Введение во храм Пресвятой Богородицы. О действительных обстоятельствах события

Содержимое

Чем больше мы узнаем древние иудейские традиции, тем более невероятной выглядит история Введения во храм Марии Девы.

Сами обстоятельства Введения во Храм дошли до нас в Предании Церкви, взятым за основу из описания этого события в апокрифическом Протоевангелии от Иакова: «Шли месяцы за месяцами, и исполнилось ребенку два года. И сказал Иоаким: Отведем ее во храм Господень, чтобы исполнить обет обещанный, чтобы Господь вдруг не отверг нас и не сделался бы наш дар Ему неугоден. И сказала Анна: дождемся третьего года ее, чтобы ребенок не стал искать отца или мать. И сказал Иоаким: Дождемся.

И вот исполнилось ребенку три года, и сказал Иоаким: позовите непорочных дочерей иудейских, и пусть они возьмут светильники и будут стоять с зажженными (светильниками), чтобы дитя не воротилось назад и чтобы полюбила она в сердце своем храм Господень. И сделали так по дороге к храму Господню. И священник принял ее и, поцеловав, дал благословение, сказав: Господь возвеличит имя твое во всех родах, ибо через тебя явит Господь в последние дни сынам Израиля искупление. И посадил ее на третьей ступени у жертвенника, и сошла на нее благодать Господня, и она прыгала от радости, и полюбил ее весь народ Израиля.

И ушли ее родители, удивляясь и вознося хвалу Господу, что дочь их не повернула назад. Находилась же Мария в храме Господнем как голубка и пищу принимала из руки ангела».

Трогательный рассказ, преподнесенный в Предании, многократно воспет Церковью в поэтическом богослужебном тексте. Возведено огромное количество храмов и монастырей в честь этого события и написано множество икон и живописных полотен, которые иллюстрируют процессию к ветхозаветному Храму во главе с маленькой Марией.

Но сегодня мы столкнулись с некоторыми вещами, которые словно дискредитируют этот праздник. Чем больше мы узнаем древние иудейские традиции и ритуальные обычаи иудейского храмового богослужения, тем более проблемной выглядит история Введения во храм Девы Марии.

Дело в том, что мы знаем о Дворе женщин (Эзрат нашим) в Храме, который единственный по периметру внутри был окружен балконом. Он находился непосредственно перед двором с жертвенником, или Священническим двором. Женский двор был последним местом, куда могла взойти ритуально чистая иудейка любого возраста. Переступить порог Двора Израиля, а тем более Священнического двора, который возвышался и над Двором Израиля, было невозможно никакой девице или женщине, поскольку это считалось ритуальным осквернением и привело бы к немедленной смерти осквернительницы, а затем к объявлению очистительного многодневного поста для всего народа Израиля и тогда уже нового освящения Храма с умилостивительными жертвами.

Схема-план центральной части Иерусалимского Храма

Конечно же, как ни важна будущая роль Преблагословенной Девы, взойти к Жертвеннику Она не могла. Иначе это было бы настолько исключительным событием, что его неминуемо описали бы не только в священных иудейских книгах, но и в римских хрониках оно было бы отмечено как незаурядное и достойное особого внимания.

Нам известно, что малолетних девочек действительно принимали на служение для воспитания при Храме. Жили они вне Храма в женском отделении. Чаще всего это были девочки из семей коганов (священников) или выбранные по наитию пророками.

В их обязанности входили уборка в миквах (ритуальных бассейнах), на Храмовой площади и в Женском дворе. Они же приготовляли масло и фитили для золотой  меноры (семисвечника), следили за сушкой дров к Жертвеннику. Логично, что и праздничное убранство Храмовой площади также вменялось им в обязанность. Не исключено, что изготовление Храмовых завес, и прежде всего тех, что отделяли Хейкал от Святая святых, также поручалось этим юным мастерицам под присмотром опытных ткачих и вышивальщиц.

Необходимость в Храмовых трех завесах возникла в связи с возведением нового Иерусалимского Храма, затеянного Иродом Великим.
Когда, согласно Преданию, Дева Мария была введена в Храм (а Храмом называлась вся Храмовая площадь с комплексом сооружений), то Ирод уже вовсю проводил масштабнейшие строительные работы. При этом богослужения и жертвоприношения не прерывались ни на час.
Чтобы не была нарушена ритуальная чистота святого места, строительством занимались исключительно священники и левиты, обученные мастерству каменщиков. Камень доставляли из каменоломен ритуально чистых мест в Галилее и везли гигантские глыбы (некоторые достигали 20 метров в длину!), обернутые в ткани, только ночью, чтобы на них не посмотрели «нечистым взглядом».

Прежде всего возводились окружающие Храмовую гору Мориа стены, расширяя почти вдвое площадь Иерусалимского святилища. Затем строились оборонительные сооружения и многочисленные ворота. Под площадью было также возведено множество галерей и помещений. На площади с Юга были устроены места торговли скотом для жертвоприношения и прекрасный притвор-балюстрада в виде базилики с четырьмя длинными рядами очень высоких колонн.
Само здание Храма, как и ритуальные дворы по типу Храма Соломонова, сооружали не разрушая прежних построек времен Зоровавеля, т. е. обкладывая гигантскими камнями извне старые постройки. И только затем разбирали древние камни внутри нового богатого комплекса.

Храм строили девять с половиной лет – практически весь период, когда Дева Мария пребывала при нем до Своего обручения с Иосифом.
Стройка была столь внушительной и требовала огромных затрат не лишь материальных средств, но и физических сил, что можно только представить, какой невероятной суетой она сопровождалась. Однако, при этом все богослужебные обязанности соблюдались неукоснительно! Сегодня можно только догадываться, чего стоило это армии коганов и левитов.
И в этой обстановке специальные ритуально чистые девы были очень нужны для уборки, для соблюдения порядка в многочисленных женских миквах, чтобы указывать места женщинам во время их специфических обрядов, связанных с очистительными жертвоприношениями.

Девочки также изучали Священное Писание, особенно книги законнического, обрядового характера. Потому они были грамотными и могли толковать законы наряду с мальчиками.
Упомянутые завесы были реликвиями Храма. И, возможно, что висели со времен Зоровавеля. Но с расширением основного сооружения они становились недостаточными по ширине, а значит требовалось их изготовить заново.

Первая завеса за двойными воротами Хейкала делалась четырехцветной: белой, голубой, алой и фиолетовой, расшитой также золотыми звездами. Две завесы, которые скрывали Святая святых (Девир), были пурпурного (фиолетового) цвета с золотыми Херувимами.

Над ними должны были трудиться ритуально чистые девицы. Не исключено, что особой сложности работы по вышивке золотом выполняли также коганы и левиты, поскольку зрелым женщинам невозможно было касаться тканей будущих покровов Храма.

Так что вполне возможно, что все эти работы были обычными для Девочки Марии в период Ее пребывания при Храме.

А удивившее многих восхождение к Жертвеннику Девы, скорее всего, было самостоятельным  восхождением по 15-ти ступеням во Внешний (Женский) двор, который, в свою очередь, вел к Жертвеннику.

Есть также мнение, что на время строительства старый Жертвенник был перенесен в Женский двор, поскольку Ирод соорудил новый, больших размеров Жертвенник во дворе Священников. Логично предположить, что на время его сооружения камни старого Жертвенника были установлены в другом месте – Внешнем, или Женском дворе.
И тогда бы сообщение, что Дева Мария взошла по ступеням к Жертвеннику, выглядело бы вполне правдоподобно. Ведь поднявшись в Эзрат нашим, она фактически взошла бы к Жертвеннику, который там временно находился.

Что касается более позднего уточнения в Предании, что Пресвятая Дева жила в Святая святых, то это трудно даже представить! Ведь жить там невозможно было бы ни для кого. Это пустое небольшое по площади неотапливаемое помещение без окон, с камнем высотой в три пальца посредине.  На этом камне, по Преданию, приносил в жертву своего сына Авраам, а ранее стоял Ковчег Завета до своего таинственного исчезновения.

Не то что в Святая святых, вообще на территории Храма невозможно было жить в силу особого режима ритуальной чистоты. На площадь можно было подниматься каждый раз только после особого очистительного обряда в микве (бассейне) с получением разрешительного документа.

Раскопки улицы под нынешним арабским кварталом вдоль Храмовой горы, на которой жили коганы и левиты

Однако отношение мирян к Священнической улице, где жили коганы, левиты, назореи, пророки и девочки, было таким же, как к улице Храма. И потому в простонародье вполне могли говорить, что такой-то левит или девочка-воспитанница проживают в Храме. Также следует учесть, что эта улица (дошедшая до наших дней) находилась внизу, сразу за Святая святых. И специальный проход с улицы вел к заветному камню гумна Ории Иевусианина, что посреди Святая святых, снизу. Т. е. можно было попасть снизу в Святая святых под священный камень. В силу того, что сегодня туда разрешается входить очищенным иудейкам, можно предположить, что и во времена Девы Богородицы женщинам был доступ в это место. Двери же к нему были напротив зданий проживания священников и воспитанниц.

Все это  могло послужить поэтизированному обобщению, согласно которому будущая Богоматерь жила в Святая святых.

Архимандрит Алипий (Светличный)

Опубликовано: чт, 03/12/2015 - 15:50

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 1
За последние 7 дней: 35
За последние 30 дней: 308
Всего просмотров: 7,275

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle