Пиратская копия Рождества

Содержимое

Предновогодние размышления.

Одним из аргументов в пользу бытия Бога является сам факт, что человечество вообще озабочено этим вопросом. Если представление о существовании Бога – это неизвестно кем созданная фикция, то непонятно, как сама идея о том, чего нет, могла проникнуть в головы всех без исключения народностей во все времена на всех континентах. Ф. М. Достоевский по этому поводу писал так: «Если убеждение в бессмертии так необходимо для бытия человеческого, то, стало быть, оно и есть нормальное состояние человечества, а коли так, то и самое бессмертие души человеческой существует несомненно». Значит человек испытывает врожденную потребность в существовании Бога и поклонении Ему. Кроме того, наличествует и интуитивное представление о формах этого поклонения. Так, если окинуть взглядом все религии, то культ всегда сопряжен с определенными молитвенными и медитативными практиками, обязательно присутствуют приношение, сакральные дни, ритуалы.

Для поколений людей, которым официально отказали в праве на Бога, таким сакральным днем стал Новый год. Это, пожалуй, самый любимый из праздников на всем постсоветском пространстве. В католических и протестантских странах он отмечается очень скромно, без шумных гуляний и застолий. Там весь акцент на Рождестве (хоть это все больше уходит в область культурной традиции, нежели веры). Так было и у нас до революции, но потом Бога «не стало» и, как бы сейчас сказали, началась масштабная PR-акция Нового года. Праздник успешно удалось раскрутить: Вифлеемская звезда на елочной верхушке была заменена на красную пролетарскую, а рождественское ночное богослужение уступило место застольному бдению с шампанским под бой курантов.

В нашем праздновании Нового года присутствуют определенные элементы культа, что позволяет его в какой-то степени отнести к религиозной сфере. Те атрибуты, без которых и праздник не праздник. Например, обязательно должны быть елка, салют, шампанское, речь главы государства. Встречу Нового года под финальный отсчет главных часов страны предваряют проводы старого года. Загадать и выпить первый бокал нужно успеть до того, как отобьют часы. Это всё помогает создать атмосферу праздника, вызвать правильные ассоциации и погрузиться в приятные эмоциональные переживания. Собственно, как правило, на приготовлениях к этому празднику радость и заканчивается. Зазвенели бокалы, прозвучали поздравления и пожелания всего самого лучшего в наступившем году и... в общем-то всё. Ну, может, ещё сходим на полчасика фейерверк запустить. А дальше – начинаем снова есть и смотреть телевизор. Даже грустно становится, как люди друг другу накануне твердили, что встречать Новый год очень важно: ведь как его встретишь, так и проведешь. Получается – опять весь год все мысли будут о еде и в телевизоре. Как говорится, начали за здравие, а кончили за упокой. Ведь посыл-то в празднике все-таки не так плох.

Почему же многим так дорог этот праздник?

Только у нас он носит такой сказочный и детский подтекст. Это не о смене календарной даты, она только повод. На самом деле это мечты о том, что теперь все будет по-другому. Какой главный застольный тост? «С Новым годом, с новым счастьем!» Не встречала ни одного человека, который бы не хотел в своей жизни изменений к лучшему. Все всегда чем-то недовольны. И, как правило, глубоко несчастны, хотя даже самим себе не готовы в этом признаться. На Новый же год как будто оживает сказка и уставший от жизни, забегавшийся человек просто хочет, чтобы все наконец-то было хорошо, чтобы все стало по-другому, по-новому. Не так, как раньше, не так, как всегда. Но для этого недостаточно приготовить оливье и украсить елку. К сожалению, большинство из наших сограждан не знает, что можно по-другому.

А еще Новый год – это про детство. Одна моя приятельница поделилась, что после рождения ребенка у них в семье праздник этот возродился, как птица Феникс из пепла. Теперь они как малые дети вместе с дочкой переживают все его волшебство. Придумывают способы незаметно подложить под елку подарок, ищут среди друзей лучшего кандидата на роль Деда Мороза. В общем, в каком-то смысле сами становятся детьми. Ассоциативно все атрибуты Нового года нас отсылают так или иначе к детским воспоминаниям. А нам, если честно, очень хочется в сказку, в другую реальность, так как даже интуитивно мы понимаем, что эта жизнь – это что-то не то. Должно быть по-другому, не так, как сейчас, а лучше. И совсем по-другому лучше, по волшебному. Что это, как не неосознанная жажда Царствия Небесного?

Мы хотим по-другому, по-новому, но, к сожалению, не умеем. Вот и делают наши земляки в надежде на лучшее то, что действительно хорошо умеют, а умеем мы все хорошо, наверное, только поесть да выпить. Ради праздника делается это максимально качественно, насколько каждому позволяют возможности и кошелек. Снова бронируются столики в ресторанах и ночных клубах, готовятся тазики салатов и покупается куча никому не нужных подарков-сувениров на один раз. Новый год наступает, а нового счастья как не было, так и нет. Потому что при правильном посыле инструментарий все-таки не тот.

А всего через неделю во всех православных храмах страны будут отмечать Рождество. Событие, после которого действительно все стало совсем по-другому. «Се, творю все новое» (Откр. 21:5). И мы, православные христиане, будем стоять там, как пастухи две тысячи лет назад, и по большому счету понимать мы будем только то, что происходит что-то крайне важное, и станем тихо по-детски радоваться до конца непонятному нам событию. Эта радость не похожа на пасхальную. Она более тихая и деликатная, она больше о надежде, а не о уже состоявшемся торжестве победы над смертью. Мы уже точно знаем, что теперь все будет по-другому, что пришел Тот, Кого так долго ждали, что теперь все будет хорошо. Это как затяжная болезнь с лихорадкой. Температура спала, абсцесс прошел, восстанавливаться еще долго, но это уже не страшно. Тяжело, но не страшно.

Так, может быть, нецерковные люди тоже чувствуют именно эту надежду и эту радость? Рождество сместили на Новый год, запретили говорить о Христе, но само настроение, передаваемое веками, в нем сохранилось. Ощущение Того чудесного и неземного, ради Которого хочется жить. Так что, может, и не стоит ломать копий о праве Деда Мороза на существование или допустимости православному христианину отмечать с родственниками Новый год. Мы спорим о формальностях, которые исторически сложились и действительно носили антихристианский характер, но сейчас мало кто о них знает. Наседая на Новый год, мы рискуем обидеть человека, ведь для него это, как мне кажется, область религиозная. Это его маленькое соприкосновение с Богом. В меру его сил. Пусть урезанное и ограниченное до предела, но тем не менее. Когда мы пытаемся отобрать у неверующих людей Новый год, то рискуем оставить их ни с чем. Бога они еще не познали, так, может, пусть у них останется хоть эта встреча с чудом и детским незапятнанным добром?

Екатерина Выхованец

Теги

Опубликовано: пт, 29/12/2017 - 23:57

Статистика просмотров

За последний час: : 0
За последние 24 часа: 1
За последние 7 дней: 8
За последние 30 дней: 674
Всего просмотров: 674

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle