Страшно быть лучше

Содержимое

ФОМА

Правда ли, что кто не страдает, тот к Богу не идет?

Письмо в редакцию:

Я знаю, что наша душа совершенствуется, если мы достойно, по-христиански принимаем все, что с нами происходит. Когда человеку живется легко и просто, нет повода задуматься над своим несовершенством, и душа «не растет». Нужны испытания и страдания. Получается, что чем большего человек достиг в духовной жизни, тем труднее грядущие испытания. Мне стыдно признаться, но я очень боюсь грядущих испытаний. То, что я уже пережила, и так «шарахнуло» меня будь здоров. А так хочется спокойной, тихой жизни в гармонии, покое и радости за своих родных и близких! Я боюсь «расти духовно», потому что мне очень страшно, что Господь лишит меня чего-то или даже кого-то — для моей же пользы. Или, может быть, я однобоко смотрю на жизнь? Очень хочу быть неправой в своих рассуждениях.

Екатерина

Отвечает Александр Ткаченко:

Есть в современных тренингах на укрепление доверия в команде весьма суровое упражнение. Человек залезает на стол, становится спиной к краю, складывает руки на груди и — падает спиной вперед. Он знает, что за его спиной — команда из восьми человек, которая его обязательно подхватит. Но все равно это очень страшно — падать и не видеть своих спасителей, а только лишь верить в их надежность.

В отношениях с Богом у человека происходит нечто подобное. «Вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр 11:1), — говорит апостол Павел. Ты знаешь из книжек, что Бог любит тебя сильнее, чем самый родной и близкий человек. Но все равно боишься, что вместо заботливых сильных рук тебя ждет сокрушительный удар об пол, боль, увечье.

Дорогая Екатерина, спокойная тихая жизнь в гармонии, покое и радости — великое благо. Вы боитесь, что Бог это благо разрушит Своим вмешательством. А мне видится в этом страхе некий смысловой перевертыш. По-моему, куда разумнее предположить, что как раз тишина, гармония и спокойная тихая жизнь — результат вмешательства Божьего в нашу судьбу. А все, чего Вы боитесь — испытания, страдания, лишения, — это, по большей части, лишь закономерные следствия наших грехов. Однако даже их Господь впускает в нашу жизнь не сплошным кармическим потоком, а лишь столько, сколько их бывает нужно для нашей же пользы, — как горькое, но необходимое лекарство.

Церковь называет Бога долготерпеливым и многомилостивым, потому что Он …не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам (Пс 102:10). Таково настоящее, а не сотканное нашими страхами участие Бога в человеческой судьбе. Он прикрывает нас от осколков разорвавшихся греховных мин, на которые мы наступаем ежедневно по многу раз.

Ведь законы духовной жизни столь же реальны, как и физические, и химические, и биологические, и любые другие законы, действующие в этом мире. Прыгнул человек с балкона — сломал ногу. Сунул руку в огонь — получил ожог. Переночевал спьяну на льду — отморозил почки.

Ровно то же самое происходит и с нарушением духовных законов. Осуждение других людей, зависть, ложь, самолюбие, равнодушие к чужим бедам — все эти и многие другие наши грехи уже давно погубили бы нас, если бы не вмешательство Бога, останавливающего их смертоносные последствия. А ту небольшую их часть, которую Он все же попускает нам пережить, мы называем испытанием. И очень боимся, что оно нарушит наш покой. Примерно так же человек, выпив стакан серной кислоты, закусив его парой ложек мышьяка и оставшись после этого невредимым, может беспокоиться: не пошлет ли ему Господь насморк или мигрень для духовного роста.

Наших мук дело

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак 1:13–14). Эти слова апостола Иакова просто и доходчиво объясняют причину постигающих нас бедствий, а также — степень причастности Бога к этим бедствиям. Степень эта — нулевая. Бог не искушает никого. Под похотью же здесь подразумеваются любые движения человеческого сердца в сторону греха.

Но бывают ситуации, когда страдание человека не является следствием его собственной греховной жизни. Все мы так или иначе взаимодействуем друг с другом, судьбы наши переплетаются в причудливый узор и в некоторых случаях становятся настолько общими, что последствия чужого греха принимает на себя человек, к этому греху непричастный.

Преподобный Марк Подвижник пишет: «Вина всякого скорбного случая, встречающегося с нами, суть помыслы каждого из нас; мог бы я сказать, что и слова, и дела; но так как они не происходят прежде мысли, потому я и приписываю все помыслам. Помысел предшествует, а потом чрез слова и дела образуется между нами и ближними нашими общение. Общение же бывает двух родов: одно происходит от злобы, а другое от любви. Чрез общение мы воспринимаем друг друга, даже и тех, кого не знаем, а за принятием на себя (ближнего) необходимо следуют скорби, как говорит Божественное Писание: поручаяйся за своего друга, врагу предает свою руку (Притч 6:1). Так каждый терпит постигающее его не за себя только, но и за ближнего — в том, в чем он принял его на себя».

Об этих двух видах принятия на себя скорбей за чужие грехи — по злобе и по любви — стоит рассказать более подробно.

В принятии по злобе действует духовный закон, который Марк Подвижник формулирует следующим образом:

«Принятие на себя ближнего, происходящее от злобы, бывает невольно. И случается так: лишающий чего-либо ближнего своего, хотя и не желает, принимает на себя искушения лишаемого; так же клевещущий — искушения оклеветанного им, оговаривающий — оговариваемого, презирающий — презираемого, лгущий принимает на себя искушение того, кого он оболгал, и, чтобы не перечислять всего порознь, скажу кратко: всякий обижающий ближнего соразмерно с обидою принимает на себя искушение обижаемого им».

Это — одно из удивительных откровений Божьих, о которых за пределами Церкви мир совсем не знает. Можно сказать, что когда мы намеренно причиняем зло другому человеку, то одновременно с этим — переводим стрелки на рельсах, отправляя в свою сторону вагон последствий грехов этого человека. И пусть не обольщают себя надеждой на безнаказанность мошенники всех мастей и сортов, нечистые на руку чиновники, бандиты, хулиганы и обычные хамы, получающие удовольствие от унижения других людей. Даже сумев обойти все юридические законы, они не смогут избежать воздаяния по закону духовному. И к скорбям за собственные грехи получают в придачу также скорби всех обиженных ими людей.

Второй вариант принятия на себя бед и страданий ближнего — по любви. Здесь суть действия духовного закона уже более понятна. Полюбив человека, мы принимаем его целиком, со всеми грехами и недостатками. Его проблемы становятся нашими, его горе — нашим горем. Простой пример — молодой человек женится на любимой девушке и вдруг узнает, что у нее есть просроченный кредит, на который банк уже насчитал драконовские проценты. Скажет ли он ей: «Знаешь что, милая, извини, но это — твои проблемы. Сама вляпалась, сама и выпутывайся»? Или же поможет решить эти проблемы, продав свою новую машину и сняв все деньги с собственного банковского счета?

Любовь вводит нас на территорию жизни любимых, в их круг событий и обстоятельств, делая эту их жизнь — частью нашей. И, к сожалению, на этой территории встречаются не только прекрасные цветущие сады, но и дремучие заросли всяких сорняков и колючек, о которые можно сильно пораниться. Последствия грехов людей, которых мы любим, неизбежно становятся и нашей скорбью. Однако в этом случае речь идет не о каком-либо духовном совершенствовании, а лишь об исполнении главного закона любви, без которого она просто умирает: Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал 6:2).

Покоя сердцем просим

Иногда причинная связь конкретных грехов с постигающими нас бедствиями вполне очевидна. Но в целом (учитывая Божье милосердие и два способа принятия скорбей за чужие грехи) общая картина всех духовных причин и следствий в жизни человека получается настолько сложной, что пытаться «прочитать» ее — дело, заведомо обреченное на неудачу. И все же отрицать такую связь не возьмется, наверное, даже самый убежденный атеист или агностик.

Преподобный Амвросий Оптинский писал: «Как ни тяжел крест, который несет человек, но дерево, из которого он сделан, выросло на почве его сердца».

У него же есть и более развернутое пояснение этой афористичной мысли:

«Когда человек… идет прямым путем, для него и креста нет. Но когда отступит от него и начнет бросаться то в одну, то в другую сторону, вот тогда являются разные обстоятельства, которые и толкают его опять на прямой путь. Эти толчки и составляют для человека крест. Они бывают, конечно, разные, кому какие нужны».

Боясь, что Бог вмешается в нашу жизнь и лишит ее покоя, мы ежедневно по многу раз спотыкаемся о свои же грехи. И не видим, что от сокрушительного падения и травмы нас спасает лишь вмешательство Бога, заботливо подхватывающего нас — иногда у самой земли. Из этих человеческих преткновений и Божественной защиты от их последствий обычно и складывается то, что мы привыкли называть спокойной, тихой жизнью в гармонии, покое и радости за своих родных и близких.

Аппликации Марии Сосниной

И, к слову сказать, в своих богослужебных текстах Церковь многократно обращается к Богу с просьбой как раз об этой тишине, мире и гармонии. Так, в великой ектении христиане молятся «…о благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных и временех мирных, … О избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды» и, наконец, — «…О мире всего мира». Эти молитвы многократно звучат на всех богослужениях. Но ни в одной из многочисленных церковных молитв вы не найдете даже намека на просьбу к Богу о послании нам испытаний и страданий. Этими горькими плодами греховной жизни мы с избытком обеспечиваем себя сами. И, чтобы не погибнуть под их тяжестью, просим: «…Заступи, спаси, помилуй, и сохрани нас, Боже, Твоею благодатью».

Такие молитвы свидетельствуют о достаточно простой и очевидной истине: покой, мир, радость и гармония не являются естественным фоном жизни человечества, пораженного грехом. Все это — дары Божьи, результат Его заступничества, благодатной помощи и постоянного участия в наших судьбах.

Здесь мы вплотную подошли к важнейшему моменту, который как раз и определяет христианское отношение к страданиям и бедам. Господь Иисус Христос не просто защищает нас от страданий. Все последствия человеческих грехов Он взял на Себя, приняв за нас страшные мучения и смерть на Кресте. И когда христиане говорят о необходимости участия в страданиях Христовых, речь опять же идет не о каком-то духовном совершенствовании или росте. Заступаясь за нас, ни в чем не виновный Христос пострадал за наши грехи, принял на Себя нашу вину и боль. Поэтому, участвуя в Его страданиях, мы всего лишь принимаем на себя ту малую часть ответственности за свою греховную жизнь, которую Он счел для нас посильной. Всю жизнь прятаться от страданий за Крест Христов, наверное, было бы комфорт­но, но бесчестно даже по человеческим меркам. Сознавая, что грешим — мы, а страдает за нас Господь, мы в конце концов просто возненавидели бы сами себя за такую бессовестную жизнь. И Бог дает нам другую возможность — взяв свой крест, следовать за Ним. Обратите внимание — свое ведь предлагает взять, не чужое. Причем отнюдь не в полной мере, а лишь то, что действительно сможем понести, не надломившись. И Сам всегда находится рядом с каждым из нас, чтобы при случае подхватить ослабевшего, утешить отчаявшегося, укрепить малодушного.

Спиной чувствую

В упражнении на укрепление доверия к команде человек должен упасть спиной вперед, веря, что товарищи его обязательно подхватят. Нужно только решиться и позволить им сделать это.

В каждом постигающем нас испытании мы точно так же можем доверить себя Богу — шагнуть в это испытание, преодолевая страх неизвестности, и внезапно ощутить, как заботливо оберегает нас Господь даже в самых тяжелых жизненных ситуациях. Это и есть христианская жизнь по вере.

Ну а про духовный рост и совершенство святитель Игнатий (Брянчанинов) в очень кратких словах сказал все самое важное:

«Нет совершенного между человеками по добродетелям человеческим: к совершенству христианскому приводит Крест Христов… Смирение возвело Господа на Крест, и учеников Христовых смирение возводит на крест, который есть святое терпение, непостижимое для плотских умов, как было непонятным молчание Иисуса для Ирода, понтийского Пилата и иудейских архиереев.

Будем молить Господа, чтоб Он открыл нам таинство и даровал любовь Креста Своего, чтоб сподобил нас претерпеть должным образом все скорби, которые попустятся нам всеблагим Божиим Промыслом во времени для спасения нашего и блаженства в вечности. Господь обетовал нам: Претерпевший же до конца спасется. Аминь».

ФОМА

Опубликовано: пн, 15/05/2017 - 10:43

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 30 дней: 1
Всего просмотров: 308

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle