Равноапостольный Николай (Касаткин), или У каждого из нас своя «Япония»

Содержимое

16 февраля по новому стилю Православная Церковь празднует день памяти святого равноапостольного Николая, архиепископа Японского и первого архиерея Японской Православной Церкви.

Взирая на иконы, на лики святых, мы часто, мне кажется, думаем романтически, или даже сказочно. Мы представляем их словно былинными могучими персонажами, которые родились уже святыми, почти Ангелами, и сразу же после рождения начали свое золотое и прекрасное, и легкое, как голубиное перышко, восхождение в небо.

Думаю, что это ошибочное представление. Тем самым мы будто отделяем себя от святых подвижников Божьих, говоря: «Ну, это ж святые, а мы-то грешные! Куда уж нам!» И на поверку, так сказать, с фасада, по форме, вроде б и смиренная христианская мысль. Но нет. Часто этим самым мы декларируем веру в некое почти древнегреческое фаталистическое предопределение или кастовое представление индусов: «Мол, есть святые, это какой-то совершенно отдельный общественный класс, “раса супергероев”, а есть вот такие мы! Грешники. И прочее. Нам их (святых) уровня никогда не достичь. Мол, куда уж нам». И это «куда уж нам» не со знаком «плюс», но со знаком «минус». И продолжение этого предложения такое: «Значит, и пытаться вообще не стоит. Как говорится, “махни рукой и расслабься”. Греши дальше. Ведь мы святыми не станем никогда». И человек отделяет от себя святых угодников, делая их образа бесконечно тысячекилометрово далекими в своем сердце, не объемными, но плоскими и будто бесцветными, обезличенными.

Максимум, что сделаю, посмотрю на икону и подумаю: «Ну, вот он, да. А я? Эх… Нечего тут и говорить. Грешник и недостоин». И человек ставит в своих размышлениях точку и закрывает для себя этот путь.

Но, мне кажется, нужно думать с Божьей помощью по-другому. «Передо мною образ человека – из плоти и крови. Такой же, как и я. Он также любил, страдал, у него, как и у меня, были естественными физиологические потребности тела. Он, как и я, и плакал и смеялся, грустил и веселился, кушал и спал. Но что такому же существу, как я, позволило стать святым? В чем тут дело? В чем тайна?» Вот какие вопросы, думается мне, надо себе задавать.

И в этом помочь может житие и сочинения святого равноапостольного Николая (Касаткина), архиепископа Японского. Почему? Владыка вел дневники, в которых приоткрыл нам завесу над своим внутренним миром, над своею жизнью духа – над своим путем в святость. Причем рассказал максимально, честно, искренне и без прикрас. Потому эти дневники для нас, православных христиан, представляют великую ценность и замечательную школу жизни. Жизни воистину христианской. Вернее сказать, жизни человека, который боролся со своим ветхим человеком, со страстями да похотями до крови, до мяса, до последнего предела и каждый свой шажок в святость выстрадал до кровавого пота. И у него была и своя Гефсимания, и свое моление о чаше, и своя Голгофа, и свой крест, сбитый из двух перекладин – русской и японской. 

Слава Богу, эти дневники опубликованы! И внимательный, ищущий назидания и духовного развития читатель может окунуть свою душу с Божьей помощью в их чистую воду, чтобы понять направление, чтобы, осознать, как и куда идти. Ведь Православие – это не набор общих тезисов и философских категорий, отвлеченных от жизни, но сама жизнь.

Да, мы знаем, что святой много потрудился в деле просвещения язычников-японцев, почти не знавших Христа. Да, слово «Православие» было синонимично у японцев с его именем «Николай». Да, Владыка перевел Евангелие на японский язык, рукоположил епископа, 34 иереев, 8 диаконов,  воспитал 115 проповедников, построил и создал в Стране восходящего солнца собор, 8 храмов, 175 церквей, 276 приходов. При нем общее число верующих выросло до 34110 человек. Да, именно его трудами впервые в истории Господь создал в Японии Православную Церковь. Сам император Японии прислал на его похороны венок. Этой чести иностранцы удостаивались исключительно редко.

Да, траурная процессия, более походившая на Крестный ход, растянулась на десять километров. Так любили его люди! Но какова была внутренняя жизнь этого выдающегося русского архиерея?

Он сам о себе пишет, что поехал в Японию неким чудесным образом, почти не осознавая, что делает. Воспитанник  Санкт-Петербургской академии, из бедной семьи сельского священнослужителя Смоленской губернии Ваня Касаткин  принял решение совершенно неожиданно для себя. Как потом владыка напишет о себе, ему и в голову не приходила мысль о монашестве. Во время всенощного бдения в одно мгновение ему возжелалось ехать в Японию в православную миссию, набор в которую был объявлен в академии. Эта мысль повергла юношу в глубочайшее волнение. В ту же ночь он пошел к ректору. В очень короткий промежуток времени был пострижен в монахи с именем Николай, что также очень промыслительно. Ибо он, как и его великий небесный покровитель, оказался «победителем целого народа». И вскоре молодой иеромонах уже совершал очень нелегкое путешествие по Сибири в сторону Японии, которое растянулось на несколько месяцев. Будущий святой ехал к месту своего апостольского служения в бедной старенькой рясе…

Сам владыка напишет о том, что он много раз жалел об избранном пути и тяготился своим послушанием. Ему приходили мысли все бросить и уехать, что, может, было бы лучше жениться, получить приход где-нибудь в России да спасаться вместе с матушкой и детками. Но он выдержал и не уехал. Это была страшная внутренняя борьба.

Один синтоистский «священник»-самурай пытался его убить, почитая за колдуна. Но по Божьей воле и даром убеждения равноапостольного Николая позже принял Святое Крещение и был рукоположен во священный сан.

Между тем разразилась Русско-японская война. Но святитель не уехал от своей паствы. Японцы его считали русским шпионом, русские соответственно – японским. Представим его положение и жизнь в этих условиях.

Как японцы к нему относились в духовном и общественном плане, пишет он сам: «Тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи».  Как ему было жить в этом народе?! Можно только себе представить. Но святой не сдался. Он начал изучать японский язык и культуру. Занимался по четырнадцать часов в день. Владыка в дневнике называет японский язык «труднейшим на свете». Но спустя годы он с Божьей помощью переводит на этот язык Священное Писание.

Где же святой Николай Японский черпал силы для своего сугубого воистину равноапостольного подвига?

Об этом сказал хорошо в проповеди во время одного священнического рукоположения митрополит Антоний Сурожский: «В твоем непрестанном и личном единении со Христом заключена тайна твоего пастырства, и это и есть первое его условие, а не твое совершенство. “Кто висит на кресте, тот не думает о совершенстве”, и “с креста не сходят. С него снимают только замертво”».

И в этом суть и великое утешение. Мне кажется, еще утешение также в том, что снимают замертво не во тьму кромешную, не в разложение и прах. Нет. Но в воскресение – в  свет Христов, в богоподобие и преображение, в вечную жизнь. И в этом, конечно же, сугубая радость и для святителя Николая Японского, и для нас, грешных. Потому что Господь через страдания и скорби, через смиренное терпеливое несение своей жизни как креста дает преогромнейшую  радость и Царствие Небесное.

Главное только нам стать апостолами! Для самих себя. Ведь я сам для себя почти что языческая Япония – со своими идолами да божками страстей-удовольствий, которые нужно сокрушить с Божьей помощью, с невежеством, мраком и ленью к какому-либо доброму деланию.

Но надо встать! И сделать первый шаг на пути Православия, чтобы в конце концов построить из самого себя храм. И если Господь увидит твои мозоли, твое запредельное напряжение, когда ты тащишь духовные кирпичи, возводя стены все выше и выше, когда Всевышний увидит лампаду любви, сияющую на престоле твоего сердца, тогда Он войдет в твой храм и у тебя также будет твое личное сретение-встреча с Ним. Нужно только потрудиться-побороться с собой, как это делал святой равноапостольный Николай Японский – такой же человек, как и мы.

У каждого из нас своя «Япония», и она ждет от нас апостольского делания и просвещения! В чем да поможет нам равноапостольный Николай.

Святый отче Николае, моли Бога о нас!

Иерей Андрей Чиженко

Опубликовано: чт, 16/02/2017 - 11:56

Статистика просмотров

Всего просмотров: 193
За последние 30 дней: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 24 часа: 0

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle
Реклама: