Св. Амфилохий Почаевский: врач-исповедник в сумасшедшем доме

Содержимое

Милосердие.Ru

Монах-костоправ бесплатно лечил людей и был готов исцелить даже буйных сумасшедших, к которым его поместили при Хрущеве за то, что он защищал Почаевскую лавру от закрытия.

Искусный костоправ

Лечить людей его научил отец. Крестьянин Варнава Головатюк из тернопольского села Малая Иловица был искусный костоправ. Его звали к больным не только со всей округи, но и за многие версты. Сын Яков (так звали в миру будущего схиигумена Амфилохия) часто ездил с ним. Отец вправлял сломанные кости, а сын держал больного.

Перед Первой мировой войной Якова призвали в царскую армию. Там он и выучился на фельдшера, что потом очень ему пригодилось.

На фронте Яков попал в плен, и стал работником у австрийского фермера. Фермер был не зверь и мироед, а добрый человек, и даже хотел отдать за Якова свою дочку. А тот очень тосковал по родине и бежал из спокойной альпийской деревушки домой.

Дома Яков решил жениться. Парень был добрый, работящий, красивый, хорошо пел и девушкам нравился.

Яков даже присмотрел себе девушку, но в душе не было мира: ведь с детства он мечтал о монашестве. О своих сомнениях Яков рассказал священнику сельского храма, и вскоре планы о женитьбе сами собой расстроились. Яков стал готовиться в монастырь.

В Почаевскую лавру он пришел в 1925 г., в 1932 году был там пострижен в монашество.

И в Почаеве прославился как костоправ. На одной свадьбе коляску жениха и невесты понесли лошади, и молодые разбились. Отец Иосиф буквально собрал их по кусочкам и выходил.

К нему потянулся народ. Пишут, что приезжало в день иногда до 100 подвод.

Наместник Лавры перевел его в домик на братском кладбище, чтобы поток народа не смущал монахов. Там отец Иосиф двадцать лет принимал посетителей.

Ленинские принципы беспощадности

Как-то осенью 1962 года старца вызвали в город Броды, за сорок километров от Почаева, к девочке со сломанной рукой. Пока старца не было в монастыре, там случилось неладное… Это были годы борьбы Хрущева с «религией».

В конце 1950-х, когда Хрущев утвердился у власти, он объявил, что в годы культа личности проявлялась, среди прочего, мягкотелость по отношению к попам, а вот теперь надо вернуться к ленинским принципам беспощадности к Церкви.

Храмы вновь стали массово закрывать. События вокруг Почаевской лавры — это центральный эпизод хрущевского гонения.

Взять да и закрыть старинную Лавру власти не решались. Не те времена, да и вражеские голоса будут слишком громко клеветать на советский строй. Поэтому надо монастырю перекрыть кислород и постепенно его извести. А как? А вот как: отнять хозяйственные строения, новых монахов принимать запретить, монахов, связанных с хозяйством, подловить на некотролируемом потоке наличности или использовании «левого» сырья и стройматериалов, у проповедников, старцев и молитвенников найти признаки сумасшествия и поместить в больницу и тогда поток богомольцев сам собой иссякнет.

Это была общая технология, которую на себе испытывали все действующие монастыри СССР того времени, тот же Псково-Печерский монастырь.

Пик борьбы властей с Почаевской лаврой пришелся на 1961-62 гг., к этому времени в Лавре из 140 монахов осталось менее 40. Остальных насильно выселяли из обители, забирали в армию, упрятывали в психбольницы. И вот в центре борьбы оказался отец Иосиф, которому к тому времени было 68 лет.

В день, когда о. Иосиф вернулся от больной девочки, он не успел еще отворить дверь своей келии, как к нему прибежал послушник и второпях рассказал, что собор отбирают, а начальник милиции уже отнял у наместника ключи. К тому времени сотрудники Почаевских управлений КГБ и МВД, действительно, уже вели себя в Лавре как хозяева. Бывало, уйдет монах в храм, вернется — келья опечатана, вещи вынесены, а его самого увозят за 40 км.

А начальник Почаевского отделения КГБ капитан Максимов так ответственно отнесся к поручному контролю над монахами, что даже проштудировал книги монастырской библиотеки перед тем, как изъять их и на допросах, начинал вещать отцам о том, что «послушание превыше поста и молитвы», а значит нужно уезжать, ну и, конечно, что «всякая власть от Бога».

Отец Иосиф поспешил к храму. Там было многолюдно, у дверей храма стояли с десяток милиционеров с капитаном Максимовым. Старец подошел к нему и неожиданно вырвал из его рук связку ключей. Отдавая их тут же стоявшему молодому наместнику Августину, сказал: «На, тримай і нікому не віддавай».

Недоумевающим милиционерам кинул: «Архієрей — хазяїн Церкви! А ви? геть звідси! Люди, гонитъ їх!», — обратился он к местным жителям.

Воодушевленные призывом любимого батюшки, люди кинулись брать жерди и устремились на милиционеров, которые в испуге бросились бежать к Святым вратам.

Своим мужеством и смелостью отец Иосиф Троицкий собор отстоял. Прошло не более недели, и ему отомстили. Рассказывал Почаевский игумен Серафим, в то время привратник: «В конце сентября, когда я дежурил у ворот, ко мне подошел отец Иосиф и сказал: «Відкривай браму. Зараз «чорний ворон» приде за Йосипом!», — и ушел в корпус. Я открыл в корпус врата и стал ждать «черного ворона», но никто не приезжал, и закрыл, подумав, что старец пошутил. Прошло два часа. Вдруг подъехала милицейская машина — «черный ворон». Милиционеры потребовали пропустить машину во двор».

Шесть человек милиционеров ворвались в келию к о. Иосифу, накинулись на него, повалили на пол, связали руки и ноги, рот заткнули полотенцем и потащили с третьего этажа во двор к машине.

Повезли за Тернополь в город Буданов, (более чем сто километров от Почаева) в областную психиатрическую больницу.

Святой в сумасшедшем доме

Отец Иосиф был не первым почаевским монахом, упрятанным в «психушку».

Раньше нескольких братий уже вызвали на медкомиссию в местный военкомат, там приписали психические заболевания и поместили в больницу. Лечили их так, что один из монахов умер в 35 лет.

О деле отца Иосифа особо говорили почаевские монахи, добравшиеся до Москвы с жалобой на бесчинства Патриарху Алексию I и Совету по делам религий. Сохранился их диалог с уполномоченным совета по Москве А.С. Плехановым.

Отказываясь рассмотреть их жалобу, он сослался на ее неправильное оформление: «Что вы расписываетесь за всех, пишите за себя, что вы указываете на Иосифа, что его забрали в психбольницу. Вы знаете, что он там в лавре делает, он народ лечит. Какое он имеет право лечить? У него нет медицинского образования, его судить надо».

Монахи извинились: «Извините, конечно, мы не имеем юридического образования и не знаем, какой вид должна иметь жалоба, мы в простоте сердца изложили, что в Почаеве произошло, что над нами издеваются и нам не дают жить.

Монахов мы перечислили по именам для большей ясности, в том числе и старца игумена Иосифа, а что он лечит людей, мы этого не касались: но если вас это возмущает, то можно подметить, что действительно он не имеет медицинского образования, но он отличный костоправ, лучше образованных, и никому вреда не принес, а многие его благодарят за помощь, почему он и заслуживает уважения в народе. Мы можем написать в форме, как вы прикажете».

Отца Иосифа в больнице постригли и побрили, а потом велели снять крест, но он отказался. Тогда санитары сами сорвали его и ночью раздетого повели в палату буйных душевнобольных.

Палата освещалась слабой электролампочкой. Сорок человек (все нагие) спали, когда старец вошел. Бесы говорили в них: «Зачем ты сюда пришел? Здесь не монастырь!» Он им ответил: «Ви самі мене сюди привели».

Ему кололи препараты, от которых распухало все тело, особенно ноги. Кожа чуть не лопалась. Вспоминая все это, закрывал старец руками лицо.

Люди, узнав, где находится отец Иосиф, начали писать главному врачу Будановской больницы письма с просьбой выпустить старца, который незаконно содержится с душевнобольными, тогда как сам может лечить таковых.

Прошло три месяца его пребывания в больнице. Как-то в палату вошел санитар, принес халат и тапочки, велел старцу одеться и следовать за ним в кабинет главного врача. В кабинете были и другие врачи. Ему предложили сесть.
— Можете ли вы лечить тех больных, которые находятся в нашей больнице?
— Можу.
— Тогда вылечите их!
— Добре.

Отец Иосиф предложил им отпустить его в монастырь или послать кого-нибудь, чтобы привезти святое Евангелие, крест и облачение (ризу, епитрахиль, поручи), чтобы он смог служить водосвятные молебны и бесы сами уйдут через окна и двери. И еще добавил, что через две недели ни одного больного здесь не останется (их было более 500 человек).
— Нет! Вы нам без молебнов лечите.
— Так неможливо вилікувати.
— А почему?
Старец и ответил, что когда солдат идет в бой, ему дают оружие: винтовку, патроны, гранаты. Наше же оружие на невидимого врага — святой крест, святое Евангелие и святая вода!

Отца Иосифа увели снова в палату, где он продолжал нести свой мученический крест. Все, кто знал отца Иосифа, не переставали хлопотать об его освобождении. Писали везде, даже в Москву, и … надеялись.

Как-то раз снова пришел в палату санитар и снова принес отцу Иосифу халат и тапочки. Он пошел с ним в кабинет главврача, где, кроме него самого, было еще двое мужчин и женщина. Как потом выяснилось — члены московской комиссии.

Старцу вежливо предложили сесть и спросили, давно ли он стал монахом. В ответ услышали, что родился монахом. На вопрос, почему оказался в этой больнице, рассказал о том, как отроком часто ходил к старичку-соседу, который читал Библию и говорил, что придет время, когда дракон будет воевать с Церковью. Ему было интересно узнать это. И вот теперь он видит, как дракон воюет с Церковью. Женщина на такой ответ усмехнулась, многозначительно переглянулись и мужчины. А отца Иосифа снова увели в палату…

Но люди не отступались. Все писали и писали заявления с просьбой освободить его из больницы, и это удалось.

Возвращение

В Почаевскую лавру он приехал в пиджаке, без бороды. Сразу же пошел к Стопе Божьей Матери, к чудотворной иконе и к мощам Преподобного Иова. Люди, услышав, что вернулся отец Иосиф, побежали за ним; его знали повсюду и все. На следующее утро он служил Литургию. Люди плакали. После отец Иосиф поселился у своего племянника в родной Иловице.

Узнав, где находится старец, начали съезжаться к нему люди, одержимые разными недугами. Отец ежедневно служил водосвятные молебны и исцелял людей.

Обеспокоены притоком больных людей в село, власти настроили родственников против него. Племянник избил его и бросил на болотах. Бедный старец едва выжил, тогда же его и постригли в схиму с именем Амфилохий.

Схимонах Амфилохий продолжал лечить. По его молитвам вернулся слух к девушке, которую когда-то в детстве сильно побила мачеха. Одна жительница Почаева избежала ампутации, угрожавшей ей из-за начавшейся гангрены. Известен и случай, когда прозрела слепая девочка. Есть свидетельство того, как старец вернул к жизни 13-летнего подростка, находившегося в состоянии клинической смерти.

Прп. Амфилохий Почаевский скончался 1 января 1971 г. Когда на отпевании давали ему последнее целование, то у гроба исцелилась сломанная рука женщины. Костоправ…

Милосердие.Ru

Опубликовано: вт, 16/05/2017 - 09:41

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 1
За последние 30 дней: 4
Всего просмотров: 1,193

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle