Тихий разговор о счастье

Содержимое

«Весну нельзя остановить, даже если твоя собственная жизнь идет наперекосяк…», — считает Тоня из одноименной книги Марии Парр. И она совершенно права.

Мы с девочками перечитали эту книгу несколько раз. Там все, как я люблю:  ненавязчивые лирические отступления о красотах Глиммердала, «быстроходный», в ритме мелькающих дней девятилетней бойкой девочки сюжет и даже «мораль сей басни». Вообще, главная мысль книги очень созвучна моим собственным убеждениям: «Дети ни в чем не виноваты… Ни в чем. Все глупости взрослые делают сами».  Во всех конфликтах и недоразумениях между детьми и родителями взрослый человек не должен вставать в позу обиженного и оскорбленного — только родитель в состоянии аккуратно и без потерь «разрулить» практически любую ситуацию. Тут есть тонкость. Я не говорю, что ребенок всегда прав. Я говорю о том, что требовать от чада рассудительности и мудрости как-то странно.

Да, старика Гунвальда жалко, его справедливая, казалось бы, обида вызывает сочувствие, но так странно, что за целых 30 лет не нашлось никого, кроме маленькой девочки, кто способен сказать ему: «Ты папа».  А значит — именно тебе брать ответственность, делать первый шаг! «Если ты папа, то ты навсегда папа. Ты не можешь перестать быть папой, потому что случилось что-нибудь глупое или плохое!».  

А еще я уверена, что для ребенка совершенно непосильная ноша — решать, с кем из родителей ему жить и быть. Я думаю, что в сознании ребенка родители — это единое существо, отделить их очень трудно. В принципе, отделив папу от мамы, ребенок проходит сепарацию. Это целый новый этап его взросления. В 12 лет — это слишком рано. Вот вы бы смогли отказаться, если бы мама позвала вас с собой? Ставить себя на место другого человека, учиться смотреть на мир с другого ракурса как раз и учится главная героиня книги, а с нею и читатель.

Тоня хороша не только открытым характером и умением строить отношения с самыми разными людьми, она еще оказывается способной на верную дружбу, искреннее прощение и глубокую любовь. А это, я считаю, самые главные качества в человеке.

Вообще с огромной любовью нарисованы буквально все персонажи книги — жители небольшого живописного поселка (кроме, пожалуй, Клауса Хагена — хотя и ему, «отпетому» бесчувственному  бизнесмену, приданы черты человечности в сцене с коленкой Тони). Кстати, о бизнесе и деньгах. Книга привлекла меня еще и тем, что прямо провозглашает простые человеческие радости выше любых (даже очень больших) денег. И это как глоток чистого воздуха в центре Москвы! «Важные вещи это дом и друзья, мама и папа, звуки скрипки и горы, река и море, которое поднимается, вот это важно. А деньги совсем не важны!».

И уж если мы начали говорить о свежем воздухе, то после прочтения книги вы окончательно уверитесь, что ребенок должен расти как можно ближе к природе: если уж не на почти «необитаемом острове» Глиммердал, то хотя бы на полуострове Крым.  Шучу, конечно. Но слышать шум ветра и журчание реки ребенку так же необходимо, как и здоровое питание или игра на скрипке…

Да, еще одна особенность: книга буквально пропитана звуками и голосами, она поет и играет в тишине детской, когда читаешь ее детям на ночь. «До конца жизни эта сцена будет стоять у Тони перед глазами прозрачно и чисто, как вода. Каждая ее секунда будет храниться в памяти, как драгоценный алмаз. Потому что когда Хейди настроила скрипку Гунвальда и прижала ее подбородком, случилось чудо. Тоня такого никогда не переживала. Хейди играла вместе с рекой. Перед ними, вокруг и позади кругом царствует Глиммердалсэльф, и когда Хейди проводит смычком по струнам, звуки сливаются с гулом реки. Тоня покрылась мурашками. Музыка облепляет ее всю…».

Мария Парр

Мария Парр

Книга Марии Парр «Вафельное Сердце» не менее хороша — тем же, чем Тоня»: воспеванием настоящей, близкой к природе жизни, описанием наших современников, которые все еще не «зависают» в интернете, а ведут простой и здоровый, «деревенский» образ жизни, ненавязчивым юмором (и описание навозного дождя меня совершенно не покоробило, в отличие от многих взрослых людей, чьи рецензии я читала, прежде чем самой приобрести книгу) и, наконец, тем, что книга эта — не пустое описание детских приключений и травм (вот, кстати, с сотрясениями мозга все-таки перебор, на мой взгляд), а тихий душевный разговор о жизни и смерти, любви и счастье.

А как приятно, что в книге совершенно гармонично и естественно показана детская вера — это так редко сейчас встречается. А если и встречается, то несколько нарочито, навязчиво. Здесь вера — настоящее состояние человека, то, что помогает в трудных ситуациях, поддерживает и приводит на новые какие-то ступени взросления. Вообще трудный процесс роста ребенка — не физического, а именно роста души — здесь настолько хорошо виден, что даже слог у книги становится более сдержанным и серьезным к концу повествования.

«Я получил наследство. Мне разрешили взять из дома бабы-тети одну вещь, которая будет только моя. Ты мог выбрать любую вещь? уточнила Лена. Я кивнул. И что ты выбрал? Диван? Я выбрал Иисуса. Он висит у меня над кроватью. И я могу не бояться».

И еще много чего хорошего можно было бы сказать и о главном герое — мальчике Трилле, и о его подружке Лене, жизнь которых просто переполнена приключениями, но при этом чудесным образом у них остается время съездить к старой бабушке, рассказать друг другу о картине со Христом, утешить деда и поговорить о самом важном друг с другом — не в многих словах, но, может, много слов и не нужно, если есть любовь и понимание, и верность? «Если кому-то грустно оттого, что он скучает без кого-то, значит, он этого кого-то любит. А любовь к кому-то это самое-самое прекрасное на свете чувство. Те, без кого нам плохо, у нас вот тут! и он с силой стукнул себя в грудь. Ох, вздохнул я и вытер глаза рукавом. Дед, но ведь ты не можешь играть с тем, кто у тебя здесь, и я тоже ударил себя в грудь и вздохнул».  

После первого прочтения мне показалось «неидеальным», что доминантный характер главной героини создает явное ее превосходство над мальчиком-рассказчиком. Почему-то автор не дала ему отличиться даже на пожаре, когда, казалось бы, он проявил себя настоящим героем. Там в последний момент является Лена и снова берет инициативу на себя. Вообще-то, исходя из мягкого характера Трилле, его тонкой душевной организации, это даже гармонично. Я очень хорошо понимаю, что автор, будучи талантливой и честной, просто нарисовала ту картину, которая развивается на ее глазах. Но мне хотелось в «педагогических» целях, да и по промыслу, дать шанс мальчишке почувствовать себя героем и мужчиной. Кстати, и моя восьмилетняя дочка отметила: «А чего только этот мальчик какой-то девчонский?». Нет, я понимаю, что в жизни все случается. И моя старшая дочка была в свое время предводительницей «шайки» из трех своих братьев, но…

Зато со временем я прочувствовала, что именно в сегодняшнем мире это и есть правдивое отображение действительности. Сегодня мальчику позволено быть тонким и чутким, понимающим и внимательным. При этом он может отличиться и на пожаре, если девочка его не опередит. Кстати, здесь тоже все сходится: женские реакции бывают более быстрыми. Пока мужчина соображает умом, женщина скоро чувствует сердцем.

«Когда он закончил, я разрыдался. Я рыдал до икоты. Я плакал о том, что у Лены нет папы, и что баба-тетя умерла, и что мой лучший друг уехал, не сказав даже «прощай». — Я никогда больше не вылезу из кровати! Ничего страшного, он будет носить мне еду прямо в постель, пообещал папа, а я могу спокойно лежать здесь до конфирмации. Я зарыдал еще пуще. Получалась какая-то кошмарная жизнь. — Я больше никогда, никогда не буду радоваться? — спросил я».

Получается, что это книга еще и о современной мужественности, которая все-таки не заключена в грубости или агрессии. Особое мужество нужно для того, чтобы оставаться собой в сложных ситуациях.

Быть собой и понимать других — этому и учат книги Марии Парр.

Юлия Комарова

Теги

Опубликовано: пн, 03/04/2017 - 22:09

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 30 дней: 1
Всего просмотров: 183

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle