Окончил Лувенский католический университет, стал священником. Владел несколькими иностранными языками, освоил русский. В конце 1943 г. по поручению Ватикана отбыл священником в Одессу (которую посещал и в 1942 г., в период оккупации, по указанию миссии «Асумционист»).

Его коллега, 36-летний Леони, окончил семинарию в Италии, обучался в папском Григорианском университете и одновременно – в упомянутом «Руссикуме», обучаясь богослужению по восточному обряду и изучая русский язык и положение в СССР, в 1939 г. стал священником. Три года служил капелланом в армии Муссолини в Италии, Албании, Греции, попал на Восточный фронт, находился в частях на Донбассе и в Днепропетровске, затем уволился и был направлен Ватиканом в Одессу(4).

В обвинительном заключении священникам («агентам Ватикана») вменялись в вину шпионаж и антисоветская агитация. Согласно ст. 58-6 и 58-10, ч. 2 Уголовного кодекса РСФСР 12 ноября 1945 г. Особое совещание (внесудебный орган) при НКВД СССР осудило «Николу Жана Мавритьевича и Леони Пьетро Ангеловича», соответственно, к 10 и 8 годам лишения свободы(5). Из Воркутинского лагеря Леони выслали в Италию, видимо, досрочно освободили и его «подельника». Ныне оба клирика реабилитированы.

По всей Украине прошли аресты и административные преследования католического клира. По подсчетам полтавского историка А. Гуры, из взятых на учет к концу 1945 г. 146 католических священников и 341 религиозной общины к 1949 г. действовало, соответственно, 79 и 241 (т. е. прекратили службу 46% ксендзов и закрылось до 30% общин РКЦ)(6).

«Карманные» католики

В первое послевоенное десятилетие продолжалось противостояние с Ватиканом советских спецслужб в Украине. Прежде всего оно разворачивалось вокруг проблемы нейтрализации катакомбного движения «самораспустившейся» в 1946 г. при активном участии органов госбезопасности Униатской Церкви и попыток Ватикана использовать религиозную оппозицию в своих целях. С позиций МГБ-КГБ УССР пытались решить и определенные задачи разведывательного характера, состоявшие в попытках внедрения агентуры (приобретенной из числа бывшего клира УГКЦ и церковных активистов) в структуры Папской курии, или наладить «оперативные игры» для изучения планов Ватикана на Востоке и продвижения соответствующей дезинформации.

Продолжалась оперативная разработка общин и клира собственно РКЦ в Украинской ССР(7), направленная на выявление возможных их связей с Римом, пресечение сбора и переправки за рубеж информации о положении в религиозной сфере, а также предотвращение создания нелегальных управленческих структур советских католиков. Советской спецслужбой разрабатывалась и стратегия «освобождения католицизма от папизма» путем создания независимых национальных Католических Церквей («Русской католической церкви»). Как свидетельствуют документы, замысел создания подконтрольного контрразведке «легендированного» Центра УГКЦ появился по крайней мере в 1952 г. как составная часть плана мероприятий МГБ СССР по ликвидации подполья ОУН в Западной Украине. Расчет делался и на то, что «карманные» униаты могут способствовать внедрению советской агентуры в Ватикан, зарубежные центры ОУН и западные спецслужбы(8).

Легендированный Центр

Далеко идущий и смелый план создания позиций влияния в Риме был выдвинут в тот недолгий период 1953 года, когда после смерти И. Сталина объединенные МВД и МГБ СССР возглавил первый заместитель Преседателя Совета Министров СССР, Маршал Советского Союза Лаврентий Берия, а МВД УССР – его ставленник генерал-лейтенант Павел Мешик. В рамках либерализации политики советской власти в Украине, устранения серьезных нарушений законности и «перегибов» в национальной политики и с целью бескровного прекращения вооруженного сопротивления остатков подполья ОУН был разработан комплекс  мер государственно-реформистского и оперативного порядка(9). 

В мае 1953 г. Мешик предложил продуктивному агенту «Автору» («работавшему» долгие годы по разработке национально-сознательной интеллигенции, пользуясь доверием к нему как к старому деятелю национального движения, пострадавшему от репрессий в 1930-х гг.) подготовить меморандум по ряду вопросов: какова роль Галиции в истории Украины, как сделать более привлекательной коммунистическую власть в регионе и кого из авторитетных интеллектуалов он мог бы порекомендовать для участия в «примирении» с подпольем ОУН. На Западе Украины, заявил собеседнику Мешик, сделано немало ошибок в национальной и религиозной политике, положение нужно безотлагательно исправлять. Спустя два дня подробные соображения «Автора» были у министра на столе у министра.

Через неделю, 27-28 мая, в московском отеле с «Автором» встретились руководители 4-го Управления МВД СССР генерал-лейтенант Сазыкин и генерал-майор Утехин. Откровенно говорилось о замысле создать легендированный Центр ОУН и о руководящей роли в нем «Автора», подчеркивалось, что проект «инициировал лично товарищ Берия». План разработали под руководством Мешика заместитель министра внутренних дел УССР генерал-майор Михаил Поперека, ответственный работник 4-го Управления МВД СССР полковник Иван Хамазюк, руководитель отдела оперативных игр 4-го Управления МВД УССР майор Николай Зубатенко (будущий генерал-майор и зампред КГБ УССР) и подполковник Богданов(10) из Львовского УМВД (куратор «Автора»).

Один из авторов оперативной игры с Ватиканом майор Николай Зубатенко

Четко формулировались задачи Провода-«фантома»:

– взять на себя руководящие функции подполья в регионе под предлогом коренного изменения тактики и свертывания вооруженных акций;
– вывести из подполья активнейших его лидеров;
– внедрить советскую агентуру в зарубежные националистические центры, обеспечить ей руководящие позиции в них, блокировать акции, планируемые против СССР;
– вывести на территорию
УССР эмиссаров и лидеров зарубежных центров ОУН;
– перехватить каналы связи зарубежных подрывных центров с подпольем ОУН в Галичине;
– создать оперативные позиции в спецслужбах Англии и США, а также в Ватикане.

Основная задача миссия псевдоцентра заключалась в подчинении подполья и навязывании ему мысли о радикальном изменении тактики – переходе к пропагандистским методам борьбы, работе с молодежью и интеллигенцией, поиске компромисса с властями.

Руководящее ядро Центра планировалось составить из авторитетных для национал-патриотических сил личностей. Иван Крипьякевич – известный историк, ученик М. Грушевского и директор Института общественных наук Львовского филиала АН УССР. Доктор математики, профессор Мирон Зарицкий (отец Екатерины Зарицкой, личной связной и возлюбленной убитого 5 марта 1950 г. командующего УПА Романа Шухевича). Кузен Шухевича, научный сотрудник Львовского этнографического музея Владимир Рожанкивский. Семен Стефанык, заместитель председателя Львовского облисполкома и сын известного писателя Василия Стефаныка. Последний, по легенде, выступал руководителем, а реальным шефом, координатором усилий Центра с органами МВД становился «Автор».

Центр создавал филиал в Киеве, опорные пункты в Станиславе, Дрогобыче, Ровно, Львове (в последнем должны были быть «пункты приема курьеров» из-за рубежа). Важная роль отводилась возрождаемой (!) Униатской Церкви и монастырям (в этой среде органы имели столь сильные позиции, что в успехе использования церковного канала для проникновения агентуры в Ватикан авторы плана не сомневались). Предусматривались различные каналы связи со «своими людьми» – связные под легальным прикрытием (к примеру, проводники международных поездов), курьеры-монахи, мнимые «курьерские группы» ОУН, «беглецы» из Восточного Берлина, переписка родственников. Однако в силу скорого ареста Берии и расстрелянного в один день с ним в декабре 1953 г. Мешика план реализован не был.

«Бюро информации» действует

При всей специфике политической заостренности и своеобразии профессиональной лексики советские органы госбезопасности со всей серьезностью относились к внешней деятельности Ватикана, не разделяя, по сути дела, собственно миссионерскую и разведывательную деятельность. В закрытой работе высшей школы КГБ СССР (1957 г.) о разведке Ватикана сообщалось, что в 1918 г. Папа Бенедикт ХV направил в Польшу опытного разведчика, епископа Ахилла Ратти (будущего Понтифика Пия ХI) с целью подталкивания Польши к экспансии на Восток и создания таким образом долгосрочных позиций для продвижения католичества. Советская литература обвиняла Ратти в прямом  сотрудничестве со вторым отделом (разведка и контрразведка) Генштаба Польши. В  1939 г. при Государственном секретариате Ватикана создали разведывательный орган Бюро информации во главе с бывшим католическим епископом из России (кадровым дипломатом в прошлом) Александром Евреиновым. Бюро из примерно 150 сотрудников открыло свои филиалы в оккупированных Германией странах, Вашингтоне, Токио, Каире, Гонконге, Бангкоке, и к концу войны превратилось в серьезную разведывательную службу, обеспечивающую сведениями заинтересованные адресаты в США, Англии и Германии. Сбором информации занимались несколько сотен источников(11).

После войны разведывательно-информационная служба Ватикана подверглась реорганизации путем слияния Бюро информации и разведки ордена иезуитов. Новый орган, подчиненный Государственному секретариату Ватикана, возглавил генерал ордена иезуитов Жанссен, его заместителем стал руководитель «Центра информации о Боге» и разведки ордена иезуитов (в 1946 г. – свыше 28 тыс. участников по всему миру) монах-доминиканец Шмидер(12).
В понимании органов госбезопасности Ватикан представлял угрозу не только настойчивой прозелитической работой в СССР и попытками продвижения своего религиозного влияния далее на Восток. Чекисты считали одним из приоритетов своей деятельности противодействие разведывательной и пропагандистской работе соответствующих служб Понтификата. По их сведениям, подготовка  агентуры для работы на востоке осуществлялась в Ватикане под руководством Святой конгрегации для Восточной Церкви во главе с кардиналом Евгением Тиссераном. Упомянутый «Руссикум» и «Украинский коллегиум» готовил «миссионеров-разведчиков». В пользу версии об активной разведдеятельности Ватикана, сообщали документы НКГБ, свидетельствуют материалы советской контрразведки  и показания задержанных «резидентов Ватикана».

В 1939–1941 гг. на западных границах СССР задержали несколько «крупных эмиссаров Ватикана», имевших и разведывательные задания. Тогда же по поручению Папы А. Шептицкий направил в глубинные районы СССР своего секретаря Леонтия Дьякова. В качестве тайного экзарха УГКЦ восточных регионов от Шептицкого с фиктивными документами отправился на лесозаготовки иезуит Новицкий и его коллега, иезуит из США Чижевский (выпускник «Руссикума»). Они устроились на работу в леспромхоз в Молотовской (Пермской) области с целью дальнейшего продвижения в Москву (Чижевский) и Сибирь (обоих арестовали в 1941 г.).

Разведка среди «восточных народов»

Целесообразно привести представления о разведывательной работе Ватикана, изложенные в ведомственных учебно-информационных материалах антирелигиозного подразделения 4-го Управления КГБ при СМ УССР (середина 1950-х гг.), а также подготовленном в 1978 г. 5-м Управлением и 10-м отделом (архивно-учетным) КГБ СССР документальном обзоре «Борьба органов государственной безопасности с подрывной деятельностью католической церкви».

Спецслужбы западных держав – противников СССР, шла речь в указанных материалах,  активно используют религиозные объединения «как опорную базу для прикрытия своей подрывной деятельности и вербовки агентуры». Использование религиозного фактора, к примеру, было изначально характерно для британской разведки, с 1910 г. начавшей активно использовать Англиканскую Церковь по линии шпионажа и инспирировавшей экуменическое движение («детище английской разведки») за создание «Всемирного совета церквей».

Судя по ведомственным материалам советских спецслужб, досье на определенные направления  внешней деятельности Ватикана стало накапливаться Иностранным отделом (ИНО, внешняя разведка) ОГПУ СССР с 1920-х годов. В сводке ИНО от 10 февраля 1927 г. отмечается, что в 1917 г. Папа Бенедикт ХV основал Папский институт восточных наук, переданный затем иезуитам во главе с монсиньором Д’Эрбиньи и готовивший «образованное духовенство для восточных территорий». Папа Пий ХI настоятельно советовал католическому клиру изучать обычаи и языки «восточных народов». Как считал Понтифик, «большевизм нанес РПЦ смертельный удар, после которого она не сможет подняться, и когда в СССР восстановят свободу совести, народ обратиться именно к католичеству. Католическим орденам (иезуитов и доминиканцев, прежде всего) давалось указание создавать филиалы на канонической территории православных народов, не останавливаясь перед временным использованием “восточного обряда”»(13).

Папа Пий XII

Информация ИНО ОГПУ от 19 июля 1931 г. предупреждала – по согласованию между германскими католическими организациями и Ватиканом с 1 сентября в Вормсе открывается школа католических миссионеров для Прибалтийских государств и СССР (руководитель – эмигрант Кузьмин-Караваев, годовой бюджет 60 тыс. марок), в нее набирается 200 слушателей, упор делается на бывших граждан России. Разведка сообщала и об управленческих органах Святого престола, ведущих работу на Востоке. Дипломатические и иные внешние контакты сосредоточены в компетенции государственного секретариата, куратором «антисоветской работы» по дипломатической линии выступает кардинал Э. Пачелли (будущий Папа Пий ХІІ) и Вторая комиссия «Про Руссия» упомянутого Д’Эрбиньи – доверенной особы Понтифика. С августа 1936 г. «ПроРуссию» реорганизовали в особый отдел Третьей конгрегации по делам Восточной Церкви(14).

ИНО  Главного управления госбезопасности (ГУГБ) НКВД СССР в сводке от 22 октября 1936 г. сообщал о создании в 1934 г. по приказу генерала Ордена иезуитов «особого секретариата» по борьбе с коммунизмом, использующего и методы тайной разведывательной работы путем внедрения в коммунистические организации по всему миру, создания «тайных иезуитских комитетов». Собранная ими информация стекается в 7-ю конгрегацию кардинала Саготи (пропагандистская работа), 6-ю конгрегацию (монашеские ордена) и колледж «Руссикум». Руководил «особым секретариатом» некий Жозеф Леди, 45 лет, отлично говоривший по-русски, знаток российской истории, фанатично ненавидящий коммунизм и «настроенный яро-фашистски». Его помощник иезуит Штейнметц через германских иезуитов поддерживал связь с немецкими спецслужбами. Второй же помощник, ирландский иезуит Жой, отвечал за разведку в Латинской Америке. В подразделении трудилось до 15 семинаристов «Русскикума» и Восточного института – кандидаты на послушание в Ордене иезуитов(15).

В материалах ИНО ГУГБ от 5 декабря 1935 г. подробно описывался учебный процесс в колледже «Руссикум», являвшемуся лучшим по финансовому обеспечению учебным заведением Ватикана, отданным «на откуп» иезуитам. Поступившим в колледж православным предстояло перейти в католичество, для чего 2 месяца с ними вели «основательную и упорную» работу старшие ученики с использованием «катехизиса для русских» отца Станислава Тышкевича. Обучение длилось 6 лет (в т. ч. 2 года в Григорианском университете изучалась философия, 4 года – богословие), слушатели получали ученую степень по философии или богословию.

В профильную подготовку входили история России, география, изучение быта и нравов народов местных народов, языки, специфика региона будущей миссионерской работы. Поддерживались контакты с русской гимназией в Харбине, подконтрольной иезуитам. Сообщение 5-го (разведка) отдела ГУГБ НКВД СССР от 3 декабря 1938 г. уточняло, что в «Руссикуме» начальствует прекрасно знающий русский язык эрудит, иезуит Режис, особое внимание уделяется адаптации слушателей к бытовой стороне жизни на территориях на Востоке(16).

Попытки сбора разведывательной информации фиксировались со стороны представителей Ватикана в Москве, высланного за подобные шаги епископа Невэ сменил гражданин США, монах-августинец Леопольд Браун. Как зафиксировали агенты НВКД-НКГБ, его интересовала политическая информация о содержании послевоенной политики СССР (при этом он доверительно сообщал источникам, что собранные сведения предназначены для глав государств США и Британии). В марте 1943 г. Браун просил своего доброго знакомого (агента НКВД-НКГБ «Чайковского») выяснить у ответственных работников ЦК ВКП (б), будут ли перемены во внутриполитической жизни СССР (демократизация), намерена ли Москва повести «экспорт революции», каково будущее Прибалтики и т. д. 25 декабря 1945 г. Браун покинул СССР(17).

Сама РКЦ, утверждали чекисты, «располагает своей мощной разведывательной службой, действующей с 1946 года в полном контакте с американской разведкой». Последняя, в свою очередь, «захватила монополию по использованию церковно-сектантских центров для подрывной работы против СССР и стран народной демократии» (восточно-европейских союзников СССР)(18).

В документе КГБ УССР описывалась организация разведывательной службы Святого престола (видимо, по материалам внешней разведки КГБ СССР) времен «холодной войны». В 1946 г. под руководством советников из США произошла реорганизация разведки Ватикана, теперь действовавшей под прикрытием международного католического издательства (агентства) ЧИП (аббревиатура от латинских слов «центр информации о Боге») или «Интер-Чип». Оно включало Главное управление (руководство и контроль), Дирекцию (исполнительный орган), периферийные филиалы, от которых за рубежом выдвигались разведывательные посты (точки), а также контрразведывательный орган.

При этом разведработа опиралась на разбросанные по всему миру парафии, приходы, церковные ордены, а Папа Пий ХII в 1948 г. сориентировал все католическое духовенство и актив на помощь в информационной работе.

«…Разведка Ватикана с ее многочисленным агентурным аппаратом является самой мощной разведкой мира и самой информированной организацией», она поддерживает постоянный контакт с посольствами США и Англии, только сортировкой поступающей информации в аппарате Ватикана ежедневно занимаются до 200 человек. Университет социальных наук в Риме готовил кадры для специальных информационных мероприятий, востребованных в период «психологической войны».

Подготовкой к выполнению миссий по сбору информации в славянских странах, СССР занимаются коллегиумы «Руссикум» и «Рутеникум». К 1950 г. советской спецслужбе стало известно об учреждении в «Руссикуме» «группы парашутистов» – священников и богословов, предназначенных для выброски с фальшивыми паспортами для миссионерской работы в Восточной Европе и СССР. Открылись годичные курсы для «перешивки» ксендзов в священники «восточного обряда» и знания русского языка (куда вошли священники – немцы, литовцы, словенцы, белорусы, итальянцы).

В  августе 1950 г. внешняя разведка МГБ СССР предупредила МГБ УССР о том, что с 1948 г. в голландском местечке Куленборг близ Утрехта в католическом монастыре открылся филиал «Руссикума» с целью специальной подготовки молодых украинцев – католических и униатских священников – для выполнения миссии в Советской Украине. Одним из руководителей филиала стал некий Линский, председатель Объединения украинцев Голландии, связанный с ОУН. Как отмечали разведчики, куратором «Руссикума» от УГКЦ выступает епископ Иван Бучко. Имеется закрытый «сектор «Р» во главе с митратом Лабой,  предусмотрена секретная часть учебной программы, внутренней безопасностью и слежкой ведает начальник административной части, белоэмигрант, полковник Малиновский(19).

Одновременно выказывалась озабоченность тем, что в Западной Украине проживает свыше тысячи бывших униатских священников и до 500 бывших монашествующих УГКЦ, которые, несмотря на переход в РПЦ или формальный отход от религиозной деятельности, «на практике продолжают оставаться активными приверженцами Ватикана». Кроме того, в регионе действуют 45 ксендзов и 118 римско-католических общин(20).

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 17. Л. 194.
2. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 485. Т. 2. Л. 68.
3. Уголовное дело в архиве Управления СБУ в Одесской области № 22851-П.
4. Данилюк Ю. Сліди «злочину» вели у Ватикан… // З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. № 2-4. С. 331–334; В спецсообщении НКВД от августа 1942 г. говорится о служении в Ворошиловграде, в храме, открытом в бывшем кинотеатре «Безбожник», священника-итальянца, свободно говорившего по-русски, призывавшего чтить немецкую армию и строить новую жизнь без большевизма. Нельзя исключать, что это был П. Леони.
5. Данилюк Ю. Сліди «злочину» вели у Ватикан…. С. 335–336.
6. Гура О. Трансформація релегійної мережі Римо-католицької церкви у 1944 – наприкінці 1940-х рр. // Держава і Церква в новітній історії України. V Всеукраїнська наукова конференція. Полтава, 19-20 листопада 2015 р. Полтава, 2015. С. 135.
7. По данным МГБ УССР, к 20 мая 1947 г. в республике работало 227 костелов и часовен РКЦ, 77 ксендзов, 10 монастырей с 113 монашествующими. К тому времени 38 священнослужителей-католиков были арестованы как «агенты Ватикана» (ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 30. Л. 278–279).
8. ОГА СБУ. Ф. 16. Оп. 92. Д. 42. Л. 156–157.
9. Он подробнее описан в нашей книге: Миротворец Лаврентий Берия // Веденеев Д. Украинский фронт в войнах спецслужб: Исторические очерки.  К.: К. И. С., 2008. С. 154–178.
10. Богданов Иван Иванович (род. в 1917 г. на Луганщине). Генерал-майор (1966), заместитель министра внутренних дел УССР (1956–1959). Начальник отделения, заместитель начальника отдела «О» (антирелигиозного) МГБ УССР в 1947–1950 гг. В 1951–1956 гг. – заместитель начальника УМГБ-УМВД по Львовской области. Принимал активное участие в оперативных мероприятиях по ликвидации УГКЦ и ее нелегальных структур в Галиции и Закарпатье. С 1974 г. в отставке (ОГА СБУ. Ф. 12. Учетная карточка).
11. Шуляк С. Т. Борьба органов государственной безопасности с агентурой Ватикана... С. 18; Минаев В. Тайное становится явным…
12. Минаев В. Тайное становится явным…
13. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 929. Т. 1. Л. 51.
14. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 929. Т. 1. Л. 52–53.
15. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 929. Т. 1. Л. 54–55.
16. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 929. Т. 1. Л. 61–65.
17. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 929. Т. 1. Л. 85–86.
18. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 929. Т. 1; Ф. 1. Оп. 12. Д. 1. Л. 177–178.
19. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 13. Л. 10–17.
20. ОГА СБУ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 13. Л. 186.

Опубликовано: чт, 20/04/2017 - 23:41

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 2
За последние 30 дней: 8
Всего просмотров: 122

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle