Противостояние Римско-Католической Церкви и советских спецслужб в Украине. Ч.1

Содержимое

Свирепая антирелигиозная политика партии большевиков, приведшая к массовым физическим репрессиям против священнослужителей и верующих, не делала исключения ни для одной из деноминаций. Хотя наиболее масштабными и кровавыми стали преследования Православия, жертвами были и католики, и грекокатолики Украины.

Однако за справедливо осужденными законодательством и общественностью репрессиями против римокатоликов скрывается и противостояние между политикой прозелитизма Ватикана, стремившегося охватить влиянием все украинские земли с использованием в т. ч. и явно не «канонических» приемов, и противостоящей «маршу на Восток» советской спецслужбой (также не щепетильной в методах работы). Особенно остро это проявилось в годы Второй мировой войны и войны холодной…

Операция против ксендзов

Период Второй мировой войны знаменовался активизацией оперативной деятельности НКВД-НКГБ по отношению к Римско-Католической Церкви (РКЦ)(1). К этому привел целый  комплекс причин, имевших как ретроспективный характер, так и связанных с грядущим послевоенным урегулированием и претензиями Ватикана на участие в нем, оформлением западных границ СССР и Украинской ССР, советизацией Западных Украины и Белоруссии, Прибалтики, распространением советского политического влияния на Восточную Европу  (о чем были достигнуты по инициативе У. Черчилля соответствующие договоренности в рамках создания Ялтинско-Потсдамской международно-правовой системы), подавлением сопротивления польского и украинского националистического подполья.

Следует учитывать и то, что РКЦ на территории Советской Украины в 1920–1930-х гг. стала объектом масштабных преследований и репрессивных кампаний: уже в 1921–1924 гг. в УСРР арестовали приблизительно каждого четвертого ксендза, весной 1926 г. – всех нелегально прибывших на замену арестованным священников. Оставшиеся на свободе по указанию заместителя главы ОГПУ СССР Генриха Ягоды брались в агентурную разработку, на них собирались «компрометирующие материалы». По решению ЦК КП(б)У с 1926 г. спецслужба взяла курс на «ликвидацию зависимости католической церкви в УСРР от польского правительства». В этом году под надзором ГПУ пребывало 102 ксендза, 219 костельных советов, велась энергичная работа по шельмованию ксендзов с использованием фактов нарушения целибата, «антисоветской агитации» и нелегальных переходов границы, 15 ксендзов привлекли к агентурному сотрудничеству.

В 1930 г. разгрому органами ГПУ подверглась «польская организация» на Правобережной Украине, причем было арестовано свыше 40 католических пастырей и более 200 их «связей» среди мирян, были ликвидированы подпольная духовная семинария и нелегальные монастыри в Киеве и Житомире(2). В 1930-е гг. уже широко практиковались расстрелы, и к осени 1937 г. в Украинской ССР не осталось ни одного служащего священника-католика, все костелы и монастыри закрыли, а 20 июня 1937 г. расстреляли последнего римско-католического иерарха в УССР – епископа Александра Фризона(3).

Цезарепапизм и Третий рейх

Папский нунций в Германии архиепископ Чезаре Орсиниго с Геббельсом

С учетом прагматичной и «либерализованной» позиции И. Сталина в религиозных вопросах, продемонстрированной им с сентября 1943 года, становится понятной и менявшаяся позиция Кремля по отношению к римокатоликам и подчиненным Ватикану грекокатоликам Западной Украины (Греко-Католическая Церковь, ГКЦ). Приходится признать, что именно внешнеполитические амбиции и экспансионистская политика Папской курии по продвижению своего влияния на неканоническую территорию на Восток, серьезная вовлеченность клира РКЦ и особенно ГКЦ в антисоветское вооруженное повстанческо-подпольное движение  привели к жесткому противостоянию советских спецслужб и представителей Ватикана на украинских землях.

При этом, как неоднократно случалось в истории, религиозные и иные чувства людских сообществ рассматривались как второстепенные или не учитывались вовсе.

Обстоятельный анализ отношений и устремлений Ватикана в сфере отношений с нацистской Германией и фашистской Италией дан в книге «Измена в Ватикане» кандидата исторических наук, доцента университета МГИМО Ольги Четвериковой. По ее мнению, данные период и направление внешней политики Святого престола остается весьма малоизученным в силу недоступности документальных материалов (они либо не рассекречены, либо считаются уничтоженными или рассеянными по различным архивохранилищам после массированных бомбардировок Берлина времен Второй мировой войны). Внешние отношения Папы Пия ХII (избранного в 1939 г. и получившего характеристики «папы-пангерманиста», «папы Гитлера» и «атлантического папы») развивались в контексте сложных финансовых и политических комбинаций ведущих западных держав в 1939–1945 гг. и выполняли своеобразную роль «связующего звена между либеральным и авторитарными лагерями»(4).

После подписания РКЦ в 1929 г. конкордата (соглашения Святого престола с государством) с Италией (восстановившим Ватикан как государство), а в 1933 г. – с Германией (подписантом со стороны Рима выступил кардинал Э. Пачелли – будущий Пий ХII) наладилось сотрудничество между упомянутыми сторонами. Одновременно Ватикан всю войну поддерживал отношения и с западными демократиями, отдавая приоритет США (куда в 1940 г. переместили на хранение золотой запас Ватикана).

В Ватикане учитывали, что Гитлер, Гиммлер, Геббельс и руководитель внешней разведки РСХА Вальтер Шелленберг находились под влиянием иезуитов. Рейхсфюрер СС Гиммлер (по свидетельству Шелленберга) долгие годы по ночам штудировал книги о «псах господних» из личной библиотеки и в основу организации «черного ордена» СС положил наработки и правила основателя ордена иезуитов Игнатия Лойолы: послушание и беспрекословная дисциплина.

С началом Второй мировой войны Ватикан отказался объявлять Германию агрессором и провозгласил нейтралитет. По словам исследователя Карло Фалькони, при этом папство представляло собой «самое значительное разведывательное агентство в мире», предоставлявшие в том числе подробную информацию о террористической политике нацистов на оккупированных землях СССР и Восточной Европы. Однако в Риме не спешили осуждать зверства агрессоров. Ватикан, стремясь к расширению влияния на Восток, поддержал тоталитарное государство Хорватия, а лидера усташей Анте Павелича («хорватского Гитлера») Папа именовал «хорошим католиком и хорошим человеком», несмотря на массовый террор усташей против православных сербов и евреев (что осуществлялось при поддержке и участии католического епископата и клира Хорватии).

Что же касается «евангелизации» советской территории, свидетельствовал на Нюрнбергском процессе (октябрь 1945 г.)  бывший вице-канцлер Германии Франц фон Паппен, то ее предполагалось вести через миссионерский отдел или секретную службу Ватикана, продвигая священников вслед за наступающим вермахтом. Как отмечает О. Четверикова, основными спецслужбами Ватикана выступали: разведывательный орган Священный альянс (АС, созданный еще в 1566 г.) и Департамент папской контрразведки (SР, образованный в 1909 г. Пием Х). На упомянутый АС возлагалось проведение на советской территории агентурной операции «План диссертанта», заключавшейся в насаждении католических пастырей по мере продвижения вермахта на Восток и сборе информации, представлявшей интерес для Святого престола. Однако план реализовать не удалось по причине несоответствия его планам германизации советских земель и особенностей политики Рейха в религиозной сфере.

Тем не менее, по данным военной разведки США, Ватикан выступил крупнейшим посредником при эвакуации нацистов из терпящей поражение Германии, а также их союзников из Австрии, Хорватии (включая кровавого А. Павелича, прятавшегося до поры в Ватикане), Венгрии (операции «Ватиканский коридор» и «Монастырь», в которых принимал участие кардинал Монтини, будущий Папа Павел VI). Для этого были организованы каналы («крысиные тропы») в Испанию, Южную Америку, Австралию и Канаду. Операция проходила под прикрытием Понтификальной комиссии содействия военнопленным и финансировалась благодаря гитлеровским средствам, отмытым на черном рынке, субсидиям из Вашингтона (шедшим через его представителя в Риме Тейлора). По нелегальным каналам и с паспортами Ватикана, считают исследователи, «ушло» из Европы до 30 тыс. гитлеровцев, значительные объемы золота и другие ценности.

Непростой оказалась и дипломатическая деятельность Ватикана в годы Второй мировой войны. В 1939–1942 гг., отмечает один из ведущих исследователей истории Церкви ХХ ст., доктор исторических наук Михаил Шкаровский, для нее была присуща двойственность. Не желая объявлять под давлением Берлина и его союзников «крестовый поход» против СССР, Папа Пий ХII одновременно сотрудничал с рейхом, надеясь получить возможность для продвижения миссионерской деятельности в СССР (14 августа 1941 г. даже подписали соглашение между германским военным командованием и Ватиканской восточной миссией, хотя оно не получило поддержки нацистской партии и спецслужб, на практике так и не действовало).

С 1943 г. Святой престол стремился стать посредниками между державами «Оси» и западными демократиями. При этом Понтифик осуждал лозунг безоговорочной капитуляции Германии, рассматривал ее в послевоенный период как сильную державу, желал максимального продвижения на Восток католической Польши, опасался коммунизации Италии. Маневры Ватикана привлекали закономерное внимание Кремля, поставившего Наркомату иностранных дел (НКИД) задачу поиска контактов с Папской курией. В декабре 1943 г. глава советского правительства затребовал у контрразведывательного управления НКГБ справку «О состоянии римско-католических костелов на территории СССР» (подготовлена 4 мая 1944 г.). Выяснилось, что в СССР функционируют два костела для обслуживания дипломатического корпуса в Москве и Ленинграде, хотя действует и массовая Греко-Католическая Церковь в Западной Украине (до 4 млн. верных, почти 2400 приходов).

Архипастырь и Генералиссимус: шанс взаимопонимания

Глава УГКЦ Митрополит Андрей (Шептицкий)

Общинам РКЦ сделали ряд уступок в западных регионах СССР (в Прибалтике, на западе Украины и Белоруссии), возобновилась подготовка кадров священников. В мае 1944 г. И. Сталин и глава НКИД В. Молотов приняли священника-католика из США Станислава Орлеманского, сообщив ему о готовности не ущемлять права католиков и сотрудничать с Ватиканом. Эта встреча была расценена на Западе как «окольный метод установления гармонии с западным миром» (в Ватикане встречу сочли «советским пропагандистским трюком»). Председатель Совета по делам религиозных культов при Совнаркоме СССР, полковник госбезопасности И. Полянский(5) в январе 1945 г. в беседе с американским журналистом Д. Фишером подчеркнул наличие компромисса властей с РКЦ и униатами в СССР(6).

Не притесняли до определенного времени и Греко-Католическую Церковь в Западной Украине, чему способствовала и традиционно лояльная по отношению к властям позиция главы этой конфессии митрополита Шептицкого. В выступлении Андрея Шептицкого на праздничной сессии собора униатского духовенства 7 сентября 1944 г. подчеркивалось, что в религиозной политике советского правительства в период войны по сравнению с 1939–1941 г. произошли большие перемены и большевики прекратили гонение на Церковь.

В свою очередь, несмотря на известную советской спецслужбе «гибкую» позицию Шептицкого по отношению к рейху, чекисты считались с духовным авторитетом и общественным весом этой масштабной и противоречивой  фигуры среди населения Западной Украины. В последние месяцы жизни митрополита предпринимались попытки изучения его личности, отношения к советской власти (вероятно, для разработки линии отношений с Предстоятелем ГКЦ). Так, 30 августа 1944 г. глава НКГБ УССР С. Савченко утвердил разработанный полковником С. Кариным-Даниленко «План официальной встречи с главой униатской церкви – митрополитом Шептицким». При этом сам Карин действовал под прикрытием должности «исполняющего обязанности Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК УССР». Планировалось составить представление о деятельности Шептицкого в период оккупации и его «практической линии» по отношению к советской власти, а также склонить архиерея выступить с обращением к УПА с призывом сложить оружие, побудить УГКЦ к активному сотрудничеству с властями, сбору средств для Красной Армии(7).

Прибыв во Львов и изучив накопившийся агентурный материал по Шептицкому и его окружению, Карин 6 сентября 1944 г. принял во Львовском облисполкоме архиепископа Иосифа Слепого и личного помощника митрополита, священника Ивана Котива. 7 сентября Карин посетил митрополичьи палаты, где встретился с Шептицким – «огромным стариком в черной опрятной сутане с белым воротником», по описанию чекиста. Митрополит, несмотря на возражения Карина, уважительно именовал гостя «министром», высказал сожаление, что раньше представители власти не встречались с ним. Подчеркнул: «Приветствую братский союз между украинцами и русскими, люблю русский народ, люблю его литературу, знаю лучших представителей русской интеллигенции»(8). В беседе с Кариным-Даниленко Шептицкий дал резкие оценки движению ОУН и УПА: «Бандеровщина – это вредное явление, с которым нужно бороться. Хотите – я пошлю своих в леса, уговорить этих слепых людей прекратить борьбу с советской властью… Я считаю бандеровщину большим злом для народа».

Не переоценивая искренность владыки, опытнейший оперработник-«религиовед» пришел к выводу о «переломе» в настроениях собеседника, его разочаровании в немцах, понимании мощи Красной Армии, трезвой оценке им положения в СССР и бесперспективности борьбы с Москвой, что имело кардинальное значения для умиротворения региона, где «авторитет митрополита Шептицкого продолжает быть незыблемым».  «Нашу тактику в довоенный период, – особо отметил Карин, – исключающую личные контакты с Шептицким, я считаю ошибочной». Митрополита возможно привлечь к процессу умиротворения повстанческого движения(9).

О результатах встречи опытнейший контрразведчик-«религиовед» доложил С. Савченко, а тот, в свою очередь, 14 сентября 1944 г. информировал наркома госбезопасности СССР В. Меркулова. Сам Шептицкий характеризовался как «старый украинский сепаратист, германофил», один из создателей подконтрольного Австро-Венгрии «Союза освобождения Украины». Отмечалось, что в беседе с ним Шептицкий заявил: «Я искренне рад, что Советская власть освободила нас от этих немцев, и об этой радости и об обязанностях, вытекающих из нее, говорил и говорю верующим и духовенству. Не далее как сегодня у меня состоялся собор местного духовенства и некоторых приезжих. Такие соборы у меня бывают каждый четверг. Так вот, я поучал их, как нужно быть благодарным и покорным Советской власти, ниспосланной нам Богом, и духовенство с искренностью воспринимало и воспринимает мои поучения».

10 октября 1944 г. первоиерарх ГКЦ написал послание на имя Сталина, именуя советского лидера «Верховным вождем» и «Правителем СССР, главнокомандующим и великим маршалом непобедимой Красной Армии». По поводу вступления советских войск на территорию Западной Украины владыка Андрей писал «вождю народов»: «Эти светлые события и терпимость, с которой Вы относитесь к нашей Церкви, вызвали и в нашей Церкви надежду, что она, как и весь народ, найдет в СССР под Вашим водительством полную свободу работы и развития в благополучии и счастье»(10).

Холодная война разгорается

Священник ГКЦ окормляет бойцов УПА

В целом же послевоенная позиция советской спецслужбы по отношению к грекокатоликам оставалась неприязненной. Клир ГКЦ прямо обвинялся советской спецслужбой в соучастии в разведывательной работе Ватикана. В ориентировке от 31 мая 1945 г. № 56/д  (по униатским монастырям) Савченко утверждал, что в обителях ГКЦ укрывают «разведывательные кадры, агентуру Ватикана», членов ОУН и польских националистов, монастыри снабжают подполье одеждой, продовольствием и медикаментами. Игуменов именовали «опытными разведчиками, воспитанными руководителем разведки Ватикана неким Тиссераном». Приводился пример женского монастыря при больнице Шептицкого (львовская больница №3), чьи сестры прошли подготовку в иезуитской школе в Бельгии, занимались лечением раненных бойцов УПА, «окружая их заботой и вниманием», заготавливали для повстанцев медикаменты и перевязочные средства(11).

Кроме того, повышенное внимание уделялось выявлению связей ГКЦ с подпольем ОУН (С. Бандеры), немало лидеров которой вышло из семейств священников-униатов. Уже 12 июня 1945 г. НКГБ УССР оповестил областные управления о выявлении в ходе оперативной разработки членов Провода ОУН(Б) «Берлога»(12) «неопровержимых доказательств» «тесной связи» клира ГКЦ «с подпольем ОУН-УПА, которому они оказывают всяческую помощь и содействие в вооруженной борьбе с советской властью». Шла речь об укрытии в храмах оружия, агитации с амвонов за помощь антисоветскому вооруженному подполью, проведении богослужений в повстанческих отрядах, налаживании связей отдельных священнослужителей с Проводом ОУН(13).

Как ценную информацию контрразведчики оценили факт задержания в январе 1945 г. в Словении штабом 9-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии курьера ОУН из Западной Украины Романа Мировича («после первичного допроса в силу сложившихся обстоятельств расстрелянного»). Мирович по заданию одного из руководителей ОУН (Б), генерального секретаря иностранных дел Украинской главной освободительной рады Николая Лебедя доставлял в Рим письма Провода ОУН  Ватикану, итальянскому и английскому правительствам. Ему же поручалось попасть в Лондон, добиться разрешения на приезд туда делегации украинских националистов(14).

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. К 1917 году на украинских землях Российской империи распространение католичества выглядело таким образом: на Правобережной Украине – до 760 тыс. верных и 309 ксендзов, южноукраинские епархии – до 200 тыс. верующих и до 100 пасторов, Левобережная Украина – около 20 тыс. мирян и 11 ксендзов.
2. Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины (ОГА СБУ). Ф. 13. Д. 197.
3. Ченцов В. В., Архієрейський Д. В. Терор проти «реакційного духовенства» // Політичний терор і тероризм в Україні. ХІХ–ХХ ст. Історичні нариси. К.: Наукова думка, 2002. С. 306;  Рубльова Н.  Ліквідація в Україні ієрархії Римо-католицької Церкви // З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. № 2-4. С. 327–328.
4. Четверикова О. Измена в Ватикане, или Заговор пап против христианства. М.: Алгоритм, 2010. [Эл. ресурс]. – Режим доступа: http://bookz.ru/authors/ol_ga-4etverikova/izmena-v_987.html
5. Полянский Иван Васильевич (1898–1956). Совет по делам религиозных культов при СНК-СМ СССР возглавлял в 1944–1956 гг. Полковник (1943). В органах госбезопасности с 1921 г.  С 1926 г. – на руководящих постах в «антирелигиозных» подразделениях секретно-политических подразделений центрального аппарата ОГПУ-НКВД СССР. В 1944–1947 гг. заместитель начальника 5-го отдела 2 Управления НКГБ, отдела «О» МГБ СССР. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, «Знак Почета». Заслуженный работник НКВД (1940).
6. Волокитина Т. В., Мурашко Г. П., Носкова А. Ф. Москва и Восточная Европа. Власть и церковь в период общественных трансформаций 40-50-х годов ХХ века: Очерки истории. М.: РОССПЭН, 2008. С. 88–90;  Васильева О. Ю. Ватикан  в горниле войны // Наука и религия. 1995. № 6. С. 14–15;  Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М.: Вече, Лепта, 2010. С. 291–292.
7. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. С-9113. Т. 19. Л. 30, 44, 58.
8. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. С-9113. Т. 19. Л. 98–99.
9. ОГА СБУ. Ф. 65. Д. С-9113. Т. 19. Л. 60–61.
10. Петрушко В. И. Об эволюции политических взглядов униатского митрополита Андрея Шептицкого в годы Второй мировой войны // [Эл. ресурс]. – Режим доступа: http://pstgu.ru/download/1282733031.petrushko.pdf
11. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 88. Л. 170; Кардинал Эжен Тиссеран (1884–1972). Секретарь Священной конгрегации по делам Восточной церкви Ватикана в 1936–1959 гг. В годы Первой мировой войны служил в действующей армии, был ранен в боях. Затем – в экспедиционной миссии в Палестине (1917) как офицер Генштаба Франции, работал в отделе Африки военного ведомства. Участвовал в формировании Восточного добровольческого армянского легиона и осаде Иерусалима. Французским разведчиком времен Алжирской войны Константином Мельником Тиссеран прямо именуется «очень умным человеком, бывшим французским разведчиком» // [Эл. ресурс]. – Режим доступа: //http://www.agentura.ru/dossier/vatican/
12. ОГА СБУ. Ф. 11. Д. С-9079.
13. ОГА СБУ. Ф. 9.Д. 89. Л. 10–11.
14. ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 89. Л. 29–30.

Опубликовано: ср, 22/03/2017 - 19:31

Статистика просмотров

За последний час: : 3
За последние 24 часа: 4
За последние 7 дней: 4
За последние 30 дней: 0
Всего просмотров: 0

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle