Надо ли ждать от людей благодарности за доброе дело?

Содержимое

Что такое — доброе дело? Будет ли оно добрым, если ждешь благодарности, или это корысть? Отвечает протоиерей Михаил Потокин.

 

Протоиерей Михаил Потокин; фото: диакон Андрей Радкевич

— Мне кажется, вопросы: что такое — доброе дело и доброе ли дело я делаю — очень личные вопросы. Поэтому для того, чтобы оценивать что-то, надо знать душу человека, понимать, почему человек так поступает.

А для этого у нас самих должно быть верное представление о добре и зле. Если мы его имеем, мы можем понять и правильно оценить и свои побуждения, и побуждения других людей.

А если мы всего этого не имеем, лучше вообще воздержаться с оценкой. Ведь бывает, кому-то не убить — уже доброе дело.

Человеку гневливому сдержать резкое слово — доброе дело. Не очень щедрому подать милостыню, потому что вдруг жалко стало, — доброе дело.

Есть только некоторый ориентир, на основе которого можно с осторожностью рассуждать о доброте наших дел. Это – плоды, результаты. Господь говорит: «По плодам их узнаете их». Потому что бывает, что и с самыми благими намерениями сделанное дело приносит ужасающие плоды.

Например, Иудушка Головлев все свои дела делал с молитвой, а оборачивалось все жутким ханжеством и фарисейством.

Результат может быть и в том, получается ли у нас после «добрых дел» не ждать благодарности? Поступать так, как призывал Христос: когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали то, что должны были сделать?

Нельзя думать, что мы сделали что-то сверх того, что можно было сделать. Я думаю, настоящих добрых дел, с правильными плодами для души того, кто делает, без этого просто не бывает.

Конечно, в любом случае надо помогать другим. Именно то, что мы что-то делаем для других, отдаем другим – свои деньги, время, силы, чувства, — и делает нас людьми.

Это норма наша – служить друг другу. Но мир так далеко ушел от этой нормы, что пришлось появиться благотворительности, появиться разным «добрым делам», чтобы хоть как-то приблизить это заповеданное Богом в качестве нормы отношение людей друг к другу.

Я бы не стал делить добрые дела по степени их, выделяя «большие» или «меньшие». Но есть такие дела, которые нас заставляют отказаться от чего-то своего. И в этом смысле, наверное, они имеют большую ценность. Но, опять-таки, нельзя понимать человека плоско.

То, что для одного мелочь, для другого — самоотречение.

Я думаю, что, если Плюшкин у Гоголя отдал бы хоть гвоздик кому-нибудь – для него это было бы очень большое доброе дело. Даже с мертвыми душами он мучился, понимаете?

Милостыня. Фото 19 века с сайта photochronograph.ru

Милостыня. Фото 19 века с сайта photochronograph.ru

    

Поэтому, например, сказать, что человек, работающий в благотворительной организации и получающий зарплату, меньше приносит добра, чем доброволец, который что-то делает после работы – невозможно.

Вопрос: что каждый вкладывает в свое дело? Как он его делает? С любовью, с состраданием?

Несмотря на то, что у него — своя семья, она ждет, хочет внимания, близкие чего-то просят, дети, проблемы. И если человек отдает свое сердце, а не только время, он – на своем месте и никакие упреки к нему (про зарплату или дивиденды в виде радости) не применимы. А на что бы он жил без зарплаты?

Так — в любом деле. Если вы приходите к врачу, которому платят зарплату, вам же важно не только, чтобы он выписал лекарство или назначил операцию, вам от врача нужно внимание, утешение, добрая улыбка, сострадательный взгляд, надежда, да просто спокойное, не на бегу, уважительное обсуждение ваших проблем. Так и всем людям, во всем.

Доброе отношение к человеку в любом деле сегодня становится одним из немногих способов проявить сострадательность, уважение, доброту, потому что у нас происходит монетизация многих социальных услуг.

Происходит еще более глубокое отчуждение людей друг от друга. Но все монетизировать невозможно. И доброе отношение наше часто может быть жертвой, когда мы преодолеваем себя, отказывается от чего-то, потому что, если мы «перерасходуем» себя на работе, значит, меньше времени и сил останется для себя, для того, что нам нравится.

С этой точки зрения, если мы, например, добровольчествуем и нас все благодарят, нам весело делать одно дело с единомышленниками, — нам легче делать добрые дела, это естественно. А когда ты, к примеру, пошел работать в благотворительную организацию, и тебя засадили за бумажки, и это страшно скучно, хотя и важно, да тебя еще ругают, что ты там чего-то путаешь, – здесь жертва больше.

Есть разные уровни жизни. Когда человек, честно трудясь, не получает отдачу от своих дел ни в виде благодарности, ни в виде радости, ни в виде похвалы начальника, когда он не видит даже реальных плодов своего дела, то такое дело может быть гораздо более ценным, просто потому, что делать его труднее.

Разделить тех людей, которые помогают лично и тех, которые организуют помощь – это как взять и расчленить человека на голову, руки, ноги – что важнее? Но все участвуют в одном деле, и это дело живет. А если уберешь один орган, оно пострадает или умрет. В нашем организме нет ничего неважного, поэтому все ценно.

 

Протоиерей Михаил Потокин

Милосердие.Ru

Опубликовано: чт, 23/03/2017 - 15:30

Всего просмотров: 199

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle
Реклама: