Почему бы Богу не убить дьявола?

Содержимое

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов рассказывает наш постоянный автор Сергей Худиев в проекте “Диалог с атеистами: православные аргументы”. Смотрите очередной прямой эфир на странице «Фомы» в Facebook по вторникам в 20.00, во время которого вы сможете задать свои вопросы.

Часто в результате своего греха человек причиняет страдания окружающим, которые не виноваты в его выборе. Не следовало бы предотвратить хотя бы эти последствия? Почему Бог позволяет страдания невинных?

Бог создал мир как гармоничное единство, люди призваны к общению между собой, с Богом и с ангелами. Мы, люди, по своей природе, существуем в различных отношениях друг с другом — и это Божий замысел. Мы можем любовью служить друг другу, и даже в этом падшем мире так бывает — гении искусства или науки делятся своими открытиями и творениями с другими, мудрые люди помогают другим стать мудрее, мы постоянно соприкасаемся с теми или иными проявлениями доброты и служения со стороны других — хлеборобы растят для нас хлеб, пекари его выпекают, водители развозят его по магазинам, дворники поддерживают чистоту и т.д.

Но грех тоже может использовать эту взаимосвязанность — злые люди могут распространять ложные и пагубные идеи, мошенники — обманывать, убийцы — убивать, и вообще люди могут проявлять несправедливость по отношению друг ко другу. В мире, где свободные существа призваны проявлять любовь и заботу в отношении своего ближнего и возрастать в мудрости, они могут отказаться от любви и мудрости и поступать по ненависти и соперничеству.

Можно ли пресечь эту несправедливость? В конце концов Бог это и сделает, и для этого надо будет как-то изолировать тех, кто творит зло, изъять их из мира — «отделить злых от среды праведных», как говорит Писание. Мы называем это событие Страшным Судом, и мы называем место этой изоляции адом.

Бог мог бы совершить Суд в эту самую минуту, но тогда все, кто не отозвался на Его призыв к покаянию и вере, останутся снаружи. Бог терпит злых — даже когда они причиняют зло невинным — потому что ожидает их покаяния.

 

Но каким образом мы можем быть виновны в Падении — событии, которое произошло задолго до нас и без нашего участия?

Падение — это не только событие, которое имело место когда-то в прошлом. Рассказ в третьей главе книги Бытия описывает и наш опыт тоже — и мы сами слушаем змея, а не Бога, а согрешив, перекладываем ответственность на других, как Адам на Еву (и косвенно на Бога), а Ева — на змея. Мы являемся не только наследниками, но и активными участниками Падения.

 

Почему Бог не может или не хочет изменить человека сразу, как только он попросит — например, от дурных привычек бывает очень трудно избавиться?

Потому что человека невозможно переделать моментально, не разрушив. Это бы означало, что Бог уничтожил человека, и на его место просто создал кого-то другого. Просьба «Господи, сделай меня добродетельным, но так, чтобы я не принимал в этом участия» — это просьба «Господи, сделай меня не мной».

Исправление наклонностей, характера, привычек, предпочтений — это долгий процесс духовного и нравственного роста, в котором невозможно обойтись без воли самого человека.

Это процесс, который совершает благодать Божия, но совершает изнутри, через волю самого человека. Например, моя лень или гневливость — это мои черты, часть меня, это то, что могу изменить только я, приняв для этого помощь Божию.

 

Христиане говорят, что за злом мира стоит дьявол, который «борется с Богом». Но как он мог бы бороться со всемогущим Богом? Почему Бог не покончит с дьяволом, в таком случае?

Действительно, за злом мира стоит первомятежник — могущественный дух, восставший против Бога на заре мироздания и увлекший за собой множество других духов, которых мы называем «бесами». Слово «сатана» значит «противник»,  а дьявол (греч. «диаболос») — клеветник. Уже в третьей главе книги Бытия он появляется в образе змея, подстрекая прародителей нарушить заповедь Божию. Люди грешат по своей воле, но диавол выступает в качестве обманщика, клеветника и подстрекателя. Например, «диавол… вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать [Иисуса]» (Ин 13:2) или Анании — солгать Духу Святому (Деян 5:3), именно сатана «обольщает» то есть обманывает народы (Откр 13:4), именно он стоит за гонениями на Церковь и богоборческими идеологиями, он действует в мире через совращенных и обманутых им людей.

Сатана не подает визитной карточки, и его внушения достигают нас в виде приходящих нам мыслей (в аскетической традиции такие мысли называются прилогами) или через других людей.

Однако каждый человек сам несет ответственность за свой выбор: он может слушать или не слушать подстрекательств сатаны, он сам решает — охотно увлечься грехом или противиться ему.

Диавол никоим образом не является неким «противобогом», он всего лишь творение, и ему на небесах соответствует не Бог, а архангел Михаил. Диавол существует только потому, что Бог позволяет ему существовать.

Вопрос «почему Бог не убить дьявол, чтобы не было зло», который в знаменитом романе Пятница ставит Робинзону, имеет сразу несколько ответов.

Во-первых, дьявол это не столько личность, сколько должность — если уничтожить данного духа, его место внизу адской иерархии тут же займет кто-то из его товарищей по падению. Истребить же всех падших существ, которые когда-либо воспротивились Богу, значило бы искоренить из мироздания свободную волю как таковую.

Во-вторых, это не было бы победой. Победа, к которой Бог желает привести людей — это победа через добровольный разрыв с сатаной и воссоединение с Богом. Если, например, ребенок связался с плохой компанией, обеспокоенный отец может ее перестрелять, но вернет ли он этим любовь и доверие ребенка? Скорее всего, нет. Свобода человека означает, что он сам решает, с кем водить компанию, даже если эта компания очень плохая. Бог борется с сатаной не за ресурсы или территории — это было бы бессмысленно, сатана всего лишь творение — а за души людей. Простое насилие — взять и прихлопнуть сатану — тут неэффективно.

В-третьих, мы можем обратиться к еще одному образу конфликта между Богом и сатаной, который мы находим в Писании — образу судебного процесса. Бог побеждает, утверждая правду, а не силу.

Людям оказана честь быть активными участниками космической битвы между силами добра и зла — и эта битва разворачивается, прежде всего, в их душах.

Как говорит книга Откровения, «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь. Они победили его кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти» (Откр 12:9—11).

Мы видим здесь не победу, одержанную насилием, а победу, одержанную кровью (то есть жертвенной смертью) Иисуса Христа и верным, до смерти, свидетельством мучеников об истине.

Как сказал один подвижник, мы можем прославлять Бога через хорошие вещи, когда принимаем их с благодарением, и через плохие, когда мы их решительно отвергаем.

Возможность сказать «нет» пострекательствам сатаны — это возможность духовного исправления и роста. Мы как бы оказываемся в ситуации эдемского сада, когда змей подстрекает нас нарушить заповедь, и говорим ему «нет».

Сергей Худиев

ФОМА

Опубликовано: чт, 07/09/2017 - 15:50

Статистика просмотров

За последний час: : 1
За последние 24 часа: 3
За последние 7 дней: 34
За последние 30 дней: 870
Всего просмотров: 870

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle