Постное письмо № 23. «Лествица». Наедине с опасной книгой

Содержимое

Православие и мир

С жаром ухватился за книгу, читал с упоением, но по мере чтения мой восторг не только зачах, но и обратился в тяжелейшую депрессию, из которой я выходил несколько месяцев”. В чем заключается “многоэтажная” сложность “Лествицы”, и как правильно читать эту книгу, рассказывает архимандрит Савва (Мажуко).

Н.П. Химона. Отшельник на ступеньках храма, фрагмент

Четвёртое воскресенье Великого поста отведено памяти преподобного Иоанна Лествичника. Почитание этого подвижника началось ещё при его жизни, но постное воскресенье ему было отдано только в XIV веке. Тому были две причины.

Во-первых, память святого постника логично приходится на дни поста, а поскольку постом праздновать неприлично, торжество перенесли на воскресенье. Во-вторых, святой Лествичник, большую часть жизни проживший на Синае, горячо почитался своими земляками по палестинскому монашеству, и когда на Руси с XIV века начал доминировать Иерусалимский устав, естественно возросло и почитание преподобного. Студийский устав тоже чтил Лествичника, но чуть прохладнее: у святого не было даже особой службы. Та служба, которая вошла в современную Триодь, попала в этот сборник уже после XVII века. В Триодях наших старообрядцев службы Лествичника нет.

Не стану драматично вопрошать: «чем же так прославился Лествичник?», потому что каждый православный человек если и не читал главный труд преподобного, знаменитую «Лествицу», то, по крайней мере, слышал название и восторженные отзывы или видел чудесную икону с очень динамичной композицией.

Моё знакомство с «Лествицей» было похоже на бурный роман с восторгом первого взгляда, ревностью, нервными объяснениями, разрывом и спокойной дружбой взрослых и понимающих людей. Первое впечатление родилось именно от взгляда: икона «Лествицы», которую я увидел в музее, меня просто заворожила, так живо и таинственно смотрелись иноки, карабкающиеся по узенькой лесенке, и злодеи, которые пытались их спихнуть, зацепить, и некоторые падали в самое пекло, сжавшись от ужаса, будто страхом удерживаемые в воздухе. Невероятная икона! Но с текстом я познакомился уже будучи монахом с небольшим стажем. Мой друг хвалил эту книгу с горящими глазами, говорил, что именно «Лествица» привела его в монастырь. Трудно было не заразиться. С жаром ухватился за книгу, читал с упоением, но по мере чтения мой восторг не только зачах, но и обратился в тяжелейшую депрессию, из которой я выходил несколько месяцев.

Признаюсь, мне было очень стыдно. Потому что книга оказалась воистину святой и подлинной. Значит, что-то со мной не так? Не стану опровергать. Но из разговоров с братьями выяснилось, что о «Лествицу» поранился не я один. Несмотря на «ранения», позже «Лествицу» я перечитывал не один раз и с большой радостью. Это, действительно, опасная книга. Как и всё подлинное.

В чём же дело? Как прочитать «Лествицу» и выжить, чтобы это чтение не превратилось в «репортаж с петлёй на шее»?

На самом деле, всё очень просто. Восторг перед святостью порой лишает нас здравого смысла. А так быть не должно. Даже если ты читаешь святую книгу, не выключай мозг и критическое восприятие, тогда и книга, и её святость откроются тебе лучше и с пользой.

Преподобный Иоанн жил в седьмом веке. Пришёл в монастырь в шестнадцать, был пострижен в двадцать и сорок лет прожил в послушании старца. Потом его насильно сделали настоятелем обители, которая позже превратилась в знаменитый монастырь св. Екатерины на Синае. Это основные сведения. Если принять их с предельной серьёзностью, вам уже проще или, как говорила одна старушка, способнее, будет читать эту книгу.

Седьмой век. Византийская империя. Греческий язык. Монашеская община.

Что нам даёт знание о времени написания книги? Например, то, что первые шесть веков христианства благополучно прошли без неё. Ни Златоуст, ни Антоний Великий этой книги не читали. Наоборот, «Лествица» строилась на основании опыта древних отцов, стала энциклопедией этого опыта. Преподобный Иоанн с почтением цитирует, скажем, книги святого Иоанна Кассиана Римлянина или преподобного Марка, проговаривает идеи святых Варсануфия и Иоанна, даёт ссылки на истории египетских отцов.

У «Лествицы» есть своё лицо, биография и литературные «родители», вскормившие этот текст. Если вы думаете, что это как-то унижает «Лествицу», мне вас жаль. «Лествица» не упала с неба, её писал человек, и мы ему так благодарны, что отдали его памяти целое воскресенье, и это самая малая из благодарностей, что мы могли сделать.

Книга написана в Византии на греческом языке. Конечно, «Лествицу» активно переводили ещё в седьмом веке. Славянский перевод появился уже в век Крещения Руси, но читать «Лествицу» стали массово и внимательно лишь благодаря переводам старца Паисия Величковского, а оптинским старцам мы обязаны русским переводом.

И вот у меня на столе лежит томик «Лествицы». Тридцать глав, которые предваряются написанными в раннем средневековье житием и предисловием с приложением писем того же седьмого века. «Слово к пастырю» – замечательный памятник пастырского богословия. Далее в книге есть указатель библейских цитат, встречающихся в «Лествице», средневековые примечания к биографии преподобного и его «Лествице» и алфавитный указатель к книге. Достаточно ли это для современного читателя?

У меня на полке стоит прекрасно изданный первый том «Этимологии» Исидора Севильского, испанского епископа, учёного-энциклопедиста, который был современником преподобного Иоанна, возможно даже ровесником. Святой Лествичник жил на Синае, епископ Исидор в это же время трудился в Испании. Оба писали книги. Из трёхсот пятидесяти страниц «Этимологии» текст Исидора занимает сто пятьдесят страниц, остальные двести – справочный аппарат. Ведь книга написана в далёком седьмом веке, в чужой стране, на древнем языке. Откуда современному читателю знать о всех тонкостях быта, образования, стиля жизни и обычаях тех времён и того народа, если даже дети, не смотревшие Штирлица и Шурика, с трудом понимают наши шутки, намёки и крылатые выражения. А тут – седьмой век. Поэтому издатели «Этимологии» совершенно естественно снабдили издание подробной биографией с разбором учения и философских взглядов Исидора, примечаниями переводчика, детальными комментариями к тексту, указателем имён и терминов. На сто пятьдесят страниц текста двести страниц сопровождения! А иначе нельзя, ведь вы берётесь читать текст седьмого века.

У нас есть насущная необходимость в таком издании «Лествицы». Кстати, не только «Лествицы», но и вообще всей святоотеческой литературы. Нельзя оставлять человека один на один с гениальным текстом. «Илиаду» Гомера или «Божественную комедию» Данте мы не возьмёмся читать, если не поработаем сперва со справочной литературой, иначе текст нам просто не откроется.

Однако ситуация усложняется ещё и тем, что «Лествица» – книга, написанная монахом о монахах для монахов. Если быть точнее, то «Лествица» писалась даже не столько для иноков, сколько для их руководителей. Знаете, есть пособия для студентов, а к ним есть методические издания – «Пособие для учителя». «Лествица» и есть такое пособие для духовного руководителя, методические разработки для наставника-духовника.

Такова «многоэтажная» сложность «Лествицы». И это ещё больше делает её ценной в наших глазах. Эта книга требует работы с учётом всех вышеперечисленных оговорок. Без внимания к этим элементарным сведениям вы не просто не поймёте «Лествицу», но и нанесёте себе духовный вред.

Если бы я заведовал Издательским советом патриархии, ввёл бы для монашеской литературы особую маркировку, скажем М+, чтобы читатели знали, что это книга для монахов, и судить свою жизнь по ней, примерять на себя её требования – опасное недоразумение. «Лествица» писалась не для мирян, но всякий человек, серьёзно относящийся к духовным упражнениям должен познакомиться с этим текстом, даже если он не монах. Мирянам можно читать «Лествицу», но с учётом особой «техники безопасности», которая требует отдельного разговора.

Православие и мир

Опубликовано: пн, 27/03/2017 - 06:15

Всего просмотров: 649

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle
Реклама: