Языки

  • Русский
  • Українська

Уступить не значит проиграть, или Почему в споре не рождается истина

Содержимое

В письмах к своим духовным чадам игумен Никон (Воробьев), известный подвижник благочестия XX в., часто пишет, что лучше пожертвовать благоприятным исходом дела, чем потерять мир с ближним.

Звучит это несколько непривычно (если не сказать больше) для нашего современного уха, привыкшего к понятиям эффективности, целесообразности и оптимальности.

Однако уступка ради избежания конфликта и взаимных обид не обязательно повлечет за собой убыток. Вот самый простой пример, который приходит в голову: если я стопроцентно уверена, что так идти короче, тогда как мой попутчик уперся и настаивает на своем варианте маршрута, то, получается, нужно будет идти более длинной дорогой. Хотя, если подумать, то далеко не факт, что это будет действительно дольше. Во-первых, мы сэкономим время, которое потратили бы на споры и пререкания. К тому же в хорошем настроении мы будем идти быстрее, а беседа, не омраченная предварительной руганью, может обратить прогулку в удовольствие. Ногами мы прошли больше, т. е. потерпели какой-то физический урон, но по времени ничего не потеряли. Да, в реальности не все и не всегда так просто, но данный пример легче всего иллюстрирует, что наше представление о правильном и благоприятном исходе задуманного предприятия далеко не во всех случаях соответствует действительности.

Сложнее, когда речь идет об убеждениях. Как быть, если человек исповедует чуждое или даже враждебное мне мировоззрение? Нам, как правило, очень тяжело видеть в нем в первую очередь человека, а не олицетворение ненавистных суждений. Трудно услышать его, говорить с ним, пусть даже спорить, но с ним, а не с нашим представлением о его идеологических пристрастиях. Как часто оказывается, что мы приписываем собеседнику определенные мнения только потому, что все сторонники таких же взглядов должны (как мы думаем) их иметь. К тому же мы склонны говорить штампами, нам очень сложно формулировать свои мысли, мы много руководствуемся чувствами и интуициями. По этой причине мы зачастую толком не можем объяснить саму суть наших убеждений. В своих спорах мы ходим вокруг да около и не можем добиться никакого результата. И полемизируем даже не с самим мнением, а со словами, которые являются лишь попыткой его выразить. Поэтому, если видим, что не получается донести свою мысль и/или понять посыл собеседника, то стоит ли ругаться? Если появляется раздражение, спор уже ни к чему конструктивному не приведет. Все равно все останутся при своих мнениях. При этом нас никто не вынуждает отказываться от своих убеждений. Вопрос лишь в том, стоит ли их кому-либо навязывать.

В детстве нас учили: «Будь умнее – промолчи». Сейчас этот совет, к сожалению, вызывает у людей бурю возмущения. Всем есть что сказать. Считается, что промолчать – это проявить свою слабость, оказаться лохом. Наоборот – нужно завалить оппонента ответными репликами. Ни в коем случае не смолчать. Даже если несешь околесицу, главное – чтобы последнее слово было за тобой. Но это, простите, уровень какого-то подворотного этикета! Если спор зашел в тупик, то пытаться все равно до последнего настоять на своем – поведение, как бы это мягче сказать, не взрослое. Точно так же, если кто-то мне нагрубит, то совсем необязательно отвечать тем же из опасения, что меня сочтут терпилой. Может быть, у человека был тяжелый день или в целом в жизни черная полоса. Его реплика, возможно, ко мне лично и не относилась. Стоит ли из-за того, что кто-то не сдержал себя в руках, также пренебрегать хорошими манерами? И множить негатив?

Исключений бывает множество, и каждую ситуацию следует рассматривать отдельно (к примеру, смолчать, когда при тебе обижают другого, – это уже что угодно, но не добродетель), но действительно в подавляющем большинстве случаев оптимальный выбор – уступить.

Светское сознание склонно считать такое поведение слабостью, чем-то унизительным. Хотя, на мой взгляд, наши разногласия по этому вопросу – это простое недопонимание. Сколько раз приходилось наблюдать и, чего греха таить, участвовать в прениях, в результате которых оказывалось, что говорили об одном и том же только разными словами. Так и здесь, то, что вкладывает в слово «уступить» нецерковный человек, – это не то, что подразумеваем мы.

Уступить не значит сдаться, подстроиться. Для этого мы используем термин «человекоугодие»: когда я из страха потерять репутацию, расположение собеседника или же получить в ответ какую-то неприятность поступаюсь своими убеждениями, лукавлю, говорю то, что от меня хотят услышать. Таким образом, по сути у нас противоречий нет – мы тоже считаем такое поведение ненормальным. Более того, это предмет для исповеди.

В православном понимании «уступить» – это как раз о чувстве человеческого достоинства. Стараясь убедить другого человека во что бы то ни стало, мы пренебрегаем его свободой выбора. Он не хочет, а мы его пытаемся принудить, чем проявляем неуважение к нему. Если видим, что что-то совсем не так, и молчим – это равнодушие, а если нас не слушают, а мы все равно пытаемся заставить – это уже ближе к любоначалию (любви к начальствованию, командованию). Я, мол, хочу, чтобы все жили правильно, а как правильно или неправильно, я всегда знаю лучше всех. Немного утрированно, но ведь по сути часто так и есть. И в этом мы роняем и свое человеческое достоинство. Даже если абстрагироваться от категорий греха и морали и оценивать чисто с мирских позиций, то со стороны в споре всегда выигрышнее выглядит тот, кто никого не пытается убедить, а лишь спокойно доносит свою точку зрения.

Почему еще можно полагать, что промолчать – это умнее? Может быть, потому, что говорить и думать одновременно крайне сложно? В горячих перепалках здравый смысл обычно отступает. Поэтому промолчать – это остановиться и подумать: куда ведет разговор, есть ли смысл его продолжать. Мне кажется неправильным толковать эту поговорку как умение молчать всегда и по поводу всего. Это слишком примитивное понимание. Здесь скорее подчеркивается бессмысленность неконструктивного общения. Если ко мне есть какие-то претензии, но при этом наличествует желание разобраться в ситуации, то мне, пожалуй, все же следует постараться ответить на сомнения собеседника. Если же «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», то мои доводы все равно никого не интересуют. Так зачем тогда спорить? Информации будет ноль, зато эмоций – масса. И явно не позитивных... Все зависит от каждой конкретной ситуации. Недаром говорится, что нет добродетели без рассуждения.

Одним из главных наставлений священства на Великий пост, переходящим из года в год, является запрет на вкушение ближнего. И в великопостной молитве прп. Ефрема Сирина любоначалие, видимо, не просто так упоминается. Нас просят прекратить хотя бы на время есть друг друга поедом. Не спорить, кто прав, кто виноват; не настаивать на своем любой ценой; не убеждать в своей правоте. Это очень тяжело, но, согласитесь, невозможно представить себе Христа, который пререкается с фарисеями. Он говорит, они не слушают, Он отходит и ничего не пытается им доказать. А вот как раз они Его и пытаются подловить на каждом слове и обязательно переспорить. Им неинтересен ни Он, ни Его учение. У них и в мыслях нет разобраться во всем до конца, они заранее уверены в справедливости всех своих суждений. Все вопросы фарисеи задают с подвохом и ищут, за что бы зацепиться в ответе. Видимо, в искусстве полемики они были крайне сильны. Только на таких ли героев мы в детстве мечтали быть похожими? И если, как говорят, подобное притягивается подобным, то в той ли компании я буду стоять под Крестом?

Екатерина Выхованец

Опубликовано: пт, 02/02/2018 - 19:32

Статистика просмотров

За час: 1
За сутки: 1
За неделю: 3
За месяц: 7
За год: 478
За все время: 478

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle