Село Рохманов: 12 лет испытаний, наконец – новый храм!

Содержимое

Ровно 12 лет назад, в марте 2005 года, настоятель Свято-Троицкой общины села Рохманов Шумского района Тернопольской области протоиерей Олег Сирко с прихожанами закрылся в захваченном раскольниками храме и объявил бессрочную голодовку протеста. Священник проголодал 56 (!) дней, ежедневно совершая Литургии. Прибывшие по настоянию правящего архиерея врачи констатировали крайнее истощение организма с прямой угрозой для жизни. О. Олег отказался от медицинской помощи и только по благословению вл. Сергия прекратил голодовку, в тяжелом состоянии был доставлен в больницу. Мать священника, не выдержав переживаний за сына, умерла.
Еще пять с половиной лет о. Олег стоял с верующими под Верховной Радой Украины, требуя возврата храма. В одной из палаток по благословению Блаженнейшего Митрополита Владимира действовал домовой храм в честь св. Александра Невского. Пять судов, в том числе и Высший Арбитражный, вынесли вердикт в пользу общины, но власти Шумского района проигнорировали решения Фемиды.

Сегодня многострадальная община канонической Церкви выстроила новый храм. Об этом наш рассказ.

«Я потерял 36 килограммов и умирал. Господь спас».

Отец Олег забрал нас на автомобиле в Почаеве и по дороге в Шумск мы вспоминали о «делах минувших дней». И сегодня село Рохманов, в котором он служит уже почти 30 лет, поделено на две половины: часть прихожан осталась верной канонической Церкви, другая причисляет себя к раскольникам лжепатриарха Филарета. Причем последние – люди совершенно нецерковные, крайне политизированные и агрессивные. 12 лет назад некий местный предприниматель Петр Волос, занимавшийся закупкой и продажей сельхозпродуктов, возглавил группу раскольников, которые со списком односельчан ходили по домам и спрашивали у людей:  «Вы за какой Патриархат: враждебный Московский или наш патриотичный Киевский? Ставьте подпись». Этот приём раскольники используют и поныне. Ими даже разработаны специальные письменные инструкции, как «правильно» захватывать храмы.

– Они называли меня вором и грабителем, говорили, когда я уехал в Киев отстаивать наши права, что я никогда не вернусь, – рассказывает отец Олег. – Что я в Киеве будто бы «добыл себе местечко» и «на награбленные деньги» односельчан строю там храм… Но наши верующие в Киеве на «теплом местечке» в мороз и стужу жили со мной в палатках, молились день и ночь, ходили по всем мытарствам судебных процессов. В Киеве к нам присоединились верующие из Львова, Харькова, Луганска и Донецка. Сейчас некоторые из них вернулись со мной в Рохманов, живут в вагончиках на нашем новом церковном подворье, помогают в строительстве храма.

– Батюшка, когда Вы голодали, то понимали, что можете умереть?

– Я положился на волю Божью. С Господом ничего не страшно, Он дает силы, Матерь Божия нас поддерживала, Она слышит наши молитвы и сегодня. Я тогда, в 2005 году, лишился 36 килограммов собственного веса, уже с трудом передвигался. В таком состоянии попал в больницу, и врачи потихоньку вернули меня к жизни. Но это стояние за правду и пять с половиной лет молитв в палатках у Верховной Рады, конечно, подорвали здоровье. Но Господь дает силы, и не только силы. Он нам во всем помогает. Все возможно верующему, как учит нас Христос. Иначе откуда в современных экономических условиях у нас нашлись бы средства за три последних года возвести новый храм?

Въезжая в село Рохманов, примыкающее к районному центру, о. Олег показал на вульгарную надпись на доме с упоминанием его имени:

– Это их работа. Но я запретил нашим прихожанам стирать, пусть люди видят нравственность филаретовцев. Они не верили, что я вернусь в село, что мы сможем построить новый храм. А когда это произошло, раскольники засуетились, побежали в сельсовет: зачем, мол, нам две церкви, одна из которых – «враждебная».

К сожалению, в селах и городках Тернопольщины не утихает волна расколов. Но что характерно: люди, лишенные своих храмов, не опускают рук. Гонения, унижения, а иногда и настоящие репрессии лишь укрепляют веру православных. Многие открыто говорят: «Мы будем стоять до смерти». Они продолжают молиться на улице под открытым небом, в палатках, переоборудуют свои дома под молитвенные церкви, иллюстрируя  веру, о которой говорил Христос: «Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12:32).

Но вот между деревьев заблестел купол новой церкви.

– Приехали, – сказал священник.

У Троицкого храма

Новый храм, напоминающий архитектуру Древней Руси, расположен в возвышенном живописном месте, откуда открывается панорама на десятки километров благословенного Тернопольского края. Один из встретивших нас приветливых прихожан-трудников пригласил подняться на колокольню, откуда можно было увидеть луковки православных церквей близлежащих сел. «Все это наши братья по вере», – сказал он.

В конце года, когда поднимали купол на храм, возникла проблема: купол вмерз в землю и подъемный кран не в силах был его поднять. Мужчины оббивали мерзлый грунт, а женщины на морозе три часа подряд стояли рядом и творили молитву: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!»

Вскоре были установлены кресты, которые освятил схиаепископ Серафим (Зализницкий) Шумский, викарий Тернопольской епархии, ректор Почаевской семинарии. Благословляя паству, владыка сказал: «Господь Вас не оставит, братья и сестры. Он видит Ваши труды, видит, как вы мужественно прошли все испытания. Благословение Господне да будет с вами».

В трапезной варился обед, в столярку с установленной пилорамой на лошадках привезли бревна. Отец Олег повел нас по территории, показывая свое хозяйство.

Вот – голубятня. Некоторые из крылатых питомцев были с о. Олегом и у Верховной Рады.

В тот дождливый пасмурный день нам удалось сфотографировать лишь одного пернатого, белого, выглянувшего из голубятни посмотреть на гостей.

Летняя трапезная оборудована и под временный храм, в конце – иконостас, Царские врата, за которыми престол. Летом здесь служатся Литургии. В холодную пору – в домовом храме о. Олега.

А еще мы побывали на церковной пасеке. Отец Олег – потомственный пчеловод. На пасеке сохранился и действует один улей его дедушки, на котором надпись: 1939.

А еще мы увидели юношу Андрея. Последний раз мы познакомились 12 лет назад, когда он, семилетний, прислуживал батюшке в закрытом от раскольников храме и слыхал рев бушующей толпы, напоминавшей евангельское:

«Распни, распни Его!..» Сейчас Андрею 19, он студент, но по-прежнему приезжает к отцу Олегу.

На службу приходит также и бывшая регент с семьей, которая в свое время не устояла перед натиском раскольников и осталась руководить хором в старом захваченном храме. А сейчас вот, увидев все беззакония филаретовцев, вернулась. И она не одна такая в селе.

На прощание, провожая на автобус, отец Олег одарил нас душистым медом и с неизменной доброй улыбкой сказал:

– Приезжайте летом, когда у нас грибы, рыбалка. Тогда уже и в новом храме вместе помолимся. Обязательно приезжайте!

Сергей Герук
Фото автора

 

Опубликовано: пн, 10/04/2017 - 13:57

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 30 дней: 1
Всего просмотров: 193

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle