Противостояние Римско-Католической Церкви и советских спецслужб в Украине. Ч.2

Содержимое

…Определенный материал о «мирских» операциях Ватикана стал поступать из союзных СССР стран Восточной Европы. В 1945 г. был задержан при переходе советско-чехословацкой границы эмиссар Ватикана Колакович (ранее сотрудничавший с гестапо по линии выявления коммунистического подполья). Он имел поручения по установлению контактов с вооруженным подпольем ОУН (С. Бандеры), определения объемов необходимой ему помощи (1).  В самой Чехословакии  (где в 1949 г. вышла книга «Заговор Ватикана против Чехословацкой Республики») нейтрализовали созданную при помощи местного духовенства и с санкции Ватикана информационно-курьерскую линию от подполья ОУН в Галиции  и на польском Закерзонье в американскую зону оккупации в Германии. Опорными пунктами линии служили в том числе резиденция епископа Павла Гойдича (Словакия), женский монастырь и униатская церковь в Праге.

«Буря» над Галицией

В 1950–1951 гг. прошли судебные процессы над тремя католическими епископами-словаками, священниками и монахами, иезуитами, обвиняемыми в т. ч. в разведывательно-подрывной деятельности в пользу Ватикана, хранении оружия и тайных радиостанций, предоставлении убежищ антикоммунистическим повстанцам, антиправительственной пропаганде(2). Громкий судебный процесс в 1952 г. состоялся в Польше над участниками «шпионской организации в Кракове» во главе с ксендзом Юзефом Лелито, якобы связанным с американским разведывательным центром в Мюнхене(3).

Особое значение имел фактор «польского реваншизма». С начала 1944 г. подконтрольные польскому эмиграционному правительству в Лондоне подпольные формирования в Западной Украине начали операцию «Буря» – попытку установить контроль над украинскими землями, захваченными и аннексированными  Варшавой в 1919–1923 гг.  Как отмечалось в директиве НКВД СССР от 6 февраля 1945 г. № 2894, польское подполье развернуло диверсионно-террористическую деятельность, создает разведывательные резидентуры и подпольную сеть на отдаленную перспективу, и «смыкается» с немецкими спецслужбами в интересах совместной борьбы с СССР, а также терроризируют местное украинское население (фактически прибегало к этнической чистке, что подтверждали материалы перлюстрации органами НКВД писем украинцев из зоны конфликта)(4).

В ответ НКГБ УССР открыл централизованное агентурное дело «Сейм»(5), заведенное по распоряжению руководителя ведомства С. Савченко 29 февраля 1944 г. «для концентрации всех агентурно-следственных материалов по польским антисоветским формированиям» с целью проведения операций по предотвращению масштабного восстания сильного польского националистического подполья, стремящегося удержать территории на западе Украины и Белоруссии, входившие в состав Второй Речи Посполитой до 1939 года(6). Уже к 15 января 1945 г. советская спецслужба арестовала свыше 5800 поляков, из которых 1101 являлся участником антисоветского подполья, 241 сотрудничал с немецкими органами разведки и контрразведки. К 1 сентября 1946 г. в УССР по 90 агентурным делам и 600 делам-формулярам было ликвидировано 168 польских нелегальных организаций и групп, арестовано 3949 человек, выявлено 22 склада, 29 радиостанций, 7 типографий(7).

В тактическом видении и оперативном планировании НКГБ деятельность РКЦ в Украине и СССР в целом ассоциировалась с разведывательно-подрывной работой и содействием польскому вооруженному подполью. Это подтверждает ориентировка Савченко от 12 сентября 1944 г. «о разведывательной деятельности Ватикана и польского духовенства». Еще до 1939 г., писал нарком, в «Коллегиуме Руссикум» и других учебных заведениях Рима наладили подготовку агентуры для действий в славянских странах под видом священников, туристов, торговцев. По заданию чекистов, отмечалось в документе, агент-ксендз направил в «Руссикум» письмо, в котором просил допустить его на годичные курсы. В ответе от священника Филиппа де Региса сообщалось: «Для работы в России требуется всестороння и специальная подготовка, для этого необходимо пробыть здесь несколько лет. Такому пастырю недостаточно общего курса, но необходимо изучение многих дополнительных предметов».

Семинаристы спецназначения

На землях Польши в довоенный период кадры для миссионерской работы и сбора информации в интересах Ватикана вели основанная в 1932 г. «Семинария заграничная» в Потулицах (Познанское воеводство), «Семинария Папы Римского» в Дубно, где тон обучения задавали иезуиты, сами священники-выпускники приобретали навыки внедрения в любую социальную среду(8).

В информационном документе НКГБ шла речь о деятельности Ватикана по сбору сведений за рубежом, приводились слова профессора Маурицио Гордилло (1938 г.): «Папа осведомлен о положении в СССР лучше, чем любое иностранное посольство». Давалась характеристика гражданину Франции, епископу Нэве, работавшему в России и СССР в 1908–1936 гг. Последний выступал духовником французского и итальянского посольств, являлся «тайным представителем Ватикана» и агентом французской разведки, награжденным орденом Почетного легиона за работу в СССР. Его преемник на посту настоятеля католического храма в Москве Леопольд Браун заявил собеседнику (агенту НКГБ): «Церковь является огромным информационным орудием и действует в контакте с разведкой»(9).

16 января 1945 г. НКГБ УССР разослал УНКГБ западных областей ориентировку, где шла речь об активизации участия римско-католического духовенства в польском антисоветском националистическом подполье, а также дополнительных усилиях РКЦ к «распространению своего  влияния на Восток». Арестованный 4 января ксендз Голондзовский (секретарь света ксендзов Луцка) и участник подпольного «Комитета освобождения Волыни» сказал подставленному ему агенту НКГБ: «Роль католического духовенства в настоящее время является колоссальной не только в отношении религии, но и в польском общенародном смысле. Духовенство имеет задачей охватить своим влиянием и поляков, проживающих во всех областях Советского Союза».

Говорилось и о деятельности «активного агента Ватикана», викарного епископа Николая Чарнецкого, возглавлявшего в свое время духовную семинарию в Дубно, где, как считали в НКГБ, существовал центр подготовки Ватиканом кадров для разведывательной работы в СССР.

Давалась характеристика Луцко-Житомирскому архиепископу Шельонжеку как «видному агенту Ватикана», одному из организаторов польского подполья Волыни и будущему руководителю РКЦ в СССР. Как утверждали чекисты, А. Шельонжек направил в восточные области УССР ксендзов, «известных своей антисоветской деятельностью, поручив им организовать местных поляков для борьбы против Советской власти». Свыше 20 священников прошли специальную подготовку во Львове на курсах украинского языка и проникли в Киевскую и Житомирскую области. Говорилось о миссии в Харьков, по заданию Ватикана, немецкого разведчика Волконского. «Фактически агентура Ватикана рассчитывает на более широкий охват своим антисоветским влиянием населения в восточных областях УССР», говорилось в ориентировке(10).

14 марта 1945 г. Савченко направил руководителям региональных органов НКГБ ориентировку № 33/д. С началом войны Ватикан, писал нарком, развернул заброску на временно оккупированную территорию УССР своих агентов «для ведения шпионско-подрывной работы против СССР». Приводились показания арестованного Львовским УНКГБ подполковника жандармерии Войска Польского и участника подполья Армии Крайовой Белины-Войцикевича: «Ватикан действовал в полном контакте с фашистско-немецкими властями в отношении войны с СССР», чтобы в случае победы Германии «распространить свое влияние в России», немцы же надеялись на помощь Ватикана перед западными державами.

Духовенство РКЦ принимало активное участие в организации украинского и «белопольского» подполья.  Сообщалось о выявленных в ряде  костелов складах оружия, медикаментов, продовольствия, множительной технике и радиостанциях АК. Вновь упоминался Шельонжек, на которого НКГБ возлагал ответственность за создание «школ агентов Ватикана» в Дубно и Луцке, а также за организацию антисоветской группы «Акция Католическая». При этом, утверждалось в документе, чекистами перехвачены донесения Шельонжека Папе Римскому, «изобличающие его в проведении шпионско-подрывной работы против СССР».

Содержались и оценки роли ГКЦ в вооруженном конфликте советской стороны с движением украинских националистов: «Грекокатолическое, униатское духовенство, чья роль исторически сложилась как резко враждебная русским, славянским и советским интересам, активно используется Ватиканом для приобретения и подготовки специальной агентуры в целях проникновения на Восток». Духовенство ГКЦ принимает прямое участие в деятельности ОУН и УПА. Попытки же части римско-католического и грекокатолического духовенства сблизиться с советской властью бескомпромиссно трактовались как «один из иезуитских способов сохранить свои кадры и влияние не массы, легально укрепить свои позиции».

Для противодействия Ватикану НКГБ выдвигал задачи проведения агентурных комбинаций по созданию своих оперативных позиций в Восточной конгрегации Ватикана, коллегиуме «Руссикум», Папском Восточном институте, монашеских орденах. Предлагалось оперативно использовать «малочисленную прослойку» католического духовенства, «склонную пойти на перестройку своей деятельности и службу интересам Советской власти» для разложения РКЦ и осведомления НКГБ(11).

По флагом «цезарепапизма»

Как видим, в документах советской спецслужбы в одно целое сплеталась прозелитическая, миссионерская и собственно информационная работа Ватикана и его клира в Украине. Разумеется, с учетом доктрины «цезарепапизма», традиционного активного влияния Ватикана на международные дела невозможно представить себе инициативные действия Святого престола без целенаправленного и всестороннего информационного обеспечения, создания позиций влияния  в политических кругах по всему миру, тем более – в регионах компактного проживания миллионов католиков и грекокатоликов. Общепризнанная тайная деятельность ордена иезуитов вообще не нуждается в дополнительном рассмотрении.

Наряду  с этим острота военно-политического момента, характерный для органов НКВД-НКГБ курс на политизацию и криминализацию деятельности идейно-политических противников в интересах фабрикации масштабных «дел» абсолютизировал в сторону «разведывательно-подрывной» окраски деятельность РКЦ в Украине, где она с 1920-х гг. была объектом незаконных преследований. Вместе с тем, вряд ли целесообразно ставить под сомнение наступательность миссионерства Рима, исторически сложившийся экспансионизм Папства, тесное сотрудничество РКЦ с польским националистическим подпольем и УГКЦ – с движением ОУН и УПА, традиционные методы продвижения влияния Курии, а также в целом вполне мотивированный антисоветский характер политики Ватикана, усугубленный жестокими расправами над клиром и верными католического и грекокатолического вероисповедания в 1920–1930-х гг.

По делу «Сейм» в ряде областей Украины прошли аресты «римско-католического духовенства, связанного с белопольским подпольем». Особо отмечалось задержание Луцкого архиепископа, графа Адольфа Шельонжека в начале января 1945 г., у которого изъяли отчет Папе Римскому от 30 октября 1944 г. По решению спецколлегии при МВД ССССР «архибискупа» 6 мая 1946 г. выслали в Польшу (по другой версии – усилиями Ватикана 15 мая 1946 г. был освобожден из тюрьмы  в Киеве)(12).

В конце мая 1945 г.  в НКГБ УССР было составлено обвинительное заключение на упоминавшегося Шельонжека и семерых католических священников. Сам епископ (1865 г. рождения) обвинялся в том, что лично руководил «деятельностью агентов Ватикана на советской территории», вел разведывательную работу и подрывную деятельность в пользу Папского престола. Собранные данные, утверждали следователи НКГБ, он передавал через границу папскому нунцию в Берлине Орсениго для дальнейшей переправки в Рим. Помогал антисоветским повстанческим организациям, стремящихся вооруженным путем восстановить Польское государство в границах 1939 года, санкционировал участие духовенства РКЦ Луцкой епархии в «антисоветских польских националистических повстанческих организациях, ставивших своей задачей отторжение территории западных областей Украины и Белоруссии от Советского Союза». Ему же вменялась засылка эмиссаров Ватикана в восточные области Украины для «насаждения католицизма и сбора разведывательных данных для Ватикана»(13).

Основные обвинения в адрес ксендзов Б. Джепецкого, И. Кучинского, С. Шипта, А. Кукурузинского, А. Беня, К. Галензовского и В. Буковинского состояли в сборе разведывательной информации, политико-экономических сведений об СССР в интересах Ватикана, проведении подрывной деятельности, насаждении католицизма в восточных регионах УССР, антисоветской пропаганде. Часть из них обвинялась в участии в организации «Акция католическая», в связях с польским вооруженным подполем. Всех священников Спецколлегия при МВД СССР 6 мая 1946 г. осудила на срок от 5 до 10 лет пребывания в исправительно-трудовых лагерях(14).

17 июля 1944 г. вышла директива НКГБ УССР № 1289/с начальникам областных УНКГБ «О работе по линии католической церкви». «Из всех существующих церковных организаций, – отмечалось в документе, католическая церковь является наиболее крепкой, сплоченной, с многовековым опытом централизованной организацией, имеющей сильное влияние не только среди католиков, но и распространяющее это влияние на верующих других исповеданий». Подчеркивалось, что для РКЦ присущ «крепко сколоченный актив мирян, группирующихся вокруг приходских ксендзов и монастырей». Сама РКЦ вросла в государственную систему Польши, имеет прекрасно подготовленные ксендзов, использует опыт ордена иезуитов по проведению политики Ватикана и служила орудием польских разведывательных органов. Используя свою специфическую терминологию, чекисты объявляли РКЦ в Украине «массовой резидентурой» польских антисоветских кругов.

В качестве мер оперативного воздействия предлагалось:

– поставить на учет все действующие костелы и монастыри, общины РКЦ, епископат и клир, мирян из органов церковного самоуправления взять в «активную агентурную разработку»;
– произвести вербовки агентуры из среды священнослужителей, монашествующих (с использованием «интимных материалов»), церковного актива, поручив вербовки только опытным оперативным работникам;
– выявить связи РКЦ в Украине с Ватиканом, вооруженными националистическими формированиями, установить среди клира РКЦ агентуру зарубежных спецслужб;
– аресты и негласные задержания священнослужителей-католиков производить только с санкции НКГБ УССР(15).

Противодействию попыток Ватикана укрепить свои позиции на территории СССР в спецслужбе придавалось весьма серьезное значение, о чем свидетельствовала директива НКГБ СССР от 31 октября 1944 г. № 140 об активизации розыска «агентуры Ватикана»(16).

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. Подборку документов об отношении ОУН к религиозным вопросам см.: ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 376. Т. 84.
2. Минаев В. Тайное становится явным…; Разгром властями униатской и католической церквей в странах «народной демократии» по образцу ликвидации УГКЦ в УССР обстоятельно исследован в книге: Волокитина Т. В., Мурашко Г. П., Носкова А. Ф. Москва и Восточная Европа. Власть и церковь в период общественных трансформаций 40–50-х годов ХХ века: Очерки истории. М.: РОССПЭН, 2008. 807 с.
3. Минаев В. Тайное становится явным…
4. ОГА МВД Украины. Ф. 1. Оп. 43. Д. 3. Л. 2–3, 22–24.
5. ОГА СБУ. Ф. 60. Д. С-9975.
6. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 74. Т. 1. Л. 75.
7. Операція «Сейм». Польща та Україна у тридцятих – сорокових роках ХХ століття. Невідомі документи з архівів спеціальних служб. Варшава–Київ, 2007. Т. 6. С. 1274; ОГА МВД Украины. Ф. 1. Оп. 43. Д. 2. Л. 26.
8. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 75. Л. 270–271.
9. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 75. Д. 19. Л. 199; К 1941 году, после присоединения Западных Украины и Белоруссии, Прибалтики, число католиков и грекокатоликов в СССР увеличилось взрывообразно, с 50 тыс. в 1939 г. – до 6,5 млн. к началу войны.
10. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 88. Л. 3–5.
11. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 88. Л.113–115.
12. Операція «Сейм»...  С. 1000.
13. Операція «Сейм»... С. 1019–1020.
14. Операція «Сейм»... С. 1020–1032.
15. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 75. Т. 2. Л. 3–7.
16. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 17. Л. 195.

Опубликовано: вт, 11/04/2017 - 20:26

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 3
За последние 30 дней: 7
Всего просмотров: 173

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle