Руки прочь от бабушек!

Содержимое

Жила себе, понимаешь, обычная женщина. Лет 50 или 60, скажем, жила. А потом – бац!.. и уверовала...

Причем как следует уверовала, с размахом: с посещением церковных служб, соблюдением постов, участием в Таинствах и периодическими поездками по святым местам. Чего вспомнила такого – во всем покаялась. Детей пыталась просветить, но с религиозным воспитанием опоздала безнадежно. Недолго думая, решила спасать пока что самое неиспорченное в своей семье – внуков. Когда приезжали к ней на каникулы, обязательно водила их в храм, причащала и пыталась переложить евангельскую историю на детский язык. Так сказать, вместо сказки на ночь. Родители их, то есть ее дети, снисходительно относились к ее странностям, тем более что палку она не перегибала. Хотя, возможно, все переданное внукам было их маленьким секретом от родителей. Этого уж не скажу, не знаю. Всяко могло быть. Потом внуки выросли, стали задавать каверзные вопросы, на которые в простоте душевной уверовавшая женщина ответов знать не знала и не задумывалась никогда. Ну, и подоростковый нигилизм как-никак! Одним словом, перестали внуки слушать душеполезные истории, посмеиваться начали, и в церковь заманить их уже не представлялось возможным. Бабушка грустила, но не унывала и молилась.

В общем, пока что история с открытым финалом. To be continued, как говорится.

Тем временем подумаем, как нам бабушкино поведение классифицировать. Что это было: семена ли будущей веры иль прививка от церковной жизни? Один Бог весть.
А люд православный же должен что-то об этом думать? Должен или не должен, но думает. Думает разное, зачастую диаметрально противоположное.

Одни говорят, что раз родители религиозного просвещения детям организовать не могут, то на бабушке двойная ответственность. В детском возрасте закладывается мировоззрение, и, следовательно, у бабушки есть все шансы просочиться с бытийными вопросами сквозь потребительско-материалистическое телевизионно-планшетное восприятие действительности. Так сказать, внедрить в подсознание идею о существовании другого мира, отличного от того, что ребенок видит вокруг каждый день. К тому же Причастие Святых Таин меняет человека на весьма глубинном уровне. Он уже никогда не станет таким, как прежде. Это, если можно, конечно, так выразиться, сумасшедшая фора по сравнению с детьми, лишенными этого. Ребенок в будущем может по-разному распорядиться этим даром: уберечься от многих мирских соблазнов или пренебречь им и вести себя похуже даже некрещеных. Здесь как с высшим образованием: можно развивать свои знания и совершенствоваться в профессии, а можно и спиться, имея диплом с отличием. Из чего совершенно не следует, что высшее образование и не нужно вовсе, мол, Васька-то все равно спился, не помогла ему его наука.

Плавно перетекаем к противоположной точке зрения. Ее сторонники напирают на то, что ребенок все равно растет в неверующей семье и будет жить и общаться в абсолютно секуляризированной среде. Бабушкины же жалкие полуграмотные семена заглушит матерое терние современного информационного пространства. Также дети не понимают ничего происходящего за богослужением, им тяжело стоять, не отвлекаясь, они постоянно норовят побегать и побаловаться. Толку, одним словом, в их присутствии – ноль. Сами бабушки тоже хороши: приведут, а за внуком не следят. Да и отношение к Причастию магическое какое-то получается. Святые Тайны – это же не таблетка, тут осознание своего недостоинства надо иметь. Хотя бы по вере родителей. А какая ж тут у них вера, если бабушка раз в год летом причастить только может? И то украдкой...

Тут, как говорится, как бы да, но нет... Все ли из нас, обратившись уже во взрослом возрасте, приступали к Тайнам, вполне понимая, Что с ними при этом происходит на самом деле? Более того, дерзну спросить: все ли из нас и сейчас в полной мере осознают, Чего они причащаются и Что они в этом Таинстве получают? Вот и близко же нет, правда? Да, со временем просветы в понимании появляются, но не более того. И то эти просветы – как раз результат участия в Таинствах. Идеал стремления крайне важен и нужен, но нельзя идеал этот требовать сразу же. Если Вы не сможете сразу сыграть Вивальди на скрипке, то вам, получается, и начинать учиться нельзя?

Да, у бабушки может не хватать теоретических знаний, и на Литургии она, может, всю жизнь столбом простояла, ничего толком не поняв. Зато у нее есть то, чего у нас катастрофически не хватает – искренняя и бескорыстная любовь. Она с лихвой компенсирует все другие огрехи. В конце концов, она за своего внука будет молиться, пока дышит, пусть полуграмотно, но от чистого сердца. Мы же, ставшие вдруг такими образованными и подкованными, ничего для этого ребенка не сделали и не сделаем. Молиться за него не будем – мы его знать не знаем; причащать не станем – см. объяснение выше; просвещать его не будем ни пока он маленький, ни когда он вырастет – с проповедью в нашей Церкви тоже не все гладко. Нам вообще, если очень откровенно и по существу, он безразличен. У нас со своими родными и близкими полный провал и катастрофа. Так что альтернатива бабушкиному подходу не очень ясна. Разве что как-нибудь само срастется...

В своем блоге священник Георгий Максимов (он же ведущий телепередачи «Мой путь к Богу») как-то отметил факт, его поразивший. На момент публикации поста было снято уже почти 60 выпусков и чуть ли не каждый третий интервьюируемый утверждал, что на направление его духовного выбора повлияла именно бабушка!

Засим в подтверждение дерзну втиснуть личную историю. Жизненные примеры обычно самые убедительные.

На мой путь к Богу также оказали влияние бабушки. Воспоминания о самом храме остались обрывочные и довольно нейтральные. Бабульки, сующие конфетки с печеньками и просящие кого-то помянуть; помню, что нет уже сил ни стоять, ни сидеть на корточках; обидно за подзатыльник и непонятно, почему нельзя вверх голову задирать (признаки первого бунта, видимо). Из неприятного – первая исповедь. Наверное, семь лет к тому моменту исполнилось. Все было как обычно, ничто не предвещало беды, как вдруг меня подтолкнули к какому-то дядьке, он меня чем-то огромным накрыл (семилетний ребенок епитрахилью укрыться может) и начал что-то говорить приглушенным голосом. Никогда не забуду тот парализующий ужас. Просто стояла, окаменев от страха, даже не слышала, что он говорил. В общем, восторга от посещения богослужений я действительно не испытывала.

Причастия почему-то не помню вообще. Ни одного. Зато помню рассказ бабушки об Ангеле-хранителе, который слушала, затаив дыхание. И самое главное – иконы. Любила их со страшной силой. У бабушки они и сейчас над столом за шторочкой. Старые выцветшие маленькие черно-белые любительские фотографии. Говорят, что маленький ребенок в 5-6 лет ничего в этом плане не соображает. Охотно подтверждаю. Ни кто такие святые, ни что такое иконы вообще нигде не отложилось. Да и любила, вполне ожидаемо, больше всего образ вмч. Георгия – на коне, с копьем и драконом! Сказочный герой прям. В то же самое время я не воспринимала их как просто картинки. Не могу описать это чувство, хотя довольно точно его помню. Не ощущала ни трепета, ни благоговения, была просто уверенность, что это что-то совсем иное, отличное от всего остального. Я это просто знала. Никакой рефлексии или эмоций, мне было просто хорошо на них смотреть, я их по-детски любила и с ними было как-то особенно здόрово молчать.

Потом ребенок подрос и начал задавать провокационные вопросы, на которые бабушки не находили удовлетворительных ответов. И отправился ребенок в свободное плавание. И начудил ребенок предостаточно. Но даже в самые богоборческие моменты своей жизни, что бы он там себе ни думал и ни утверждал, просто кожей ощущал, что храм – это особое место. Не потому, что бабушка так сказала, а потому, что благодаря ей Бог коснулся детской души и она это прикосновение помнила и тосковала без него, хотя и бунтовала и упиралась при этом...

Да, бабушка не сможет объяснить многих вероучительных вопросов, но с другой стороны – это не ее задача. От нее требуется рассказать малышу понятным ему сказочным языком о Боге, познакомить его с Ним. Разве ж это вина наших бабушек, что их посеянные семена поливать некому было? Они со своей задачей как раз справляются, а о том, что подхватить эстафету бывает некому, голова болеть должна у нас. Так что – давайте перенаправим наши переживания в конструктивное русло. А от бабушек – руки прочь! Бабушки – это святое.

Екатерина Выхованец

Опубликовано: вт, 10/10/2017 - 11:59

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 1
За последние 7 дней: 94
За последние 30 дней: 547
Всего просмотров: 1,077

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle