Прп. Максим Грек: Слово об астрологии и свободной воле человека

Содержимое

Вооружаясь на подвиг за евангельскую истину, и при­готовляя себя на разорение лжи, будучи распаляем огнем ревности по истине, благовременным нахожу сказать с блаженным Давидом сказанное им в назидание пророкоубийцам, или лучше — христоубийцам и роду иудейскому: «Сынове человечестии, доколе тяжкосердии, вскую любите суету, и ищете лжи» (Пс. 4:3)?

Преподобный Максим Грек

Воис­тину тяжкосерды суть и искатели суеты и лжи, и омра­чены глубокою тьмою те, которые, не покоряясь апостольским, пророческим и отеческим учениям, прилепля­ются вавилонскому бесовскому раболепству, правильнее же, последуют ухищрениям и злодеяниям бесовским, и так упорно, что скорее готовы отречься своей души, если бы кто-либо стал муками истязывать их по при­чине их нечестия, чем отказаться сколько-нибудь от звездозрительного раболепства бесам.

И это не удиви­тельно: ибо надлежит и начальнику и законоположнику этого обмана, отцу лжи, который в Священном Писании называется умом ассирийским, как не мудрствующий нисколько богоугодно и благочестиво, иметь, как бы некоторых представителей, твердых умом, выставляемых им, как в них живущий и действующий. Таких имел он, льстец, при фараоне, царе египетском, которых и выставлял против блаженного Моисея, ста­раясь чрез них омрачить явственные оные чудеса. Таковых восставил он против блаженного Иеремии, уси­ливаясь показать, что его спасительные ответы, какие он давал народу иудейскому, никуда не годны. Такого воздвиг он против блаженного Петра, в лице самарянина Симона, желая, скверный, в самом начале еван­гельской проповеди выставить непотребным это сеяние. Такового, в лице Илиодора, вооружил он против преосвященнейшего епископа Катанского Льва.

Многими таковыми и ныне еще повреждает Святую Соборную Апостольскую Церковь Христову этот пагубный дракон, который все, что Создателем насаждено в человеке, созданном по образу Божию: — свободу воли и разума, чем человек преимущественно пред другими тварями является созданным по образу и по подобию Божию, он приписывает сочетанию зодиаков и звезд, и сему присвояет зависимость в избрании добродетелей и пороков. И в такое безумие достиг этот богоборный отступник, что утверждает бесстыдно, что самое благочестие и честное жительство прекратится, и что действием Зевса и Арея (Марса) оно вскоре опять введется в Церковь Христову, и будет обновление и новый закон, зависящий от движения планет и зодиаков. О какая хула! Увы, какое сатанинское злоумышление! На ка­кую высоту злочестия взошел этот скверный! Какой христианский слух, хотя бы кто только краем уст ко­снулся апостольского напоения, потерпит это?

Мне же кажется, что те, которые так говорят, тайно про себя думают, хотя и не смеют еще явно проповедовать свою ложь, что и Спаситель наш Иисус Христос произведен движением планет, по необходимости принял плоть и предан кресту, и по той же необходимости совершил все те дивные и чрезъестественные чудеса. Что эти скверные так думают, — явствует из того, что они бесстыдно говорят, что Зевсом и Ареем опять введется наше благочестие и чистое жительство. Что же может быть нечестивее, теперь или впоследствии, такого мудрования?

Если круговращением звезд, их сочетанием и сближением, подаются нам божественные дарования, и производится обновление их после того, как они ослабеют, и разум наш и произволение наших душ находятся в зависимости от свойств зодиаков, и ими направляется или к добродетели, или к жизни порочной, то апостольская проповедь является излишнею, излишня и вера наша.

Пусть в таком случае будет отвержен закон, пусть перестанет проповедь Евангелия, пусть прекратятся молитвы и приношение жертв: все это — излишне и бесполезно, если мы состоим под насилием таких насильников — владык, и ими против воли привлекаемся ко злу: или Афродитою — к блуду, или Ареем — к убийству и разбойничеству, или к воровству — Гермесом, или ко гневу и непримиримой вражде — враждебнейшим Кроносом. Пусть никто уже не заботится о добродетели и не старается отстать от пороков; но, узнав свой жребий, каков он, пусть ожидает себе от него или добра, если достался в жребий доброму господину, а если достался злому, то пусть напрасно не старается освободиться от порабощения сво­ему владыке, ибо никогда не возможет он освобо­диться от сего порабощения, сколько бы не предпринимал для этого подвигов. Пусть не боится таковой страшных испытаний праведного Судии, ибо он будет иметь тогда достаточное оправдание, состоящее в насилии злого своего властелина, которым и против воли привлекался к различным порокам.

Также и тот, кто преуспел в добродетели, пусть не ожидает себе от Судии воздаяния за правду и истину, ибо добродетели его зависели не от его собственного произволения, а от насилия того властелина, которому он случайно достался в жребий, и которым он, как какое-нибудь подъ­яремное животное, направлялся идти правым путем и предохранялся от пропастей зла, находящихся с обеих сторон.

Судия же наш обещал наградить тех, которые ока­жутся добрыми по произволению, а не по принуждению, говоря: «аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе» (Мф. 16:24), и прочее. Говоря так. Создатель нашего естества ясно показал, что от нашего произволения зависят и добрые дела и злые, ибо сказал: «аще кто хощет, да отвержется себе», а не сказал: да отвержется владеющей им силы.

Если бы Он знал, что это зависит не от нашей власти, то ясно сказал бы: если кто может последовать за Мной. По этой причине и тому, который вопросил Его, как ему получить вечную жизнь, ответил, говоря: «аще же хощеши совершен быти», и прочее, а не сказал: «аще можеши», что означало бы, что не от своей воли зависит доброе или злое, но сказал: «аще хощеши». А то, чтобы хотеть, или не хотеть, ясно показывает, что он властен в своих делах. По этой при­чине и сохраняются дела каждого на суд, как проис­ходящие от произволения, а не от принуждения и насилия зодиаков и планет. К тому же не явно ли оказы­ваются клевещущими на Бога и досаждающими Ему те, которые приписывают все наше звездам, и утвержда­ют, что помимо их устроения ничего не совершается, касающееся нас? Ибо если Бог, Который есть самая Истина и Правда и Благость, Который с самого начала всякими способами изобрел наше спасение неизреченным Своим и непостижимым советом, — если Он знал, что есть некоторая понуждающая нас сила, вложен­ная в зодиаки, которая влекла бы каждого из нас по своему качеству и против желания понуждала бы к тому, чего мы не хотим, то каким образом Он же опять повелевал бы нам, заповедуя: «не прелюбы сотвориши, не убиеши, не украдеши, не лжесвидетельствуеши» (Мф.19:18), и тому подобное?

Разве скажут, что Бог отнял от звезд вложенную в них ранее власть над нами, и потом так нам заповедует? Но нелепо о Боге так думать, тем более говорить, ибо это служило бы признаком Его нерассудительности и неустройства. «Нераска­янна бо», сказал негде Павел, «дарования...Божии» (Рим. 11:29); и Давид свидетельствует о Нем, что Он «страшен в советех паче сынов человеческих» (Пс.65:5). Или скажут, что Господь позавидовал спасению людей, и потому не сказал Моисею и пророкам о силе звезд?

Но если так, то как Давид говорит о Боге: «сказа пути Своя Моисеови, сыновом израилевым хотения Своя» (Пс. 102:7). И если Бог позавидовал спасению нашему, то как Да­вид опять говорит о Нем: «коль благ Бог израилев правым сердцем» (Пс. 72:1)? Если есть в Нем зависть, то как Он оказывается милостивым и не хотящим смерти грешника? Для чего Он распялся и умер? Оче­видно, лжет тот, кто вопреки законоположению Созда­теля пустословит, что сочетание планет и зодиаков есть нечто высочайшее; истинен же Создатель наш, Который никому человека не покорил, но оставил свободным и почтил Своим образом, создав его благим по естеству, а не по влиянию на него звезд.

К тому же если Бог знал, что звезды имеют принудительную силу, то почему, когда человек во Едеме, по совету змия, согрешил, Он наложил наказание на согрешившего и на прельстившего его? Почему не на главного ви­новника обмана — планету Меркурий (Гермес) — излил Он праведный Свой гнев, а на змия, прельстившего Адама и разорившего совет Создателя? Приличествова­ло же и Создателю предупредить человека о сообщенной звездам на него власти, чтобы он как можно лучше приготовился (к повиновению им) и чтобы по неведению не прогневал своего Владыку.

Это приличествовало бла­гости и правде Создателя; теперь же мы ничего такого не находим, а напротив видим, что болезни и наказания посылались по повелению (Божию), как и день суда называется «днем лютым» (Ис.13:9), и в другом месте сказано, что для грешников день этот полон скорби и болез­ней, ибо сказано: «в день лют избавит его Господь» (Пс. 40:2). Другой пророк, перечислив различные наказания, приготовленные у Бога (для грешников), говорит как бы от лица Божия: «Не сия ли вся собрашася у Мене, и запечатлешася в сокровищах Моих. В день отмщения воздам, во время егда соблазнится нога их: яко близ день погибели их» (Второз. 32:34-35). Выслушаем сказанное, бессмысленные, и, хотя поздно, когда-нибудь начнем мудрство­вать о том, что у Бога сокрыто и запечатлено в со­кровищах Его рачений. Кто открыл вам, заблуждаю­щимся относительно силы звезд, их действия, — ангелы ли, или архангелы, и «кто» из них «уразуме ум Госпо­день?» (Ис.40:13) Или, может быть, пророк какой-нибудь, озаренный всячески Духом Святым? Покажите нам, кто это, — и тогда мы замолчим. «В день, — говорит, — отмщения воздам» (Втор.32:35), а не в день появления Кроноса, или иной какой планеты, внушающей вам бесовский страх. Потом при­водит точнее, показывая причину: «во время, егда соблаз­нится нога их» (Втор.32:35), то есть, когда начнут ходить не прямо, преступая Его заповеди.

Поймем же, что от Бога по­пускаются на нас промыслительно наказания, если мы согрешаем, для исправления нашего, а не появлением звезд, и что эти наказания постигают нас в то время, когда мы впадаем в преступления, — постигают по воле Божьей, а не тогда, когда Кронос или Марс захотят. Еще яснее взывает к нам Бог, говоря: «видите, види­те, яко Аз есмь, и несть Бог разве Мене: Аз убию и жити сотворю, поражу и Аз исцелю, и несть иже измет от руку Моею» (Второз. 32:39). Я, говорит, Сам Бог; этим Он отвлекает тебя от лжи звездочетства и от всякого другого бесовского страха, научая тебя на Него одного возлагать надежду и Его одного признавать наказующим тебя отечески, ибо Он врачует тебя не посредством злых звезд, а строгими словами, болезнями и скорбями, приключающимися с нами по повелению Божию.

Сказанного здесь достаточно для тех, которые благочестно и благопокорно подклоняют свои выи под иго Священного Писания. Но так как не все званные суть и избранные, по слову Евангелия, то для большего удостоверения тех, которые сомневаются в истине, необ­ходимо мне привести доказательства и из писаний свя­тых отцов. Великий отец наш Василий, в шестой бе­седе на шестоднев, изобличив сначала этот звездогадательный обман и показав его ложным и во всем достойным смеха, присовокупляет, говоря: «Но они не останавливаются на сем одном, а приписывают небесным телам причину и того, в чем властно произво­ление каждого из нас, то есть, причину расположения к добродетели или к пороку.

С одной стороны смешно оспаривать их, а с другой, поелику многие заражены сим заблуждением, может быть, необходимость требует не оставлять сего и в молчании.

Итак, прежде всего, спросим у них: не каждый ли день тысячекратно изменяются фигуры из звезд? Ибо, так называемые, планеты непрестанно движутся, и одни скорее друг с другом сходятся, а другие совершают медленнейшие обращения, часто бывают в один и тот же час и в виду одна у другой и сокрыты друг от друга. А в минуту рождения, как они говорят, весьма великую имеет силу — быть в виду у благотворной или злотворной звезды. И нередко, по незнанию одной само­малейшей доли, не найдя времени, по которому звезда показывала себя благотворною, описывали ее, как состо­ящую в числе неблагополучных. Ибо я вынужден упо­треблять собственные их выражения.

Но в словах их конечно много неразумного, а гораздо больше — нечестивого. Ибо злотворные звезды при­чину своей злотворности переносят на Творца своего. Если зло им естественно, то Создатель — творец зла. А если они делаются злыми по произволению, то, во-первых, они суть живые существа, одаренные произволением, предающиеся непринужденным и свободным стремлениям; утверждать же сие о вещах неодушевленных есть верх безумия. Потом, сколько несообразно с разумом, чтобы зло и добро уделялось каждому не по достоинству, но чтобы звезда была благотворною, потому что находится в таком то месте, и чтобы она же де­лалась злотворною, потому что усматривается под та­кою то звездою, и опять тотчас забывала бы свою зло­качественность, если несколько уклонилась от известной фигуры!

И о сем довольно.

Если же в каждое мгновение времени взаимное положение звезд из одного вида превращается в другой, а при бесчисленности таковых перемен, не один раз в день составляются очертания, показывающие рождение царей, то почему не каждый день родятся цари? Или по­чему достается им царство по наследству от отцов? Ибо, конечно, не всякий царь тщательно соображает рож­дение своего сына с царственным очертанием звезд. Да и какой человек властен в этом? Как Озия родил Иоафама, Иоафам Ахаза, Ахаз Езекию? И ни одному из них не случилось родиться в час рабский?

Сверх того, если начала поступков порочных и добродетельных не от нас зависят, но необходимы вследствие рождения, то напрасно существуют законода­тели, определяющие, что нам делать, и чего не делать, напрасно существуют и судьи, награждающее добродетель и наказывающие порок. Ни вор, ни убийца не виновен в преступлении: ему, если бы и хотел, невоз­можно было удержать руки, потому что к сим поступкам неизбежно побуждала его необходимость. А всех более обманываются трудящиеся над искусствами.

Напротив того, земледелец соберет обильные плоды, не бросая и семян в землю и не точа косы, а купец обогатится, хочет ли того, или нет, потому что судьба соберет ему кучу денег. Великие же надежды христиан обратятся у нас в ничто, потому что ни праведность не будет почтена, ни грех осужден, так как люди ни­чего не делают по собственному произволению. Ибо где господствует необходимость и судьба, там не имеет никакого места воздаяние по достоинству».

Так, по особенному внушению действовавшего в нем Святого Духа, говорит божественный Василий, кото­рый и предал это благочестивым. Потщимся же всею силою следовать его учению, если хотим быть благоче­стивыми в божественных предметах. Послушаем же и то, как блаженный Григорий Богослов, согласно с Василием рассуждает и пишет в своем слове о любви к нищим, в котором, испытывая причины случающихся с людьми злоключений, каковы — недуги и нищета, также — причины благоденствия, откуда и от чего проис­ходит то и другое, и рыдая о тех, которые ложно признают все самослучайностью и приписывают какой то судьбе или счастью, смотря по тому, чему кто достался в жребий, относя все к движению звезд, — говорит о них: «Таковы те, о которых мы говорим. Они не хотят допустить, чтобы Бог был мудрее их. И если случится им недоумевать о каком-нибудь происшествии, то, вместо того, чтобы или самим потрудиться в изы­скании причины оного, в той надежде, что может быть трудолюбивому исканию подастся истина, или посовето­ваться о сем с людьми, которые мудрее и духовнее их, так как и мудрость есть одно из дарований, и «не во всех разум» (1 Кор. 8:7), или чистотою жизни уло­вить ведение и поискать мудрости у Источника премуд­рости, — они, по причине невежества, обращаются к тому, что ближе к ним, и ложно мудрствуют, что все в этом мире совершается без всякой разумной причины, потому что сами не понимают причины совершающегося. И таким образом, по причине своего невежества, ста­новятся мудрыми, или от излишней, так сказать, муд­рости делаются немудрыми и несмысленными. Оттого некоторые изобрели счастье и самослучайность — такой вымысел, который действительно только случайно ими придуман.

Другие придумали какое-то неразумное и неотклонимое владычество звезд, которые по своему про­изволу сплетают, или, лучше сказать, невольно принуж­дены сплетать судьбу нашу посредством соединения и противостояния планет, и общего господствующего дви­жения. Но эти, как я сказал, будут отвергнуты, так как еще прежде нас слово Божие осудило их, говоря: «омрачися неразумное их сердце. Глаголющеся быти мудри, обьюродеша, и измениша славу нетленного Бога» (Рим. 1:21-23), исказив какими-то баснями и тенями всеобъемлющий Промысл.

Мы же, если только, как существа разумные и служители Слова, внимаем разуму, не должны ни сами придумывать подобных чудовищных мнений, ни принимать мнения тех, которые так думают, сколько бы ни был изворотлив язык их в составлении нелепых умствований и учений, и как бы ни была оболь­стительна новизна их вымыслов».

Понятно ли для нас, что этот божественный отец признает бессмыслием учение о рождении и бесовский страх пред ложным мнением о влиянии звезд, и что в это нечестие уклонились некоторые только потому, что не могли уразуметь причины различных устроений бо­жественного промысла. Бежим от их учения, и поймем, что все управляется и совершается непостижимым промыслом Владыки и Его неизглаголанною премудростью, а не соединением и разъединением звезд!

Послушаем и то, что говорит блаженный Иоанн Златоуст в 75-й беседе толкований на святое Евангелие от Матвея: «Где те, которые владычество природы и круговращение времен противопоставляют учению Цер­кви? Помнит ли кто-нибудь из них, чтобы явился когда-нибудь другой Христос, чтобы случилось подобное происшествие? Итак, о каком вы скажете круговращении? Ни Содома, ни Гоморры, ни потопа в другой раз не было. До коих пор вам издеваться и говорить о превраще­нии и возникновении? Как же, скажешь ты, сбывается многое из того, что предсказывают? Так как ты сам себя лишил помощи Божией, пренебрег ею и поставил себя вне промысла, то диавол, как хочет, управляет и располагает твоими делами». Слышишь ли, что гово­рит блаженный сей отец?

Диавол, говорит, помогает и содействует служителям звезд и, как хочет, пре­вращает обстоятельства верующих в звездочетское учение. Убоимся же и, хотя поздно, как-нибудь уцеломудримся, не дадим в себе места диаволу и тогда вселится в нас Христос, «Божия сила и Божия премудрость» (1 Кор.1:24). Затем опять (св. Златоуст), продолжая речь, объясняет, что такое рождение, называя рождение гаданием по стечению звезд, доброе или злое. Он говорит: «Что же, в самом деле, значит гадание по светилам? Не что иное, как ложь и запутанность, по которым все проис­ходит наудачу, и не только наудачу, но и безрассудно». Затем, отвечая тем, которые противопоставляют (в защиту своего учения) случающиеся каждый день не оди­наковые, но разнообразные обстоятельства, говорит: «Но ты скажешь: если светила не имеют влияния на судьбу человека, то почему тот богат, а другой беден? Не знаю. Так сначала отвечу тебе, чтобы научить тебя не все дерзостно испытывать и никак не думать, по этой причине, что все происходит случайно и без цели. Не следует тебе выдумывать то, чего нет, только потому, что ты этого не понимаешь. Хорошее неведение лучше вредного учения.

Теперь скажу, почему иной богат: одним Бог дает богатство, другим же попускает оное. Вот краткое и простое объяснение причины. Что же, ска­жет заблуждающийся, Он ли делает богатым прелю­бодея и того, который злоупотребляет своим богатством? Он не делает такового богатым, а только по­пускает ему приобретать богатство; а между тем, чтобы делать и попускать, большое и даже бесконечное разли­чие. Почему же, однако, Он попускает? Потому, что не пришло еще время суда, чтобы каждый получил по до­стоинству».

Поняли ли мы из сказанного, какого безумия, расстройства и злочестия, служит причиною звездочетское беснование? Или еще нуждаемся в доказательствах про­тив этой лжи? Но мне представляется, что тот, кто сказанным не убедился, не подчинится никаким дру­гим доказательствам, как недугующий неисцельно, и если бы кто его спросил: какая причина не дозволяет ему согласиться с истинными доказательствами, — рассуждение ли душевного разума или какая-нибудь звезда, враждебная истине, то он не мог бы сказать, что звезда: ибо все дела Божии хороши и во всяком случае, по слову блаженного Апостола, боящимся «Бога поспешествуют во благое» (Рим.8:28). Поэтому, звезда, как Божие творение, хороша, и свойства ненависти к истине в нее Создатель не вложил, ибо Он благ и Творец всего благого, а не злого.

С другой стороны, мы знаем многих из истории и теперь видим многих, которые познали лживость гаданий по звездам и научились истине. Этого бы с ними не случилось, если бы они были подчинены насилию звезд. Отсюда явствует, что человек создан самовластным и со свободным произволением, по образу Божию, и если он произвольно обратит мысль свою к Богу, то никто не может легко отвлечь его от избранного им предмета, пока опять добровольно не ослабеет, и сам на себя не навлечет осуждения в неведении добра. Мы же, будучи воспитанниками Церкви Спасителя Христа, или, что тоже, рачителями истины — ибо Бог наш, Иисус Христос, есть Свет и Премудрость и Ис­тина — услышим, что говорят блаженные пророки Исаия и Иеремия, и возненавидим всякое языческое беснование и звездозрительную ложь, и будем пребывать в пределах пророческой и апостольской истины, не прельщаясь и не окрадываясь красноречием и хитроплетенными до­казательствами мнимых еллинских мудрецов.

Их учи­тель есть диавол, который умудряет их, влагая в них тайно красивые речи и доказательные рассуждения, чтобы обмануть более легкомысленных.

Что гадание по звездам есть обман и гибельная про­пасть — это ясно доказал божественный пророк Исаия, пророчествуя против Вавилона и говоря: мудрость твоя и художество твое обмануло тебя. И опять: «да станут ныне» астрологи твои «и спасут тя звездочетцы небесе, смотрящии звезд, да возвестят ти, что имать на тя приити. Се еси яко хврастии огнем погорят, и не изимут души своея из пламене» (Ис.47:13-14).

Услышим внимательно и убоимся Бога живого — мы, христиане, ко­торые в скорбных обстоятельствах, оставляя упование на Бога, прибегаем с верою к астрологам, ища от них помощи и надеясь получить ее. Пророк говорит, что они, как хворост, огнем погорят. Вот какие хорошие воздаяния приготовлены от Бога внимающим гаданию по звездам!

К этому следует еще прибавить известное апостольское изречение, что «достоин делатель мзды своея» (1Тим. 5:18). Но мы, которые желаем изба­виться огня вечного и быть со Христом, будем дер­жаться Его святых писаний, слушаясь блаженного Иеремии, который от лица Божия говорит так: «по путем языков не учитеся, и от знамений небесных не страшитеся, яко их боятся языцы. Понеже законы языков суетни суть» (Иер. 10:2-3). И, действительно, они суетны, бездоказательны, лживы и полны всякого обмана, ибо не Богом они установлены, а душепагубными демонами. И не пророки Бога живого Духом Святым изрекли их и засвидетельствовали их благочестность и спаситель­ность, но служители лукавого (Пифийского) духа, — люди, проводившие жизнь нечистую и преданные всяким порокам: халдеи, вавилоняне, египтяне, аравитяне и финикияне, которые изначала прославились нечестием, а также и из еллинов — те, которые были последова­телями прелести Епикура и Диагора, названного безбожным за свое нечестие.

Ни Сократ, ни Платон, ни Ари­стотель, эти наиболее уважаемые и истиннолюбивейшие из числа еллинских философов, никогда не склони­лись к согласию с обманчивым гаданием по движению звезд, как это ясно видно из их сочинений. По­этому, как видится, Аристотель, уразумев, что это обман, и что понапрасну гадание это пользуется у них наименованием науки, осудил оное, признал презренным и ложным, сказав негде в своих сочинениях относительно предсказаний о будущих событиях, что это не есть окончательная истина, и что об этом нет ни видения, ни науки. Как же звездоблюстители осме­ливаются бесстыдно гадать о будущих судьбах Божиих, утверждая, что будет новое законоположение и новое время, процветающее благочестием и чистотою, и что это будет введено Зевсом и Марсом?

Если, по словам еллинского философа, о будущем нет ни науки, ни видения какого бы то ни было, ибо предведение бу­дущего есть дело одной только Божественной благодати, а не дело звездочетского бесовского учения, составляющего науку бессмысленную, во многом погрешающую и пользующуюся содействием сатаны, то не ей рассуждать о божественных предметах. Богоданные законы прекрасно и в совершенстве установлены и утверждены множество веков тому назад многими соборами прославленных богоносных святых отцов, и в эти их установления не могут быть отнюдь допущены ни исключения, ни прибавления.

А что звездочетской бесовской науке помогает сво­ими внушениями сатана, и ими она существует, — этому неопровержимый свидетель есть Августин Иппонский, который в первой главе толкований на миробытие гово­рит так: «Хотя астрологи часто дают истинные предсказания о будущем, однако это происходит не столько от небесных знамений, сколько от тайного внушения сатаны, чему иногда, незаметно для себя, подвергаются человеческие умы, и таким образом эти предсказания происходят сообща, от соглашения с диаволом». Этим ясно показал блаженный сей отец, откуда происхо­дит бесовское сие учение, и что диавол открывает последователям звездочетской науки то, что случится им когда-нибудь предсказать истинно, что бывает по внушению демонов.

Кто же из христиан, истинно, а не лицемерно верующий, согласится когда-нибудь получить знание такого сатанинского обмана и войти в собеседование с бесами? Разве только тот, кто пребывание с бесами предпочитает вечной жизни.

Слыша блаженного Августина, говорящего о звездоблюстителях, что они часто предсказывают будущее, не поколебайся по этой причине умом, и не подумай, что они уже всегда и во всем истинствуют, но помни, что этот святой отец говорит, что они большею частью приобретают сие при помощи сатаны, а не от одних небесных знамений. А этими словами блаженный сей отец ясно показал, что христианам следует отвергнуть и возненавидеть такое бесовское учение, и что не должно верить таким предсказаниям, и никак не говорить, что эта способность предсказывать, которую некоторые имеют, происходит от небесных знамений, ибо мнение, что небесные тела наперед показывают истину о будущем, есть ложь и заблуждение.

По учению блаженного Иоанна Дамаскина, будущее и ангелам неизвестно, а только что Бог им откроет и повелит предсказать, а потому и сбывается то, что они говорят. Предсказывают и бесы, предусма­тривая иногда задолго вперед имеющее случиться, иногда и угадывают; но большею частью лгут, а потому не сле­дует им верить, хотя иногда и сбываются их предска­зания. Будем остерегаться кваса фарисейского, то есть, горького и кислого бесовского учения лживых звездочетцев, ибо они, по словам блаженного Августина, большею частью находятся под влиянием бесов, а потому, если и случится им когда предсказать правду о человеческих страданиях, не будем им верить, как по­велевает нам блаженный Иоанн Дамаскин.

Устыдимся же стольких и таких, исполненных бла­годати Христа Спасителя, учителей и проповедников и не будем почитать бесовское учение более учения Церкви. Убоимся правдивого и истинного поношения, коим Апо­стол укоряет галатов, поработивших себя соблюдению правил закона, говоря им так: «но тогда убо, не ведуще Бога, служисте не по естеству сущим богом; ныне же по­знавше Бога, паче же познаны бывше от Бога, како возвращаетеся паки на немощные и худыя стихии, имже паки свыше служити хощете? Дни смотряете, и месяцы и времена и лета. Боюся о вас, еда како всуе трудихся в вас» (Гал. 4:8-11).

Кто же такие те, которые велят наблюдать за днями, ме­сяцами, временами и годами, как не злочестивые звездоблюстители, которые альманахом пугают относительно каждого дела, так что доверяющие им не смеют шага шагнуть, если предварительно не справятся в нечестивой книге — «Альманахе», в каком положении находятся планеты. Таковые оставили в пренебрежении Священное Писание, которое говорит, что все дни седьмицы устроены Создателем добрыми, и что Создатель благословил и освятил седьмой день прекращением всех дел Своих; они же, скверные, делят дни на злые и добрые, а седь­мой день в особенности признают злым, тогда как Бог освятил его и установил оный, как праздник святой и уважаемый для бывших под законом. Эти же недугующие злочестием, далеко отринув от себя всякий страх Божий, святотатски похитили его у Бога живого и приписали обманывающей их планете Кроносу (Сатурну) и считают его злым и злотворным. Также и третий день отделили Марсу, называя эти дни злыми и утверждая, что в них не следует ни начинать никаких дел, ни путешествовать, так как владеющие этими днями планеты противятся тому, чтобы дела, начатые в эти дни, приходили к доброму концу. О, какое нечестие! Какое неистовство! Те дни, которые всех Создатель Бог благословил «и освятил есть день седьмый» (Быт.2:3), скверные астро­логи злословят и оскверняют, как будто они выше Бога. И тогда как Священное Писание взывает, говоря: «и виде Бог вся, елика сотвори, и се добра зело» (Быт. 1:31), — скверные астрологи, вооружаясь против Бога, называют их злыми и пагубными, присваивая им наименование зодиаков и планет, из коих одни считают благотвор­ными, и о тех, которые рождаются под ними, утвер­ждают, что над ними сбудется все то; что свойственно этим планетам, — хотят ли они этого или не хотят. И таким образом, человека, сотворенного по естеству благим и самовластным, признают невольно порабощенным влиянию планеты, под которою родился, хотя бы он этого и не желал.

Кто это узаконил? Или кто из свидетельствованных Богом святых мужей преподал это? Или, лучше сказать, кто из святых не осуждает этого? Почему третий день злополучен? Чем можете вы это доказать? Каким священным писанием? В особен­ности же, каким образом созданное после может владеть тем, что было прежде? Не в четвертый ли день созданы великие светила и остальные звезды? Как же созданная в следующий день обманчивая и льстивая планета Марс сделала злотворным третий день, ко­торый Создателем был сотворен благим и благотворным? И не только в этом обличаются они, как нечествующие, но и в том, что неложный Господь обещал блаженному Ною, то есть, что более потопа в мире во веки не будет, сказав ему так: «и поставлю завет Мой с вами: и не умрет всяка плоть ктому от воды потопныя, и ктому не будет потоп водный, еже истлити всю землю» (Быт. 9:11).

И несколько далее вторично говорит всещедрый Господь: «и не будет ктому вода в потоп, яко потребити всяку плоть» (Быт. 9:15). И тогда как Созда­тель всех дает праведнику такие многократные удостоверения, — эти, как бы знающие нечто лучше Бога, в сво­ей лживейшей книге «Альманах», дерзостно поместили положительное слово, говоря, что будет по всей вселен­ной страшный потоп, который погубит всякую вообще плоть, какого не было от сложения мира. В этом слове, как бы посмеиваясь над нами, они безбожнейшим образом велеречат, говоря: воздвигните главы ваши, о люди христиане, и уразумейте. Говоря же так они ясно исповедуют о себе, что они — не христиане, как пишущие и говорящие вопреки Священного Писания.

Спра­ведливо и благовременно сказал им некто: «Как не стыдитесь вы так открыто и нагло противоречить боговдохновенному писанию? Если вы христиане и хвалитесь христианством, зачем примешиваете к нему то, что не имеет с ним ничего общего, мудрствуя по еллински? Если же вы предпочитаете христианскому учению вавилонское беснование, то зачем вы напрасно называ­етесь христианами? До каких пор будете прикрывать волка овечьей шкурой?»

Оставьте же, хотя поздно когда-нибудь, упрямство и научитесь истине, если и не от других, то, по край­ней мере от блаженнейшего Сильвестра, папы Римского, который, подобно светилу, всю вселенную облистал сиянием своих словес.

Этот блаженный, как повествует написанная о нем книга, был в совершенстве украшен всякою мудростью и еллинскою, и римскою; когда же сподобился «одежды нетления» и был напоен «нелестным словесным млеком» (1Пет.2:2), то, уразумев преобладав­шую тогда в мире по всей вселенной прелесть звездочетцев, которые и дни седьмицы прозвали именами пла­нет, как и до сих пор привыкли называть латиняне, возненавидев эту прелесть и, руководствуясь апостольским и архиерейским рассуждением, переименовал дни по числу их, дав им название более благо­честивое.

И первый день, в который совершилось всемирное воскресение Спасителя, назвал днем Господним, следующий за ним (понедельник) назвал вторым, посвятив его блаженным бесплотным силам, которые суть вторые светы после Первого Безначального и Непостижимого Света; следующей за тем, который у нас называется (вторник), посвящен святому Иоанну Пред­тече. Следующий за сим день (среда) назвал четвер­тым, посвятив его Животворящему Кресту и Божией Матери. А который следует за ним (четверток) наз­вал пятым, посвятив святым апостолам; следую­щий за ним (пятницу) назвал «параскеви», то есть приготовление, который по числу есть шестой от недели, посвятив его Животворящему Кресту и Богоматери. А следующий за ним седьмой, который у евреев назы­вается суббота, то есть покой, оставил с этим наименованием и посвятил его всем вообще святым мученикам, так как их подвигами и святою кровью Святая Церковь Христа Спасителя освобождена от гоне­ний и прекратились бесчисленные ее труды и печали.

И это не напрасно изобрел блаженный, но желая искоре­нить из ума верных наблюдение за планетами, что благодатью Христовою и молитвами святых Его, и со­вершилось в восточных церквах и до сих пор со­храняется всеми благочестивыми. По этой причине уста­новлено святыми отцами для верующих каждый день седьмицы на вечерни воспевать приятно и равномерно составленные песни и пения во славу Божию и в по­хвалу тех святых, которые случаются на каждый день, и которые, будучи воспеваемы, освящают умы верных, отгоняя от них всякую бесовскую и языческую лесть и вливая в них немалое духовное наслаждение; об Аполлоне же и Артемиде, Меркурие и Марсе, о Юпи­тере, Венере и Сатурне воспоминания нет у них и следа. Все это они отвергли, предоставив сие еллинам и египтянам, повинуясь изречению Святого Духа, пове­левающего: «яко да не возглаголют уста моя дел человеческих, за словеса устен Твоих аз сохраних пути же­стоки» (Пс. 16:4). И опять: «не помяну же имен их устнама моими. Господь часть достояния моего и чаши моея» (Пс. 15:4-5). Какие же это жестокие пути (от которых сохранил себя пророк), как не злочестивые учения и предания богоборных звездоблюстителей, а в особен­ности наблюдения злочестивейшего «Альманаха» касательно дней и часов и мгновений, которыми он, как бы пу­тями какими, ведет к погибельной пропасти послушающих его и делает это не только мысленно, но и чув­ственно.

То, что я хочу здесь рассказать слушателям, я видел своими глазами, а не от другого кого слышал, и расскажу как пред Богом, из любви к истине.

В Италии есть город славный и многонародный, кото­рый и назывался Медиолан, изобилующий бесчисленными благами, потребными в жизни, а в особенности муд­рыми и благородными людьми; в нем также процветают страннолюбие и доброта; находится он в стране, называемой Ломбардия. В этом городе был прави­тель, по латыни дукс, именем Людовик, по прозванию Моро, власть которого уничтожил знаменитый король западных французов Людовик XII. Ибо означенный дукс Людовик к прочим своим бесчисленным злодеяниям, мучительствам и ухищрениям, приобрел себе некоторого гадателя по звездному течению маги­стра, именем Амвросия Розада, который считался первым между тогдашними астрологами. Этот ока­янный, своими злодеяниями и лестью вскоре так возобладал дуксом, что тот стал верить, что он вскоре сделается обладателем всей Италии, в чем уверил его Амвросий звездным гаданием. Поэтому он причинил тогда венецианцам бесчисленное множе­ство зол, восставив против них нечестивого султана турецкого Баязета, который, придя из Константинополя с сильнейшим войском, покорил себе войной некоторые области и города елладские, Модон и Корон, принадлежавшее дотоле венецианцам. И множество дру­гих бесчисленных зол причинил Италии этот дукс Людовик, который так вполне подчинился Амвросиевым колдовствам, что заказал живописцам изобра­зить себя красками на досках и на стенах спящим на левой руке, а дланию правой руки объемлющим весь мир, чем обозначалась его всеобъемлющая власть. Даже, когда нужно было садиться на коня, и если случится тут Амвросий и скажет ему, что этот час не благополучен, то он вынимал ногу из стремени, а потом немного спустя тот по астрологии дозволял ему ехать.

Говорили даже, что Амвросий изготовил ему часть земли, в которую посредством волшебного искусства заключил какого-то лживого духа, от которого дукс наперед получал извещения о будущем. Прельстившись таким образом, окаянный тот дукс превознесся умом, все дела Италии привел в смятение, сде­лался причиною бесчисленных кровопролитий и наконец оказался, как говорит известная притча, взвалившим камень на самого себя, или как говорит бо­жественное писание, «падут во мрежу свою грешницы» (Пс. 140:10). Ибо король французский прислал против него войско, и все, что было под его властью, быстро покорил себе.

Дерзкий же сей, который мечтал о своем единоличном владычестве и живописными изображениями объял весь мир, теперь, будучи одержим страхом и трепетом, с великим стыдом бежал в Германию к императору Максимилиану. Затем, спустя некоторое время он возвратился с войском, намере­ваясь возвратить себе власть и отвоевать некоторые го­рода, при чем явил такую доблесть: воюя против не­которого города, называемого Наварра, он был ночью на­стигнут французами, которые взяли его живым в плен и пленили все его войско. И тот, который мечтал быть единовластителем всей вселенной — увы! — был немедленно схвачен, отправлен во Францию и заключен там в некоторую крепкую башню, где позорно и скончался.

Такова была кончина этого приверженца звездочетского обмана; таких благ удостоился он получить от гадания по звездам: доблесть погубил, начальства и жи­вота лишился. Ничего этого с ним не случилось бы, если бы послушался праведной Анны, которая говорит: «Господь убожит и богатит, смиряет и высит. Восставляет от земли убога, и от гноища возвышает нища, по­садити его с могущими людей» (1 Цар.2:7-8), а не сочетание и сближение планет и зодиака и тому подобное, о чем пустословят скверные гадатели по звездам. Безумие их и лживость ничтожной их хитрости всякий может понять из того, что каждый из них, а их очень много, описывает на каждый год свои длинные рассуждения, которые и предлагает для распродажи на рынках, где все об одном и том же пишут, и нельзя найти ни одного из этих рассуждений, чтобы оно было согласно с другим. Ибо каждый, понимая по-своему влияние той или другой звезды, различно описывает ее.

Этого с ними не случилось бы, если бы звездочетская наука была истинна. А как основание у них не верное и не твердое, то и все происходящее отсюда — ложно.

Будучи лживы и нечестивы, как и выше сказано, звездочетские обманы хитро украшены, при содействии бесовском, разными словами на погибель душ. Поста­раемся же всеми силами отступить от них ради щедрот Христовых и, возложив упование на Бога, от Него единого будем всегда надеяться получения благ и в этой жизни и в будущей, усердно исполняя спаситель­ные Его заповеди. Если будем их исполнять искренно, а не лицемерно, то все будет нам благопоспешно и все будет устрояться на пользу божественным Промыслом. Ибо блаженный Давид говорит, что Бог «близ всем призывающим Его во истине» (Пс. 144:18). Для того он и прибавил тут слова: «во истине», чтобы показать, что это относится к тем, которые и словом и делом исполняют Его заповеди; это самое и Спаситель в святом Евангелии сказал преступающим Его заповеди иудеям: «что Мя зовете, Господи, Господи, и не творите, яже глаголю» (Лук. 6:46).

Когда заповеди Божии исполня­ются нами самым делом, тогда всякая благодать схо­дить к нам с неба «от Отца светов» (Иак.1:17), как написано; когда же они нарушаются, то немедленно посылается наказание от заповедавшего Владыки, а не от зодиаков, и планет, ибо они бездушны и глухи и не имеют никакой силы над образом Божиим, то есть над нашим самовластием, коим мы почтены были сначала. Достоверный свидетель сему — святой Иоанн Дамаскин, который говорит так: «Еллины приписывают управ­ление всеми нашими делами восхождениям и захождениям солнца, луны и звезд и их сочетаниям; мы же утверждаем, что чрез них бывают признаки дождя и бездождия, теплоты и холода, сырости и засухи, действия ветров и тому подобное; наших же дел — нис­колько; ибо мы, будучи сотворены Создателем самовла­стными, сами имеем власть относительно своих деяний. Если бы это зависело от течения звезд, то мы оказа­лись бы поступающими по принуждению в том, что делаем. А что бывает по принуждению, то не признается ни добродетелью, ни преступлением.

Если же мы не имеем ни добродетели, ни пороков, то не заслуживаем ни похвал, ни наград, ни порицаний и наказа­ний. Но и Бог окажется несправедливым, подавая одним блага, а другим посылая скорби; также окажется, что Бог не имеет никакого промышления о Своих тварях, так как все совершается по необходимости; но и самое понятие о добродетели и пороке для нас совер­шенно излишне. Если нет никакого деяния, угодного Богу, то преподаваемые рассуждения о сем излишки, ибо ра­зумность дана нам для рассуждения; поэтому всякое разумное существо по необходимости должно быть и са­мовластно». Может быть кто-нибудь скажет: неужели и войны не зависят от знамений небесных тел? (На это ответим)

Разве не верно сказали мы в самом начале этого нашего слова, что из всего вращающегося на небе, будут ли то планеты, или зодиаки, ничто не служит причиною того, что находится или не находится в нашей власти, ибо дела наши управляются мановением Владыки и Его праведными мерилами, которые из­вестны Ему единому; вращающиеся же на небе планеты все — бездушны и глухи и ничему причиною не служат, ни злому, ни доброму, а только служат указанием того, что совершается помимо нашей воли в твари, по мановению Со­держащего все и всем управляющего, как то: дождей и бездождия, тепла и холода, и подобных сему случайных явлений. Окаянные же звездогадатели, не поняв, какое различие находится между причинами тех и других знамений, но коварно приняв установленные Создате­лем на пользу знамения на небе, и как бы воодушевив и обоготворив их, признали их владыками и правителями всех наших деяний и рассуждений — добрых и злых, также — славы и бесславия и подобного сему. Что же может быть нечестивее сего? Ибо кто так понимает, тот по необходимости отвергает, что все это состоит и управляется Богом Создателем, и вводит случай или какую-то Имармению (судьбу), которую неправильно и неразумно допускают в управлении еллины.

Если звезды принудительно влекут человеческое есте­ство к похвальным или непохвальным деяниям, то уже не имеет места вера, что Бог бдит над всем и всем управляет, и что будет испытание и достойное воздаяние по делам. Даже окажется, что Бог есть при­чина зол, тогда как Он — высочайшая Благость и Прав­да. Какой же истинный христианин, если он только не лицемерно содержит веру, дозволит себе допустить это?

Поэтому, умоляю всякого верующего не прельщаться легкомысленно такими нечестиями, даже если бы учащие сему казались некоторыми великими в православии и отличаются мудростью; ибо враг наш диавол, зная до­стоверно, что спасение наше зависит от истинной веры и надежды на Бога, постоянно всяким способом ухи­щряется отвлечь нас от этой веры и надежды, предлагая всем нам обманчивые предсказания по­следователей лживого звездочетского учения, которых большею частью он поощряет и научает этому делу, стараясь обмануть нас, как научили нас сему святой Августин и божественный Златоуст. Знает он, вселукавый, что посредством обмана предсказаний он легко может отвлечь нас от Бога к себе, заставив верить, что звезды владеют нашими действиями и суждениями; когда же будет принята эта вера, то нисколько уже не будем, или очень мало будем заботиться о своих согрешениях, извиняясь неизбежностью влияния звезд. При нашествии же печальных обстоятельств, обвиняем в этом Бога, как создателя зла.

Поступая так, мы по необходимости должны будем лишиться заступления от Бога, и тогда уже врагу удобно будет овладеть нами и свести нас на дно ада. Сетей его да избавит нас Господь наш Иисус Христос, Спаситель и Бог истинный, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение с Отцом и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков.

Аминь.

Преподобный Максим Грек
   

Опубликовано: пн, 03/07/2017 - 23:42

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 0
За последние 7 дней: 0
За последние 30 дней: 7
Всего просмотров: 536

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle